Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Уехать в Индию, написать роман и вернуться

26.12.2013
В Челябинской академии культуры прошла презентация книги Артура Соломонова «Театральная история» при участии автора

В Челябинской академии культуры прошла презентация книги Артура Соломонова «Театральная история» при участии автора. А знакомство Челябинска с молодым и уже модным писателем началось еще в октябре на фестивале «Камерата», где Артур Соломонов работал как театральный критик и член жюри.

Вернувшись в наш город уже как писатель, он рассказал студентам ЧГАКИ и «Челябинскому рабочему» о себе и своем романе.

Почему нельзя жертвовать настоящим ради будущего

Артур Соломонов родился в Хабаровске. В профессорской семье. Мама - историк музыки, папа - этнограф, поэтому в их квартире часто гостили представители малых народов Дальнего Востока - нанайцы, ульчи, удегейцы. Отец записывал их легенды и мифы, исследовал орнаментальное искусство, а мать изучала их музыкальную культуру.

- Я учился в советской школе, очень плохой советской школе. Нас не учили ни думать, ни анализировать, нас просто муштровали и нашпиговывали головы мертвыми знаниями. Я левша, и меня активно и деятельно переучивали: одно из самых ярких детских воспоминаний, как учительница бьет меня линейкой по руке. Поэтому образование я получил в основном дома.

Школа мне практически ничего не дала, кроме опыта полного одиночества: я долгое время почти не общался с одноклассниками, с учителями тоже не было контакта, и я его не искал.

В 15 лет Артур ушел из школы. Когда пришла пора идти в десятый класс, он просто не явился на занятия. Это случилось 1 сентября.

- Изучение алгебры и геометрии, физики и химии… Это была настоящая мука, потому что я не понимал, зачем мне такое количество времени и сил тратить на предметы, которые никогда в жизни мне не пригодятся. Почему ради какого-то неизвестного будущего, в которое я не могу вступить без аттестата о среднем образовании, я должен жертвовать настоящим, вот этими минутами и часами, которые больше не вернутся? Так, под влиянием философии и лени, я совершил свой первый серьезный поступок. Но, кстати, я до сих пор считаю, что нельзя жертвовать настоящим ради будущего. Потому что ты все равно не в состоянии управлять своим будущим. Что бы ты ни запланировал, все будет иначе, зато в твоих силах или испортить себе настоящее, или сделать его таким, каким хочется.

Артур ежедневно ходил в театральную студию, в музыкальную школу, изучал японский язык, читал книги. Все это ему чрезвычайно нравилось. Но счастье длилось недолго: через полтора месяца родители узнали, что сын бросил школу.

И тогда отец, увидев, что Артур категорически не хочет в школу возвращаться, организовал для него Гуманитарный лицей. Благо это было время, когда разные организации легко возникали и так же легко исчезали, - 1991 год.

- Я до сих пор благодарен отцу: Гуманитарный лицей определил мое будущее. Ведь иначе у меня был один путь: в 17 лет я попал бы в Советскую армию. А куда еще я мог пойти без диплома о среднем образовании? Даже без аттестата об окончании ПТУ?

15-летние юноши и девушки, которые пришли учиться в лицей, были такими же, как и я, гуманитариями. И годы обучения в лицее, наверное, если не самые счастливые, то точно самые легкие в моей жизни.

Мой одноклассник, мой лучший школьный друг, стал священником, принял монашество. Дима Лепешев вот уже почти 20 лет как отец Никанор Лепешев. Благодаря ему я знаю быт и нравы священнослужителей, и благодаря ему появился один из самых важных героев «Театральной истории» - отец Никодим. Конечно, я ни с кого не списывал»своего священника, никто не служил прототипом…

В 17 лет Артур уехал в Москву поступать в ГИТИС. Выбор театроведческого факультета был логичен: Артур любил театр и любил писать. Актером стать не хотел. На театроведческий факультет он был принят, несмотря на большой конкурс, незнание московского театра и московской жизни.

- Очень многое мне дала школа великого критика Натальи Анатольевны Крымовой, мастера нашего курса. Она была женщиной очень суровой. Она как будто отказывалась признавать пределы наших возможностей. Была сверхтребовательна, понравиться ей шанса почти не было. Но Наталья Анатольевна была настоящим учителем вот в каком смысле: в 17-18 лет важно встретить человека, который привел бы тебя в движение. Который бы продемонстрировал уровень, показал класс владения профессией. Встреча с человеком и профессионалом, если так можно сказать, высочайшего качества очень важна, и важно, чтобы она случилась вовремя. Мне повезло.

После ГИТИСа Артур уехал путешествовать, хотя друзья и родители его предостерегали, что отказываться от возможного поступления в аспирантуру, не заниматься поиском работы - просто верх легкомыслия. Тем более в такое сложное время - на дворе был 1998 год.

Однако «продолжение образования с помощью путешествий» все-таки состоялось, и год он ездил по Европе: Германия, Италия, Испания, другие страны. А по возвращении предсказания друзей и родных не сбылись: ему практически сразу предложили интересную работу театральным критиком и журналистом в газете «Газета», в «Известиях», в журнале «The New Times» и на телеканале «Культура». Писал не только про театр, но и про кино, про телевидение, начал писать о политике и общественной жизни. Активной деятельности журналиста, критика и редактора отдела было отдано 10 лет. А потом Артур снова решил все поменять.

- Я последовательно ушел со всех работ (а их было три, две из которых - руководящие). Я стал все яснее чувствовать, что, несмотря на насыщенность моей жизни событиями, я застреваю в своем прошлом. Кроме того, мне хотелось вырваться за пределы жесткой цепочки зависимостей: я сам был начальником, у меня были и начальники, и подчиненные, и все мы постоянно, ежеминутно что-то были друг другу должны.

