Новости

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Что почитать на 9 мая?

08.05.2015
Медиазавод выбрал книги военной тематики, которые как никогда актуальны в канун 70-летия Великой Победы.

Медиазавод выбрал книги военной тематики, которые как никогда актуальны в канун 70-летия Великой Победы.

Владимир Богомолов. Момент Истины

Контрразведка — это не загадочные красотки, рестораны, джаз и всезнающие фраера, как показывают в фильмах и некоторых романах. Военная контрразведка — это огромная тяжелая работа… Четвертый год по пятнадцать — восемнадцать часов каждые сутки — от передовой и на всем протяжении оперативных тылов… Огромная соленая работа и кровь… Только за последние месяцы погибли десятки отличных чистильщиков, а вот в ресторане я за всю войну ни разу не был.

Лучший шпионский боевик не только советской, но и современной русской литературы. Дело не только в сильной документальной основе: в романе присутствует большое количество документов военного времени (приказы, рапорты, сводки, отчёты, ориентировки, правительственные телеграммы и другие официальные документы). Автор сообщает, что приводит реальные документы, из которых убрана служебная информация.

Документализм, придающий необыкновенную глубину роману, подтверждает и экспертное заключение № 3/14861 от 7 августа 1974 года, в котором говорится: «Публикуемые в материале документы, за исключением элементов привязки (фамилии и воинские звания участников событий, время и места действия, порядковые номера соединений и частей), текстуально идентичны подлинным соответствующим документам». Дело ещё в том, что В. Богомолов, сам бывший офицер ГРУ Генерального штаба, сумел создать удивительно точную атмосферу того времени и потрясающе живых героев, причем не только главных. Не зря сами фсбшники признали роман наиболее достоверным показом жизни и деятельности российского (советского) контрразведчика.

Детям о войне: Кир Булычев. Можно попросить Нину?

Трогательная история о фантастической ошибке на телефонной станции, пожалуй, самый нежный рассказ о войне. Здесь нет ни драматических приключений, ни удивительных превращений, ни потрясающих мускулами и собственной несгибаемостью героев, но пронзительная лиричность создает удивительную атмосферу. Вадима Николаевича из 1972 года несколько раз соединяют с девочкой Ниной из 1942 года. Поначалу оба считают этот разговор неудачной шуткой, но постепенно рождается доверие.

Вадим не только пытается приободрить девочку, одиноко ждущую маму с работы в холодной и темной комнате, но и самого себя, ведь в 42-м ему тоже было 12. И как апофеоз – воспоминание о хлебной карточке, которую Вадим потерял тогда, уже в далеком 42-м. Он успевает сказать Нине, в каком подвале её искать. И когда в старом телефонном справочнике Вадим находит адрес таинственной девочки и приходит к ней в 1972 году, его ждет записка6 Нина нашла хлебную карточку… Прочтите вместе с детьми, или прослушайте аудиоспектакль.

Антирецензия: Андрей Тургенев. Спать и верить. Блокадный роман.

Сравнивают с романами-эпопеями: «Война и мир» «Доктор Живаго», «Вечный зов», автор – лауреат литературных премий. Но у меня вопрос: неужели мы так обнищали, что больше премию дать некому?

Прослеживаются судьбы нескольких героев в блокадном Ленинграде: жителей коммуналки, главы города Марата Кирова, энквдешников и засланного наблюдателя из Москвы. В предисловии указан большой научный материал: дневники и свидетельства нескольких десятков очевидцев – но роману не веришь и не хочешь читать дальше. Нет в нем человечности, веры в людей. Герои - ходячие либеральные штампы: учителя – интеллигенты, не приспособлены к жизни, бойкая единоличница, энквдешники – все поголовно сволочи, издеваются над людьми, шьют им дела. Марат Киров – жрет от пуза, завел гарем. Причем все мерзости так любовно расписаны, словно автор стремится к агитации.

Даже непонятно, как смогли ленинградцы не просто пережить блокаду, а спасти город? Сохранение авторской пунктуации и морфологии не пошло роману на пользу, самые грубые ошибки могли бы исправить: йаду, масквич, медленный всадник (вместо медного). А « Снимая, коснулся легонько её пальцев своими: Варенька не обратила» чего не обратила? «Ну как же учудить – в большом городе напороться именно на ту пишмашину, с которой потом встретиться машинисткой». И подобные перлы рассыпаны по всему роману. А про ругательства и матюки вообще отдельная тема: почему в произведениях фронтовиков нет матерщины, а в современных книгах о войне – сплошь и рядом? Не советую читать.

Виталий Семин. Нагрудный знак «OST».

Роман Виталия Семина (1927–1978) «Нагрудный знак «OST» — первое произведение, прорвавшее плотину молчания вокруг трагической темы русских остарбайтеров в гитлеровской Германии. В основу романа легла судьба самого писателя, угнанного подростком на работу в Третий рейх. Автор признавался, как трудно — с «ожогами» и «вскриками» — писалась эта книга, как держало и не отпускало чувство долга перед товарищами по несчастью. Судьба книги была тоже нелегкой. Ее долго не переиздавали даже в наши либеральные времена.В 1960-е главы из этого романа не рискнул опубликовать в "Новом мире" даже Твардовский, который уже печатал Солженицына.

Тема остарбайтеров и военнопленных долгое время после войны была в СССР под запретом. Впервые "Нагрудный знак" опубликовали в 1976 году в журнале "Дружба народов", а спустя два года он вышел отдельной книгой. "Нагрудный знак" – это именно роман, а не воспоминания и не дневники. Виталий Семин ненадолго пережил свою книгу, он умер в 1978 году в Крыму от сердечного приступа.

Наталья Попова

Комментарии
Комментариев пока нет