Новости

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

А потом мама превратилась в волчицу...

29.11.2010
Мать, ставшую угрозой для жизни малыша, ждет суд.

33-летняя женщина едва не совершила что-то страшное со своим семимесячным сыном, но вмешались участливые прохожие.

Страшная история произошла на окраине Чебаркуля.

Девушки прогуливались вечером неподалеку от своего учебного заведения. Вдруг их внимание привлекли странные звуки. Подруги пошли в их сторону и увидели сидящую на земле женщину с младенцем на руках.

Мать была в невменяемом состоянии, теребила легко не по погоде одетого ребенка. На вопрос, что случилось и предложение помочь, закричала: «Уйдите, дьяволы!» Женщина мотала ребенка в разные стороны, положила его на сырую землю, сама упала. Испугавшись, что мать задавит малыша телом, девчата попытались отобрать ребенка. Прибегли к хитрости:

- Какой хороший ребенок, можно подержать?

Мать отдала, потом завыла по-волчьи. Вся ситуация напоминала сцену из фильма ужасов. Поняв, что одним не справиться, девчата вызвали на подмогу приятелей и милицию. Ребенка определили в детское отделение центральной районной больницы. На его лице были синяк, царапины и остатки грязи с листвой.

Мамаша пришла за сыном на следующий день. Рыдая, повторила «сказку», рассказанную мужу: мол, пока была в магазине, ребенка украли вместе с коляской. Медики не поверили - от мамаши разило перегаром. Отдать ребенка согласились только отцу.

По словам начальника отдела опеки и попечительства управления соцзащиты Анны Ватолиной, женщина не числилась у них на учете. Однако за две недели до ЧП ее первый муж, воспитывавший двух дочерей, обращался с просьбой лишить «бывшую» материнских прав. Но тогда не было для этого законных оснований: мать, даже будучи в декретном отпуске, платила дочерям алименты, посещала их, нормально общалась.

- Женщина работала в одной из больниц города, - рассказывает Анна Петровна. - Не привлекалась, не была замечена в жестоком обращении с детьми, не страдает психическими заболеваниями. Возможно, мы просто ее не знаем, так как она приехала из Чебаркульского района. Мы неоднократно обследовали домашние условия: тепло, чисто, еда детская есть, одежда для ребенка хорошая, детская кроватка и постель чистые. Что произошло, чего наглоталась женщина, чтобы так помутился рассудок, непонятно. Я впервые с таким встречаюсь. Вряд ли в данном случае можно вести разговор о так называемом послеродовом синдроме: за матерью и новорожденным регулярно наблюдали медики, она посещала педиатра, ребенку ставили прививки, замечаний не было.

На заседании комиссии по делам несовершеннолетних при администрации очевидцы в ярких красках нарисовали картину произошедшего. Там же решалась дальнейшая судьба женщины и ребенка, но ни мать, ни отец на заседание не явились. Органы опеки вышли в суд с иском об ограничении родительских прав женщины. Это означает, что ребенок на полгода должен быть передан отцу: ответственность за его здоровье и жизнь должна лежать на нем. Мать же не имеет права заниматься сыном.

Это по закону. В жизни все не так просто: как можно, проживая под одной крышей, не заниматься семимесячным сыном, если отец работает? Но лишать ребенка матери никто не хочет. Наказание, на котором настаивают соцработники, скорее моральное - может, женщина одумается. Говорят, она и сейчас испытывает чувство стыда.

Комментарии
Комментариев пока нет