Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Янис Грантс: «Поэзия должна работать на то, чтобы ты оставался человеком»

22.12.2013
О новом направлении искусства – видеопоэзии − как альтернативе классической форме, опытах молодых южноуральских авторов, Маяковском и влиянии творчества на состав крови беседуем с известным челябинским поэтом Янисом Грантсом.

О новом направлении искусства – видеопоэзии − как альтернативе классической форме, опытах молодых южноуральских авторов, Маяковском и влиянии творчества на состав крови беседуем с известным челябинским поэтом Янисом Грантсом.

Янис Илмарович, что же такое видеопоэзия, и как вы пришли к такому направлению творчества?

Поэтический видеоклип − это маленький фильм по мотивам стихотворения. Главное слово тут – «фильм». Стало быть, видеопоэзия − режиссёрский жанр. Дальше можно классифицировать эти небольшие фильмы. Например, разделить их на документальные и художественные. Например, расчудесный челябинский поэт Александр Самойлов просто выстраивает в ряд фотографии каких-то задворок челябинских окраин. Этот слайдовый ряд − документалистика. А Наталья Бегунова (она сняла клип «Синоним» на стихотворение Евгении Рябининой − обе они челябинки) выстраивает на экране целую житейскую историю. Это художественный фильм: и сюжетный, и концептуальный. Ну, и так далее. Классифицировать можно более подробно. Художественный фильм может быть сделан и как анимация (например, клип челябинской художницы Светы Землянской на стихотворение Андрея Черкасова «Примерно пятнадцать лет»). Я как-то посчитал, что у нас в области 11 режиссёров, снимающих такие вот поэтические фильмы. Но работ очень мало. Хотелось бы большего.

Однажды я пришёл в ЧГАКИ на лекцию по видеопоэзии Катерины Троепольской и Андрея Родионова. Мы познакомились, а позже и подружились. Андрей − известный поэт, а Катя − эксперт как раз-таки в области видеопоэтического жанра. Они проводят фестиваль «Пятая нога», формируют из видеопоэтических клипов страны специальную программу «Синефантом». Уходя с лекции, я уже знал, что скоро начнутся съёмки моего первого клипа. Моему большому другу Анастасии Богомоловой тоже понравилась идея «снять кино». Настя и стала режиссёром. Только она не любит этого слова.

В своем эссе о будущем книги вы пишите, что «слова на табличке будут всегда». В то же время акцент делаете именно на видеопоэзии. По-моему, здесь есть некое противоречие. Не «убиваете» ли этим печатное слово? И вы, и видеопоэзия в целом.

Никакого противоречия. Никакого. Никто и никогда не отменит философскую лирику − неровные строчки на бумажных листочках. Видеопоэзия − это не буквальный перенос стихотворения на экран, а отдельный вид искусства. Это ассоциации режиссёра, его рефлексии на прочитанное. (Иногда, но далеко не всегда, поэты сами снимают клипы на свои стихи). Я убеждён, что видеопоэзия никогда не сможет вытеснить слово на бумаге (или на экране), да и не будет к этому стремиться. Им суждено сосуществовать. Как, например, роман «Война и мир» прекрасно соседствует со многими экранизациями.

А не отвлекает ли картинка и какое-то действие в кадре от смысла произведения, его идеи? Кстати, это ведь прослеживается во многих экранизациях фильмов, когда от философии мы нисходим к простому пересказу сюжета…

У стихотворения нет и не может быть какого-то очевидного и выпирающего смысла. Иначе вряд ли это стихотворение. Стихотворение наполнено смыслами, явными и тайными. Режиссёр акцентирует наше внимание на чём-то своём. Его задача − не показать нам, что хотел донести поэт, а показать, что он, режиссёр, видит в этом тексте.

Возможно, сам поэт об этом и не думал. Это взгляд режиссёра на стихотворение, а не подмена стихотворения пятиминутным клипом. Это разные вещи. И вот когда приходит такое понимание, то всё становится на свои места. Потому что ничто не заменит мне, например, потрясения от чтения стихов Пауля Целана. Но я был бы рад увидеть трактовку целановских текстов на экране.

Разве любое стихотворение можно переложить в видеоряд?

Наверное, да. Но, скорее всего, в этом нет необходимости. Я бы сосредоточился на современной уральской поэзии. Просто Бродский уже, условно говоря, отлит в бронзе. Ему всё равно, будет экранизировано хоть одно его стихотворение или нет. (Хотя я видел несколько клипов на его стихи. Кирилл Серебренников даже снял один). А вот молодым челябинским поэтам такой опыт пошёл бы на пользу.

