Новости

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Мультипликация как способ воплотить образы из книг

30.11.2013
Мы продолжаем публиковать интервью в рамках проекта «Будущее книги». Сегодня наша героиня – Екатерина Конакова. В прошлом – журналист и преподаватель в ЮУрГУ, сейчас – человек, полностью посвятивший свое время созданию и развитию челябинской студии детской мультипликации «ВидимоНевидимо».

Мы продолжаем публиковать интервью в рамках проекта «Будущее книги». Сегодня наша героиня – Екатерина Конакова. В прошлом – журналист и преподаватель в ЮУрГУ, сейчас – человек, полностью посвятивший свое время созданию и развитию челябинской студии детской мультипликации «ВидимоНевидимо».

Екатерина, как появилась идея создания студии мультипликации?

Я работала журналистом, находила себя в этом, была редактором журнала LюMON, делала авторский проект «Иное кино» на 31 канале. В его рамках мы собирали людей, объединяли их в небольшие группы, рассказывали им, как делается кино, помогали снимать свои короткометражки. В это же время заметила, что мои дети рисовали дома не совсем обычные рисунки: история занимала у них не весь лист, а состояла из нескольких частей со стрелками-пояснениями, что в каком порядке происходит. Я им как-то сказала «У вас прямо мультики получаются!» Они загорелись этой идеей и сами захотели снимать мультфильмы.

Удалось воплотить мечту детей? Были задумки, как это сделать?

Я понятия не имела, как это делается. Начала искать детские студии в Челябинске – и не нашла. Оказалось, что в Москве и Новосибирске есть студии, где детей учат снимать мультики. Разумеется, это не профессиональное кино, не «оскароносные» сюжеты, но самое главное, что они придуманы и сняты детьми. Я захотела узнать, как это делается. Поскольку была знакома с тем, как готовить телевизионный продукт, поняла, что в мультипликации многое перекликается с режиссурой, драматургией кино.

Потом я встретила девушку, которой мультипликация была интересна, и она даже успела себя в ней попробовать. Мы некоторое время поработали вдвоем, потом начали учить других педагогов-мультипликаторов, затем к нам присоединился режиссер Вячеслав Алексеенко, который теперь постоянно с нами работает. Сначала рисовали мультики в технике перекладывания – этот способ очень легкий для детей. Это, по большому счету, классика – так снимался «Ежик в тумане». Но это высший пилотаж, а у детей все намного проще.

Мои дети тоже пробовали снимать, но через год у них появились другие интересы, а студия осталась. Основная идея студии – воплощение фантазий. Отсюда и название «ВидимоНевидимо» –

Родители были готовы отдать своих детей в новую студию?

Мы столкнулись с тем, что родителям иногда даже не важна была история в мультике, а нам хотелось более серьезно и глубоко работать с детьми, чтобы они осваивали технику и могли придумывать сюжеты. Это очень увлекательный процесс, но он требует времени. Поэтому некоторые приходят к нам на месяц, а некоторые остаются подольше. Им мы предлагаем делать пластилиновые мультфильмы. Там приходится балансировать между фантазией «я хочу, чтоб так было» и «вот как на самом деле это может быть». Есть у нас и песочная анимация.

У каждой детали, которую ребенок нарисовал, своя история. У него каждая деталь оживает. Особенно если ему 5-6 лет, когда еще моторика не очень сформирована, а фантазия просто бурлит.

Среди множества направлений работы студии у вас есть самое любимое? С ребятами какого возраста приятнее работать?

Не могу сказать, что у меня есть что-то особенно любимое. У тех, кто постарше, получаются интересные сюжеты. У тех, кто помладше, все по-детски наивно получается, но они настолько искренние... Пока рисуют, обсуждают все подряд: кто такой бог? Почему трава зеленая? Они не могут рисовать молча и просто следить, чтобы фломастер не вышел за линию. Нет, им нужно говорить. И важно, чтобы их слушали.

У вас «Вконтакте» среди любимых цитат есть слова Высоцкого: «Я ценю в человеке – и в себе, в частности, – творца больше, чем исполнителя». Это про вас?

Я считаю, в работе всегда очень важно сочетание тех и других. Исполнители тоже нужны. Эта фраза про меня, да. Хотя я не считаю, что это большой плюс. Очень часто тому, кто является творцом, не всегда хватает какой-то энергии, сил, терпения, дисциплинированности, чтобы довести идею до конца. Идей много, и они начинают расплываться в разные стороны.

Мультипликация и чтение – вещи противоположные?

Противоположности точно нет. Когда мы читаем, мы ведь тоже фантазируем. Мы с вами можем прочитать одну и ту же книжку, а если начнем рисовать ее героев, нарисуем совсем по-разному.

