Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Что почитать в отпуске?

29.06.2015
Уральское лето короткое,  отпуска и того короче, а сколько хочется успеть – солнце, пляж, друзья, вечеринки, шашлыки, огород, прополка, поливка, заготовки, а кто-то и ремонт запланировал. Как в такой жесткий график втиснуть ещё и книги?

Уральское лето короткое, отпуска и того короче, а сколько хочется успеть – солнце, пляж, друзья, вечеринки, шашлыки, огород, прополка, поливка, заготовки, а кто-то и ремонт запланировал. Как в такой жесткий график втиснуть ещё и книги?

Но, с другой стороны, когда ещё прервать бесконечную цепь дом-работа, сделать шаг в сторону и подумать? Кто ещё, как не книги может помочь осмыслить свою жизнь, выйти из матрицы и просто поднять настроение?

«Читающие книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор» Жанлис Фелиция . Так давайте не будем отдавать управление своей судьбой в чужие руки, не будем ограничиваться телевизором.

Анна Матвеева. Па-де-труа

Читая повести Анны Матвевой понимаешь, что не зря молодой и красивой женщине дали множество литературных премий - самые обыденные истории и самые банальные сюжеты рассказаны самым нетривиальным способом и удивительно хрустальным языком.

В «Па-де-труа» обыгрывается тема супружеской измены, любовного треугольника. Супружеская пара отправляется в туристическую поездку по Италии, и в первой же гостинице жена узнает об измене мужа и знакомиться с его молоденькой любовницей. Странное путешествие втроем, роскошные виды Италии, метания мужа, цепочка измен, парадоксальный финал – всё это наводит мысли о непрерывном круговороте жизни, о прихотливой ироничности воздаяний.

«Сладкая отрава унижений» - о трёх подругах-школьницах, фанатках одной из рок-групп, точнее её солиста. Они вместе посещают концерты и репетиции, дежурят под окнами, готовы на все, ради внимания кумира. Это сумасшествие продолжалось и какое-то время после школы. А потом дороги подруг разошлись: кто-то вырос, кто-то предал, кто-то зациклился.

«Итальянское вино» - это снова путешествие по Италии, но его совершает другая пара. Женщина размышляет о вине и любви, пытается понять самоё себя – любит она своего спутника, или нет?

Нина Федорова. Семья

«Она имела — в высшем развитии — то качество, которое отличает именно русскую душу и которое является причиной многих русских исторических успехов и неудач: слепая, нерассуждающая человечность». Эти слова являются камертоном всей книги. 1937 год, Китай, Харбин, от большой когда-то семьи русских аристократов осталось пять человек: Бабушка, Мама, Лида и двое племянников – Петя и Дима. Без денег, без мужчин, без документов в страшной нищете они остались дружной, любящей, интеллигентной семьёй.

Бабушка и Мама, чьих имён мы так и не узнаем, фигуры поистине апокрифические: их ежедневные усилия по поддержанию жизни тянут на подвиг.

«Кто знает, чего мне стоит это ежедневное хождение на базар? Мы там должны всем, в каждой лавке. А я все прошу в долг. Тут откажут, там откажут, я иду дальше — и все прошу и прошу…Она вдруг заплакала. Она стояла перед Бабушкой, жалкая-жалкая, плакала и повторяла: — А я все прошу и прошу…»

А ведь Мама когда-то была знаменитой красавицей. Бабушка героически добра, у неё хватает душевных сил сказать тёплое слово, отогреть душу не только семье, но и жильцам пансиона. Всё-таки удивительно: жить в нищете и воспитывать детей без духа нищеты, не потерять достоинства в трудные времена – как нам сейчас это близко! Как необходимо помнить, что беречь семью можно вне зависимости от денег! А, впрочем, читайте сами.

Артуро Перес-Реверте. Карта небесной сферы.

Женщина, мужчина, море, корабль, поиски клада… Женщина, которая сумела использовать и обмануть троих мужчин. В этом романе главное – тайна, погребенная на дне морском два с половиной столетия назад по воле иезуитов. Отлученный от моря, Кой слоняется по аукционам и встречает Танжер Сото, сотрудницу мадридского Морского музея. Он влюбляется в неё, в её кожу в золотистых пятнышках, нежную и горячую и, как представилось ему, на ощупь напоминающую шкурку кизиловой ягоды. В этом романе главное – одержимость и надежда.