Но если видеостих (если его можно так назвать) − это взгляд режиссера на произведение, то насколько важно участие самого автора в съемках?

Однажды в титрах после стихотворения «Тень» вы подписались: «Янис Грантс – поэзия и тело». Да и я еще не видела ни одного видео без вашего появления в кадре...

Да-да, я снимаюсь в клипах на свои стихи. Мне этот опыт интересен. Но и только-то. По сути, я своё дело сделал − стихотворение написал. Остальное − не моё. Если бы мне не была интересна видеопоэзия, я бы именно так и рассуждал. Стихотворение после написания-опубликования уже живёт своей жизнью и автору неподвластно. Например, Дарья Кырова сняла видеоролик на стихотворение «Человек-тополь» без меня. Спросила: «Что думаешь?»

Что я могу думать, если двадцатилетний режиссёр из другого города выбрал для клипа из миллиона стихотворений именно моё? Ответил: «Я очень благодарен». С Дарьей мы очно даже не знакомы.

Получается, что любой человек, считающий себя режиссером, может взять чужой стих и сделать из него то, что ему вздумается?

Ох, побольше бы таких «вздумается». И побольше бы людей, считающих себя режиссёрами. Мне хочется снять как можно больше клипов на стихи 20-летних челябинских авторов, но вот в постоянных переговорах с кем-то по поводу тех или иных съёмок результатов почти нет. Приходится малым довольствоваться.

Режиссёр Арсений Крехов не так давно снял клип «Толкаться» на стихотворение нашего молодого земляка Евгения Горбачёва. Хотелось бы большего.

А кто из южноуральских поэтов пробует заниматься видеопоэзией? Насколько получается?

Поэты Александр Самойлов, Александр Петрушкин, Наталья Косолапова, Олег Павлов, Андрей Черкасов снимают сами. Остальные (Вадим Балабан, Евгения Рябинина, Константин Рубинский, Степан Гаврилов и другие) прибегают к помощи режиссёров. Как и в любом деле, здесь есть свои удачи и неудачи. Кроме того, многое зависит от вкуса, если не сказать «вкусовщины».

Говоря, что молодым челябинским поэтам опыт экранизации стихотворений пошёл бы на пользу, вы думаете, видеопоэзия для них − способ найти свое место в литературном творчестве, сделать имя, свою «бронзу»?

Я не знаю, зачем снимают клипы другие, но знаю про себя. Мне надо запечатлеть этот момент. Это время. Других. Себя. Стихи. Сущности и антураж. Это фиксация. Никакого места, как вы выразились, в литературном творчестве я не ищу. Надеюсь, я его уже нашёл. Имя на роликах не сделаешь. Надо вообще писать стихи, а не о славе думать. Мне важно запомнить сегодняшний день именно таким − через видео на моё стихотворение.

А поможет ли такой микс – сочетание визуального ряда и поэтического текста, то есть использование разных форм подачи информации, более объемно отразить сегодняшний день?

Вот всплыло слово «информация». В данном случае оно, вероятно, вполне применимо. Но всё же стихи − это не информация, на мой взгляд. Это узнавание себя через слова\мысли поэта и\или приобретение нового опыта. Всё это должно работать на то, чтобы ты человеком оставался (ну, или стал им уже в конце-то концов). Я пишу стихи для себя и снимаю клипы для себя. Мне важно зафиксировать эти мысли, эти кадры для себя. Буду рад, если кого-то это заинтересует. Но я занимаюсь всем этим не для истории, а для себя. И новых режиссёров ищу, и молодых поэтов − для себя.

В произведении «Водка или вино» вы все время держите перед глазами зрителя одну картинку − люди в очках. Это тоже видеопоэзия? Или же такой монолит картинки несет какую-то определенную смысловую нагрузку?

Это друг мой и музыкант замечательный Никита Прокопьев баловался. Никакой это не клип. Я начитал стихотворение «Вино-водка» на микрофон, а Никита сопроводил этот текст музыкой. Вероятно, чтобы «материал» не пропадал, он выложил эту запись с непроходящей картинкой. Клип, конечно, может быть более или менее статичным, но какая-то сменяемость кадров − непременное условие. А здесь этого нет.