Когда дети приходят к нам, мы не сразу просим их снимать истории, а начинаем с простых упражнений. Потому что если сразу сказать «давайте снимем сюжет», они придумают Черепашек Ниндзя, Рапунцель, Винкс. То есть будут транслировать сюжеты, которые им уже знакомы, комфортны. А нам важно, чтобы они придумывали что-то свое, а не брали готовое из масс-медиа. Мы стараемся предложить ребенку что-то другое: «Да, это классно, твой робот победит трансформера, но давай это будет другой герой». Когда ребята погружаются в творческий процесс, им проще придумывать что-то свое.

Более того, книжка же напитывает нас историями, сюжетами. Как правило, книга увлекательнее видео, которых сейчас очень много. Современная анимация стала коммерческой и использует те схемы, которые наверняка понравятся детям.

В студии вы что-то читаете детям?

Мы неоднократно проводили «Дни чтения». Например, брали книжку «Полтора жирафа», читали ее вместе, выполняли задания. Учили детей рисовать жирафов с разными эмоциями и придумывали нарисованным героям имена и истории. Потом сняли мультик по этой книжке. А в позапрошлом году нам повезло: в Челябинск приехал директор московского Института Книги Александр Гаврилов. Именно он читал нашим ребятам книжку «Горилла, которая хотела повзрослеть». Ее прислали из издательства «Розовый жираф» в рамках Международного дня чтения.

Для съемки детского мультфильма важна литературная основа?

Да. Например, на сказке проще объяснить ребенку драматургию. Малыши знают, что каждая история начинается со слов «жили-были», «когда-то в давние времена» или « в тридевятом царстве», а если нужно сделать переход от одного события к другому, используется словосочетание «как вдруг» или что-то в этом духе. Ребята используют эти слова, а ведь это все из сказок, из книг.

Есть мнение, что любовь к чтению закладывается на генном уровне. Если читали родители – полюбит чтение и ребенок. Как было в вашей семье?

У моего дедушки была очень большая домашняя библиотека. Потом библиотеки, которые мы знали, очень хотели забрать эти книги себе, потому что некоторые собрания сочинений были полнее, чем в библиотеках. Мои родители тоже много читали. Я, мне кажется, читаю все меньше и меньше, очень лиричную художественную книгу в транспорте особо не почитаешь.

Уже года два серьезно занимаюсь студией и не успеваю просматривать современную литературу. Читаю классику, потому что с ней можно отдохнуть, в нее можно погрузиться. Сейчас читаю очень много бизнес-литературы, потому что без этого никак. Поскольку я по профессии не мультипликатор, но мне важно во всем этом разбираться, читаю об истории мультипликации и о том, как развивать в детях творческий потенциал.

Читают ли ваши дети?

У меня двое детей. Одному 11, другому 10. Я читала им примерно одни и те же книжки. Но когда старшему исполнилось лет восемь или девять, он как-то стал отдаляться: «Ну ладно, мам, я пошел делами заниматься». И вот в 11 лет он нашел свою книжку: «Метро 2033» Дмитрия Глуховского. Рассказывал мне о героях, говорил, какую книгу из этой серии нужно купить следующей. Я была в шоке, потому что это, в общем, взрослая книжка с не очень хорошим языком. Теперь он переключился на другую литературу. Школьный список читает без интереса, сам выбирает себе книги. А с младшим по-прежнему читаем каждый вечер. Если даже поздно прихожу - он ждет.

Как вы сами для себя отвечаете на вопрос «есть ли будущее у книги»?

Уверена, что читать-то все равно будут. Ведь очень многие люди хотят писать. И они интересуются тем, как пишут другие. Возможно, будет больше визуальности.

Книжка – это какая-то другая реальность. Сейчас понятно, что книжки во многом заменили кинематограф, телевидение, Интернет. Но если ребенок, студент… любой человек, достаточно рефлексирующий сам по себе, то ему этого недостаточно. Он понимает, что в этом нет глубины. И, рано или поздно, если человек склонен к интеллектуальной работе, начинает понимать, что ему нужно что-то искать. И либо это очень хороший, качественный кинематограф, либо это литература.

Книга никуда не уйдет, потому что человек не может жить сам по себе. Ему нужно понимать, видеть, знать часть каких-то других реальностей. Благодаря книжкам кто-то сопереживает герою, кто-то узнает, как можно жить. Даже первобытные люди стремились к тому, чтобы где-то нацарапать свое послание, чтобы что-то узнать. Поэтому я не думаю, что мы деградируем настолько глубоко. Другое дело, что визуальность, наверное, будет выше. Например, когда мы читаем какие-то книжки с ребенком, находим иллюстрации. Он говорит: «Мне это не нравится, не показывай мне. Я себе по-другому представлял этого героя». Ему нравится представлять что-то свое.

Варвара Горновая

Комментарии
Комментариев пока нет