Одержимость Танжер поисками затонувшего корабля, на грани навязчивой идеи, в духе мелвилловского капитана Ахава; надежда Коя, что Танжер и море останутся с ним. Но море и женщина непредсказуемы, отсюда и фатализм моряка.

Охоту на затонувший парусник ведет также профессиональный охотник за сокровищами Нино Палермо. Он пытается переманить Коя, предлагает сотрудничество Танжер. Эта книга для тех, кто любит море. Для выросших поклонников Стивенсона, Сабатини, Мелвилла, О'Брайена.

Диана Сеттерфилд. Тринадцатая сказка

«Тринадцатая сказка» - дебютный роман Дианы Сеттерфилд. Издан в Великобритании в 2006 году. За право издания рукописи был устроен аукцион, в результате чего гонорар за роман был необычно большим для начинающего автора: 800 тысяч фунтов аванса за британское издание, миллион долларов — за американское. Роман переведён на несколько десятков языков и удостоился от рецензентов почетного имени «новой „Джейн Эйр». Много было упреков и в графоманстве. Это легенда о жизни и безумии.. Маргарет Ли работает в букинистической лавке своего отца. Современности она предпочитает Диккенса и сестер Бронте.

Тем больше удивление Маргарет, когда она получает от самой знаменитой писательницы наших дней Виды Винтер предложение стать её биографом. Ведь ничуть не меньше, чем своими книгами, мисс Винтер знаменита тем, что ещё не сказала ни одному журналисту, ни слова правды. И вот, перед Маргарет, оказавшейся в мрачном особняке, разворачивается в буквальном смысле слова готическая история сестер-близнецов, которая странным образом перекликается с её личной историей и постепенно подводит к разгадке тайны, сводившей с ума многие поколения читателей…

Исай Кузнецов. Жили-были на войне

Понтонёры в окопах не сидели, в наступления не ходили. Однако гибли так же, как и в боевых частях, и огонь вызывали на себя постоянно. «У понтонёра есть винтовка, кое у кого автомат. Но мало кто из понтонёров может похвалиться убитым врагом. Работа, тяжёлая работа была их делом на войне». Исай Константинович прошёл всю войну, а сейчас наводит мосты между поколением войны и будущими поколениями мира. Самые важные в книге его воспоминаний не военные главы, а рассказы о бывших фронтовиках, вместе с которыми Кузнецов уже в мирное время сотрудничал в кино и театре. Гердт, Галич, Слуцкий, Багрицкий и многие другие – люди из военного поколения, они росли и жили с ощущением войны, и когда она всё же пришла, они не бежали в страхе, не спрятались от беды в эвакуации. Сегодня их имена кому-то ничего не скажут, но для военного поколения они были героями войны, остались героями и в мирное время. Все 1418 дней они жили-были на войне, и это сплачивало их в послевоенные годы в мощнейшее культурное и творческое сообщество.

Это были люди не с обожжёнными душами, но обожжённые войной, так что становились прочнее стали.

В войну они ощущали себя частью огромного человеческого моря, которое должно остановить такое же море, но движущееся во встречном направлении. О таких людях и рассказывает Исай Кузнецов.

Жауме Комбре. Я исповедаюсь

Роман начинается как добротный исторический детектив (недаром его уже успели уподобить «Имени розы» Умберто Эко) и на всем своем изрядном протяжении умело подстегивает читательский интерес. В нем есть все: антикварная лавка, затерянная в кривых улочках Барселоны; запретная любовь, внебрачные дети, напряженные семейные отношения, внезапная и трагическая смерть одного из главных героев, стыдные подробности его тайной жизни, открывающиеся при попытке найти убийцу, и, наконец, древний инструмент — скрипка XVIII века, созданная руками мастера Лоренцо Сториони из Кремоны. Именно на ней втайне от отца решил сыграть юный музыкант и полиглот Адриа. И, похоже, именно этот проступок потянул за собой ряд трагических событий.

Всего перечисленного уже было бы достаточно, чтобы о книге Кабре заговорили как о событии (хватает же какому-нибудь Дэну Брауну). Но роман «Я исповедуюсь» испанские критики сравнили еще и с «Благоволительницами» Джонатана Литтелла. А это уже совсем другая история. История героя с непростым характером, оказавшегося в еще более непростых обстоятельствах. И его исповедальность весьма далека от бахвальства.

И закончить хочу словами Фомы Аквинского: «Пусть мысли, заключенные в книгах, будут твоим основным капиталом, а мысли, которые возникнут у тебя самого, - процентами на него».

Наталья Попова

Комментарии
Комментариев пока нет