Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Экспресс доставка по выходным на YouDo.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Чулпан Хаматова стала чтицей

17.12.2013
Проза Цветаевой и поэзия Ахмадулиной звучали на творческом вечере актрисы в Челябинской драме

…Ее появление (явление) в луче света рядом с роялем (Чулпан в черном и с челкой) зал даже не успел встретить овацией, что в случае со звездой такого уровня, конечно, удивительно.

Неузнавания не предполагалось, никого другого ведь и не ждали: афиша вечера «Час, когда в души идешь - как в руки» фактически обещала моноспектакль Чулпан Хаматовой в сопровождении двух музыкантш: пианистки Полины Кондратковой и саксофонистки Вероники Кожухаровой. Тем не менее, это было именно неузнавание, потому что Чулпан была уже не Чулпан, а Марина Цветаева, вся, внешне и внутренне, в круге этой пульсирующей прозы поэта («Мать и музыка»), от первой яростной фразы («Когда вместо желанного, предрешенного, почти приказанного сына Александра родилась только всего я, мать, самолюбиво проглотив вздох, сказала: «По крайней мере, будет музыкантша») до трагической тишины финала: «После смерти матери я перестала играть».

Как совершенно справедливо предупреждает сама актриса со страниц черно-белой программки, «это не спектакль и не концерт». Это звучащее слово поэта (двух), где первенство именно у слова, а собственно актерские выразительные средства сведены к минимуму.

Хаматова крайне редко позволяет себе то, что называется словом «поиграть». Вдруг позабавит детской интонацией, изображая маленьких сестер Цветаевых, Марину и Асю (и напомнив о собственных замечательных «детских» ролях на театральной сцене, к примеру, в спектакле «Современника» «Мамапапасынсобака»).

Или в маленькой поэме Беллы Ахмадулиной «Сказка о дожде», изображая чинных гостей званого вечера, куда незаконной кометой ворвалась дерзкая юная поэтесса, интонационно, мимически позволит себе краски характерной актрисы (а кто сказал, что Хаматова может быть только героиней?), и вполне узнаваемый портрет надутого персонажа из когорты шестидесятников (поэма написана почти полвека назад и посвящена Евгению Евтушенко) буквально соткется из воздуха.

Но все-таки прежде всего это было слово, звучащее столь объемно, что чувства, рождающиеся на уровне слуха, овладевали и другими органами чувств. «… промокшая всей шкурой, как ондатра, я у дверей звонила ровно в шесть». Кажется, редкий человек в зале не поежился, физически ощутив состояние попавшей под ливень ахмадулинской героини.

Чтецкие программы, в свое время бывшие привычной составляющей филармонической афиши, теперь большая редкость не только на театральной сцене, но и в концертном зале. Когда-то в таких программах Юрский и Козаков читали в Челябинске Пушкина и Бродского, а Алла Демидова поэтов Серебряного века, но надо признать, что было это очень давно. В некотором смысле своим уникальным вечером Чулпан Хаматова восстанавливала утраченную культурную традицию. Это было непросто, зал не сразу настроился на серьезную душевную работу (кто-то так и не настроился, как сладко всхрапнул в одну из пауз какой-то зритель в восьмом ряду), но, в конце концов, чтица победила.

Ее слушали во внимательной и содержательной тишине. Отдавая должное и прерывистому трагическому дыханию прозы поздней Цветаевой, и лихому куражу поэзии юной Ахмадулиной. Актриса не уходила со сцены, не делала перерыва, но поразительно менялось внутренне и, казалось, даже внешне.

Две очень разных женщины, но обе - поэты. Связующим звеном между двумя частями вечера стало стихотворение Беллы Ахмадулиной «Уроки музыки», обращенное к Марине Цветаевой.

А неленивые челябинские любители театра и поэзии (и музыки, конечно, партнерши Чулпан Хаматовой тоже были очень хороши, особенно, пожалуй, саксофонистка Вероника Кожухарова) увидели и услышали большую актрису в совершенно новом качестве (кстати, премьера вечера «Час, когда в души идешь…» состоялась всего несколько месяцев назад в Санкт-Петербурге). Впечатление незабываемое.

«Большая дерзость читать со сцены эту прозу и стихи…» - признается Чулпан Хаматова. Она имеет право на эту «дерзость».

Комментарии
Комментариев пока нет