Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кризис повышает цену репутации

07.08.2015
Почему угроза безработицы и безденежья в России - не более, чем миф? Как экономические передряги помогут восстановить рынок труда и институт репутации? Что необходимо сделать для того, чтобы снять административное давление на бизнес?

Почему угроза безработицы и безденежья в России - не более, чем миф? Как экономические передряги помогут восстановить рынок труда и институт репутации? Что необходимо сделать для того, чтобы снять административное давление на бизнес?

Об этом беседуем с предпринимателем, президентом инженерного предприятия «Энерготехника» Марком Каретным.

Найти себя и деньги

Марк Яковлевич, когда говорите об отсутствии в регионе рынка труда, что имеете в виду?

- То, что людей на этом рынке нет физически. Приведу пример: для участия в монтаже оборудования на олимпийских объектах в Сочи (работа престижная, познавательная в области технологических инноваций и очень хорошо оплачивалась) мы не могли в регионе найти ни одного человека, способного сдать тесты на компетентность. Ни одного! А надо было четыре-пять.

Что значит «нет физически»: люди не родились, или их не выучили?

- Дело в том, что цивилизованный рынок труда - это, прежде всего, конкурентное поле. Так вот, в виде конкурентного поля он у нас уже давно не действует. Отсюда - дефицит рабочих рук и светлых голов. В итоге у потенциального работника капризы, как у кинозвезды.

Неудивительно: легко найти место, где, не работая, можно неплохо получать. В тех же, к примеру, микрофинансовых организациях. Устроился, туманишь клиентам голову, продаешь им деньги по ставке 700 процентов годовых. Потом, в случае невозврата долга, психологически насилуешь. И никакого напряжения! Чисто человеческая природа: если можно не работать, то зачем это делать. Соответственно, уровень требований к работодателю постоянно растет.

Девочка оканчивает институт и сразу просит ежемесячную зарплату в 20 тысяч рублей. Спрашиваю: «А что ты можешь?» Выясняется: ничего. Зато ставит условие: «За эту зарплату я готова учиться». То есть она платила деньги вузу, а за знаниями пришла к нам и требует, чтобы мы давали ей каждый месяц по 20 тысяч. Могу привести классическое резюме: желаемая должность - «начальник», зарплата - от 40 тысяч, в последнюю очередь упоминается образование, на деле оказывается всего-навсего - ГПТУ.

Кстати, раньше мы брали студентов, учили их работать, платили им стипендию (доходило до абсурда) 15 тысяч рублей! По тем временам 500 долларов…

Хотите сказать, что стипендия от бизнеса молодежь развращает?

- Конечно! Она не желает себя совершенствовать. А зачем, если и так платят? То есть по-настоящему зарабатывать люди уже не хотят.

Положительный пример играет роль? Можете показать молодому работнику человека, который реализовал себя, отвергнув легкий заработок, и сказать: «Делай, как он».

- Не сработает: такая авторитетная вещь, как телевидение, декларирует легкую жизнь в качестве символа успеха. Хотя у нас есть на кого равняться. Мы опираемся на серьезных, вдумчивых ребят, нацеленных сделать нормальную карьеру. Но, к сожалению, из всей большой компании (у нас не малый бизнес, а средний) всего человек десять являются лидерами. Хотя для повышения сотрудником собственной капитализации есть все: идеи, деньги, возможности. Но неравнодушных исполнителей с творческим подходом к делу найти очень и очень сложно.

Обычно на сжатость рынка труда сетуют те, кто работу найти не может.

- Проблему безработицы придумали лукавые люди. В регионе полно рабочих мест. Потенциал Челябинской области позволяет прокормить пять миллионов человек. У нас три с половиной миллиона. Но желающих трудиться как головой, так и руками, очень мало. И уровень зарплат здесь совершенно ни при чем.

Да ну?

- Поверьте моему жизненному опыту: когда предлагаешь незаслуженную зарплату, у людей теряется мотивация. И у многих мотивация, действительно, пропала. Деньги стали не интересны, потому что до кризиса их было легко достать.

А сейчас каждый рубль вновь придется находить с трудом. И это поиск не только финансов, но и, по сути, самих себя, своего предназначения. Именно в этом ключ к решению экономической задачи, актуальной для региона и страны в целом. Если бы кризис не случился, его бы уже ради этого следовало организовать.

Бизнес - инновация плюс нравственность

Рынок труда обрушился ведь не сам по себе. Что привело к его краху?

- Духовный разврат. Одно из его проявлений - продажа дипломов о высшем образовании. У людей же ломается психика: купив диплом, они искренне считают себя просвещенными! Пора это прекращать.

Как?

- Очень просто. Закрыть так называемые учебные заведения, где «продаются» дипломы, а настоящей науки нет.

Это невозможно.

- Возможно, если изменится сознание людей.

Но как оно изменится, если человек, купивший диплом, устраивается лучше, чем тот, кто честно стремился к знаниям? По крайней мере, есть такой устойчивый стереотип.

- Я такого не встречал за 52 года своего трудового стажа. Возможно, есть исключения из правил. Вот это предубеждение надо разрушать. Уже сейчас толковый работодатель, выстраивая философию кадровой политики, не приравнивает друг к другу дипломы, полученные в нашей стране за деньги, в так называемом вузе из подворотни, и путем обучения на бюджетной основе в университете.

