Новости

Спасатели ведут активный поиск любителей подледного лова, которых замело на водоеме.

Идет работа по присвоению статуса «Памятник науки и техники» уникальному экспонату.

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Юрий Васильев: «Театр формирует личность»

19.12.2013
На Челябинском трубопрокатном заводе народный артист России открывал фестиваль «Снежность"

Народный артист России Юрий Васильев открывал фестиваль «Снежность», организованный Челябинским трубопрокатным заводом.

Театральный и киноактер, режиссер как профессионального, так и любительского театра, телеведущий, а в последнее время еще и кинорежиссер. Поскольку «Снежность» - благотворительный театральный фестиваль для детей, первый вопрос Юрию Борисовичу - о детях.

- Расскажите о вашем опыте работы в детском театре.

- 20 лет назад меня пригласили в 56-ю московскую школу. Это обыкновенная школа на Кутузовском проспекте, в которой учился академик Легасов. Там был актовый зал, и меня директор попросил восстановить детский театр. Дети сами назвали его «Сатиренок». Он существует уже 20 лет. Я начал со «Снежной королевы», притащил гримеров, костюмы. Сделал банкет с фантой и пепси-колой. В первой своей пробе мы прошли все стадии - и триумф, и провал.

Я не сообразил, что дети не могут играть по два спектакля в день. Первый день они стали героями школы. А во второй стали раскалываться, смеяться. У меня просто слезы на глазах выступили: как же так! Потом все наладилось. Я ставил «Горе от ума», коллаж по сказкам Пушкина к его юбилею.

Когда эта школа, первые кирпичики которой закладывал еще Демьян Бедный, начала разрушаться, родители отстояли землю. И новая школа была построена с учетом театра. В проект был внесен зал на 330 мест с гримерками. Эту школу построили за полгода. С огромными спортзалами, суперсовременными классами. Работали в четыре смены. Одна из моих учениц (я выпустил два актерско-режиссерских курса на факультете эстрады) сейчас руководит «Сатиренком», и я все время контролирую.

- Стал ли кто-то из ваших воспитанников профессиональным актером?

- Когда пришел в школу, не ставил целью ковать кадры для театра. И ни один человек из тех, что за 20 лет прошли через эту школу, не стал актером. Был один парень, импровизатор от Бога, он стал экономистом. Но родители все время мне звонят, поздравляют с днем рождения и говорят: «Как пригодился театр!» Одна девочка стала сценаристом, получает призы в Каннах за короткометражки.

Необязательно стать актером. Театр формирует личность. Я видел, как педагоги иногда свои комплексы начинают вымещать на детях, и получается театр дрессированных детей. Это когда вдруг восьмилетние дети играют «Реквием» Ахматовой. Они мечутся, и я понимаю, что это несостоявшаяся мечта педагога.

- Как вы попали в Театр сатиры?

- Я мечтал попасть в Вахтанговский театр. Собственно, меня и взяли. Я играл маленькие роли. Когда было трудно, целовал колонны Вахтанговского театра и ходил на «Принцессу Турандот» не помню сколько раз. Евгений Рубенович Симонов мне говорит: «Понимаешь, ты вахтанговец. Но я тебе пять лет не дам играть. Ведь герой - это Калаф в «Принцессе Турандот», а Турандот - Борисова. Ты не соответствуешь ей по возрасту». После смены поколений он обещал меня взять, но пять лет карантина…

Я стал показываться в разные театры, в том числе в Театр сатиры. Там меня оставляет Плучек в кабинете и говорит: «Я думаю, что у тебя в нашем театре будет счастливая судьба». Я знал о его сложных в то время отношениях с Андреем Мироновым, но не понимал, что меня подставляют. Жена Плучека говорит: «А вот же Хлестаков!» Здесь же сидел Миронов. Если бы Андрей захотел, он мог бы меня уничтожить. Вместо этого он меня впустил в свой круг.

Я учился у Миронова невероятной работоспособности и способности к обучению. Он все время учился. Увлекался джазом, Де Ниро, Николсона смотрел. У меня был номер с дружеским шаржем на Хулио Иглесиаса, и он мне говорит: «Хотите, покажу концерт вашего в Японии?»

У Валентина Николаевича Плучека не хватило на меня сил: он занимался Таней Васильевой. И Миронов сказал как-то мне в Тирасполе, когда мы сели в одну машину: «Ваша беда в том, что вами в этом театре никто не занимался». Если бы он был жив, обязательно стал бы художественным руководителем (все шло к этому) и мной бы занялся. За четыре дня до смерти он мне сказал: «Ну что, преемник, будете выносить меня ногами вперед?» Это было после смерти Папанова, у него было такое состояние.

Когда Миронова похоронили, я вернулся в Ригу и 13 раз играл «18-й верблюд». Нам сказали не прекращать гастроли, потому что это республика. У театра дежурила «скорая помощь» и врачи говорили: «Вот этот мальчик будет третьим». 45 дней после ухода Миронова я отлежал в больнице, Соловьевке. Там был свободный режим, без десяти минут семь я выходил в сквер и играл ту роль, которую должен был играть этот вечер в театре.

- Кто вы в первую очередь - театральный или киноактер?

- Я потерял кино из-за театра. У меня вышло четыре фильма сразу. И 33 спектакля в месяц в Театре сатиры. После того как я, упав в ноги кассиру, купил билет на самолет Одесса-Москва и летел стоя, понял, что совмещать кино и театр не смогу. В Сатире не было ни одного неизвестного артиста, все звезды. Люди жгли костры, стоя в очереди за билетами.

Кино исчезло из моей жизни, но я был задействован в телевизионных спектаклях. Потом Сережа Супонев для меня придумал программу «Сами с усами», которая шла с огромным успехом. Я понял, что такое популярность, именно по ней. Меня называли «Сами с усами». В гостинице Прокопьевска был единственный номер с ванной. Администратор говорила: «Пока Сами с усами здесь, не занимайте».

Сейчас я вернулся в кино, уже в качестве кинорежиссера. В 2013-м мой первый фильм «Продавец игрушек» вышел. Поставили его 7 января утром, между голливудскими фильмами. Это для проката было провально. Но фильм вдруг оказался на фестивалях. Я его в Париже показывал, в Бордо.

И там ко мне эмигрантка подошла и сказала: «Сделайте про наших в Первую мировую войну». Сейчас я получил деньги и буду снимать фильм про любовь княжны Чернышовой у ротмистра Долматова. Мы никаких оценок там не даем.

- А еще вы создали свой театр!

- Не знаю, каким авантюристом нужно быть, но понял, что это невозможно без государственной поддержки. 300 000 аренда зала. Это какие должны быть билеты! Я первый получил разрешение от Коэльо на постановку его произведения «Вероника решает умереть». Всего его получили четыре человека в мире.

Однажды ко мне в прямой эфир пришла от девочки пришла СМС-ка: «Я полгода вынашивала идею покончить с собой и рассталась с ней после вашего спектакля». Я полгода пробивался к властям: «Давайте водить на «Веронику» школьников». На словах да, да, да, но никто не поддержал. И я понял, что с частным театром надо заканчивать. Кстати, в Челябинск мы «Веронику» привозили дважды. И такого понимающего зрителя, как здесь, клянусь, нигде нет.

Комментарии
Комментариев пока нет