Готовясь к нашей беседе, на одном литературном сайте я прочитала, что видеопоэзия − это альтернатива классической форме поэзии, ее обновление. Неужели поэзия движется в сторону каких-то прогрессивных технологий? Или же все старо как мир: есть поэт с его палитрой мыслей и чувств, и есть читатель, заинтересованный в творчестве этого поэта, а форма − это уже издержки времени?

Не думаю, что всё так уж плохо, и новое поколение засыпает над книгами: ему зрелище подавай. Просто мир не стоит на месте. Когда-то Хармс выскакивал из шкафа, стоящего на сцене. Маяковский экстравагантно одевался. Василий Каменский стал «рисовать» свои поэмы на стенах, и признан теперь чуть ли не основоположником направления «граффити». Сейчас вот клипы снимают. А ещё − раздают стихи на улицах. А ещё − рисуют стихи на асфальте (есть даже, кажется, такая группа ВКонтакте).

Я вот лелею мечту сделать проект (не люблю этого слова, но куда же деться) «Танцующие поэты». Чтобы прочитанное молодым поэтом стихотворение перерастало в танец с его участием и участием профессиональных танцоров. Есть даже хореографы, готовые сотрудничать. Времени вот нет

А ведь слово «проект» подразумевает какой-то управленческий элемент... Может ли видеопоэзия быть бизнесом, приносить доход, как это делают книги?

Вряд ли. Все наши ролики, например, безбюджетные. Иными словами, сделаны по доброй воле режиссёра, поэта, актёров (если они есть). Я знаю также, что книги (и мои в том числе) не приносят дохода издательству Марины Волковой. Так что все мы зарабатываем деньги в других местах, а потом − с удовольствием пишем стихи, снимаем видео и т.д. Не для того, чтобы разбогатеть на этом. Просто по-другому уже не получится − стихи стали составной частью моей крови.

Беседовала Надежда Прохорова

Ссылки на видеопоэзию Яниса Грантса:

«Простыни», «Пью», «Тень»

«Дрель»

«Корабли»

«Мои»

Справка

Янис Грантс. Родился в 1968 году во Владивостоке. Поэт. Публиковался в журналах «Знамя», «Волга», «Урал», «Крещатик», «День и ночь» и др. Лауреат Большой Независимой поэтической премии П (2008). Руководитель поэтической секции литературного объединения ЧТЗ им. Михаила Львова. Автор книги поэм и стихотворений «Мужчина репродуктивного возраста» (2007). Создатель литературного салона «Грабля» (Челябинск). Лауреат первой независимой литературной премии «П» (Челябинск, март, 2009). Живёт в Челябинске.

Лауреат Южно-Уральской литературной премии 2012 г. в номинации «За взрослое отношение к поэзии для детей» за сборник стихов для детей «Стихи на вырост».

Публикуем эссе Яниса Грантса на конкурс «Будущее книги»:

ЗАПОМНИТЬ. ЗАПОМНИТЬ. ЗАПОМНИТЬ. ЗАПОМНИТЬ.

Я назову это глиной. Шершавая. Чуть солоноватая. Глина. Глиняная табличка. Табличка. Это будет называться табличкой. А то что на ней – клинописью. Красиво, а? Клинопись. Все эти чёрточки и завитки будут называться клинописью.

На сегодня – хватит. Потому что я устал. Устал придумывать слова. Я и так их напридумывал – океан: глина, табличка, клинопись, чёрточки, завитки, океан. И слово «слово» я, кажется, придумал сегодня. И слово «сегодня» – сегодня.

Я один. На всей Земле. (Запомнить слово «Земля»). Нет никого. Только я. Только руины. (Запомнить – руины). Я не знаю о своём прошлом. (Запомнить – прошлое). Я не представляю своё будущее. (Запомнить). Земля дымится, вздрагивает, гудит и остывает. (Запомнить. Запомнить. Запомнить. Запомнить).

Я. Руины. Табличка. Откуда здесь эта табличка? Откуда здесь я? Табличка – это слова. Древние, самые важные слова. Я должен прочесть эти слова. Я прочту их. Я сделаю свои таблички и напишу на них свои (самые важные) слова.

Устал. Буду спать. Завтра. Завтра. Завтра я соберу силы и прочту клинопись. Возможно, завтра я найду свою глину и придумаю, как нанести на неё свои слова. Только нельзя их забыть. Запомнить. Запомнить. Запомнить. Запомнить.

Я почти сплю. Сплю. Сплю и знаю: слова на табличке были всегда. И будут всегда. Всегда.

Комментарии
Комментариев пока нет