С другой стороны, тот, кто платит за обучение, нередко относится к учебе гораздо ответственнее.

- Отнюдь! Обучаясь за деньги, он знает, что получит (читай - купит) диплом. В любом случае, процесс получения высшего образования (в цивилизованном значении этих слов) должен сопровождаться научной работой. И такие примеры были.

Профессором ЧПИ Владимиром Николаевичем Выдриным (я с ним сотрудничал) на кафедре прокатки сделано пять тысяч изобретений. В рационализаторскую деятельность (сейчас ее называют инновационной) у него были втянуты абсолютно все. И это помогало студентам «въехать» в профессию и приносило плоды. А сегодня любую профессиональную среду разъедает профанация. Изображение бурной деятельности - характерная черта эпохи. В итоге дипломированных специалистов, кандидатов, докторов наук множество, а науки - нет. Так же, как экономистов много, а экономики - нет.

Для работодателей из бизнеса это разве имеет значение?

- А как же! Любой бизнес - инновационный по своей природе. Он появляется как инновация и живет от трех до пяти лет, не больше. Потом теряется новизна и, соответственно, прибавочная стоимость.

То есть он может выжить лишь в том случае, если постоянно развивается?

- Совершенно верно. Для этого нужен постоянный, творческий труд. А любой труд предполагает интеллектуальное, моральное, физическое напряжение, нравственные основы, ценности всех, кто в нем задействован.

Можно ли искусственно, чьим бы то ни было волевым усилием пробудить стимул заниматься таким трудом?

- Искусственно вряд ли. Но кризис может создать для этого естественную среду.

Экономика как показатель веры

Помимо ревизии индустрии дипломов что еще нужно для реанимации рынка труда?

- Избавиться от большинства чиновников. Взять ту же самую государственную инспекцию по труду. Вот для чего она нужна?

Чтобы защищать тружеников.

- Для этого есть прокуратура, которая следит за соблюдением прав наемных работников. Есть, в конце концов, суды, где можно решать конфликты между работником и работодателем. И не надо лишним бюрократам со стороны лезть в эти взаимоотношения! У нас часто говорят о моратории на вмешательство разных контролеров в дела малого и среднего бизнеса. Так вот не надо никакого моратория. Необходимо сокращать не проверки, а госчиновников, которые ими занимаются. А объявить мораторий - все равно, что попросить волка переключиться с мяса на сено.

С чиновниками разобрались. А дальше?

- Список мер можно перечислять долго. Проблем, копившихся десятилетиями, масса. Возьмем, к примеру, ранний выход на пенсию. У нас едва ли не полстраны сорокалетних сограждан ходят с пенсионными книжками. Куда это годно?! А ведь это реальные трудовые резервы. Осталось найти стимул задействовать их там, где нужно. И не только в охране банков (их количество тоже вызывает вопросы) или торговых точек.

Следует также определиться с терминами и категориями. Важно понимать, что торговля водкой не является предпринимательством.

Необходимо восстанавливать и институт репутации, который кадровым голодом, отсутствием рынка труда сведен на нет. Можно своровать в одном месте и, будучи за это уволенным, прийти в другое, рассказывая, как на предыдущей работе мало платили, и вообще там все было неправильно. И берут даже такой кадр, потому что нет выбора. А он считает себя правым, по сути, ставя знак равенства между экономическим поведением и мошенничеством.

Надеюсь, кризис устранит доступ к легким деньгам, обострит чувство голода и, соответственно, конкуренцию за рабочее место.

Почему вы считаете, что чувство голода заставит людей больше работать, а не активнее мошенничать?

- Потому что в кризис выгоднее не подличать, так как репутация и в предпринимательской среде, и среди наемных работников начинает стоить больших денег.

Обостряется понимание того, что все держится на доверии: и человеческие отношения, и, тем более, деловые. Соответственно, к работе, к профессии, к жизни надо относиться серьезно, вдумчиво. Вникать, последовательно добиваться намеченного. Другого пути просто нет.

Судя по вашим словам, в кризис больше возможностей себя проявить?

- Совершенно верно. Но проявить себя могут люди с видением будущего, а не только с ностальгическими воспоминаниями о прошлом. И это - серьезная проблема. Как говорил Вольтер: «Недостаток не в деньгах, а в людях и дарованиях, делает слабым государство».

Это касается не только наемных работников, но и предпринимательской среды, властных структур.

- На мой взгляд, в нашей стране именно власть должна первой сказать «Мы веруем», назвав аморальное - аморальным.

А есть кому говорить?

- Должны найтись люди, которые могли бы это сделать. Деваться некуда. Кстати, фраза «мы веруем» - это основополагающий принцип рыночных отношений. Так было в старые купеческие времена. Или мы веруем, или не веруем, и тогда все можно.

У нас во власти тоже люди верующие. Приняли даже закон об оскорблении религиозных чувств.

- Я говорю не столько про религию, сколько про экономику и рынок труда. А под верой подразумеваю веру в себя, в Отечество, в семью, в товарищей. Невозможно выстроить отношения, например, с работодателем, если ты ему не веришь. Иными словами, о глубине веры и духовности можно судить по состоянию экономики. Об этом нам важно не забывать.

Беседовал

Комментарии
Комментариев пока нет