Я хотел уехать в место, противоположное Москве с ее суетой, которая не прекращается даже в ночные часы. Я отправился в Индию. За четыре месяца проехал через всю страну - от Гоа до Гималаев. В Индии живет очень много русских, которые ищут в этой стране кто философских, даже религиозных прозрений, а кто непрекращающейся нирваны, которую им дарят разнообразные наркотические вещества. Мне не удалось, да и не хотелось, влиться ни в одну из групп – ни в «философскую», ни в «наркотическую». Я искал совсем другого: пребывания вне каких-либо групп.

Театр как микромодель мира

В Индии Артур начал писать роман. На свой страх и риск. Хотя и знал о тяжелой ситуации с книгоизданием в России, о кризисе перепроизводства книг, о том, как трудно издать первую книгу, а тем более - обратить на нее внимание читателей.

- Знаете, это ведь почти физиологическая потребность - писать. Свободы от нее достичь очень трудно, наверное, невозможно, да и зачем? Я помню, как поздно вечером, после того, как поплавал в океане, съел свое любимое блюдо под названием «детеныш акулы», я начал писать текст, еще не зная, сколько будет героев и уж точно не ведая, каким будет финал. Да и будет ли вообще? Ведь мне никто не гарантировал успеха, а главное - той степени увлеченности, которая только и делает возможной написание большого художественного текста.

Но текст меня очень увлек. Нельзя сказать, что герои жили совсем отдельно от меня, но порой они преподносили сюрпризы. Текст писался практически на одном дыхании, на каком-то внутреннем подъеме, и очень скоро там начали действовать свои законы, которые определили его развитие. Интересно было ощущать, как текст отделяется от меня и в то же время я сохраняю власть над ним.

Артур начинал писать книгу про театр, но опыт журналистской работы да и темперамент не дали ему оторваться от реальности. Поэтому кроме театральных персонажей (режиссера Сильвестра Андреева, артиста Сергея Преображенского, и главного героя - актера по имени Александр), в романе появились священник, олигарх и многие другие. Задача сделать актуальную вещь не стояла, но книга стала актуальной сама и очень быстро приобретает популярность.

«Артур Соломонов написал смешной, злой и нежный роман про театр, который он ненавидит с такой силой, на какую способна только любовь», - высказал свое мнение о «Театральной истории» Виктор Шендерович. Но это мнение писателя со стороны, а что по этому поводу говорит сам Артур?

- Я очень крепко связан с театром. Шендерович, наверное, прав: во мне переплетаются ненависть и любовь к этому виду искусства. 5 лет ГИТИСа, 10 лет театральной критики - я так долго наблюдал этих невероятно колоритных персонажей, порой даже чрезмерно, неправдоподобно ярких! Но в моем произведении нет портретов режиссеров или актеров, это же не мемуары. Хотя недавно позвонил мне один знакомый режиссер, с которого я списал лишь несколько черт Сильвестра Андреева, и говорит: «Классно ты в образе Сильвестра описал этого…» - и называет фамилию другого режиссера.

Но это роман не совсем и не только о театре, он о том, что происходит сегодня вокруг нас и с каждым из нас. Автор затрагивает в произведении проблему маленького человека и его зависимости от вышестоящих и «вышесидящих». Театр - только символ, микромодель современного мира.

- Я взял образ театра, потому что, во-первых, я театр знаю, а во-вторых, я могу использовать гротеск, использовать художественное преувеличение безнаказанно, не чувствуя фальши и не заставляя читателя ее чувствовать.

В центре произведения - неудачливый актер Александр, на которого волей случая (и главного режиссера) «падает» большая роль. Александром в буквальном смысле правит режиссер, над режиссером довлеет меценат, которым, в свою очередь, манипулирует духовник. И, само собой, они не обращают внимания на главного героя, его интересы. Но Александр делает выбор, совершает поступок, и в конечном итоге его ждет судьба далеко не Акакия Акакиевича.

- В жизни всегда одни люди подминают под себя других. И дело не в государственном строе, не в каком-то особенном периоде исторического времени. На примере театра нагляднее можно показать мир бесконечной зависимости и манипуляций. Актер ведь сам ищет зависимости от режиссера. Что такое свободный актер? Это актер, который никому не нужен… Понимаете, театр - это не только прекрасная, но и страшная штучка на самом деле, если посмотреть на него незамутненным взглядом…

«Театральная история» появилась на свет в начале сентября 2013 года. Журнал «The New Times» назвал роман самым ярким литературным дебютом года, и уже в первую неделю продаж книга вошла в список бестселлеров книжного магазина «Москва» и портала OZON.

- Мне часто, пока я писал книгу, задавали вопрос: «Кто твой будущий читатель?» Это ставило меня в тупик: я не мог нафантазировать какую-то тень рядом с собой, наделить ее некими качествами, определенным вкусом и сделать судьей моего текста, писать как бы для этой тени. Я уверен, что настоящие вещи не пишутся с учетом интересов аудитории.

Каковы дальнейшие планы начинающего писателя? Артур утверждает, что для того чтобы написать следующий роман, ему потребуется такая же ситуация с переменой обстановки. Создать что-то в Москве для него практически нереально. Впрочем, писать он все-таки намерен о Москве, о России.

- У меня есть мысли и герои для новой книги, но и журналистику бросать я не хочу. Я не знаю, как все сложится. Но ясно, что я буду иметь дело с текстами - журналистскими ли, писательскими ли. Графомания - она же никуда не исчезает, она всегда со мной.

А у тех, кто успел ознакомиться с творением, возникает закономерный вопрос: будет ли роман о театре поставлен на сцене?

Дарья Полякова

Комментарии
Комментариев пока нет