Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Клерки должны стать мусорщиками

11.07.2014
Владимир Филонов — художественный руководитель и главный режиссер студии-театра «Манекен» (ЮУрГУ), а также преподаватель актерского мастерства в Челябинском государственной академии культуры и искусств.

Владимир Филонов — художественный руководитель и главный режиссер студии-театра «Манекен» (ЮУрГУ), а также преподаватель актерского мастерства в Челябинском государственной академии культуры и искусств. Специально для молодежного форума «Утро», который завершился в «Карагайском бору» в конце июня, студией-театром был создан уличный спектакль «Метаморфиноз».

Владимир Федорович, расшифруйте, пожалуйста, название.

— «Метаморфиноз» — это объединение трех слов. «мета-» — некое промежуточное состояние либо что-то сверх большое, «морфин» — это связано со сном, «морфоз» — качественный скачок в другое состояние под влиянием запредельных факторов. Если попытаться очень просто это сочетание слов объяснить, то получится выход из сна в какой-то экстремальной ситуации.

И как это соотносится с реальностью?

Многие из наших спектаклей построены не на литературном произведении, а на этюдах, то есть, на предложениях от самих актеров. Соответственно они отражают дыхание времени, ощущение того, что происходит. И этот спектакль не стал исключением. Важными понятиями становятся сон и выход из сна, они отражают современную ситуацию, когда в России происходят глобальные превращения. Есть ощущение, что мы на пороге кардинальных сдвигов. Начало века… Оно всегда в России сложное было. В какой-то мере спектакль это и отражает.

В связи с этим каково предназначение персонажей спектакля?

— Уличный спектакль предполагает упрощенность характеров, схематизм сюжета и образность, стремящуюся к символизму. Мир нашего спектакля определяют такие персонажи, как бумажные люди, клерки, мусорщики, девушки-бабочки. «Бумажные» — это простые обыватели, люди, которые живут своей жизнью. «Клерки» — те, кто устраивают эту жизнь, определяют, как жить, где человеку быть, что делать — некие функционеры, от которых во многом зависит, куда движется общество. «Девушки-бабочки» — те, кто в процессе спектакля превращается в «мокрых куриц». Последними появляются «мусорщики», люди которые наводят порядок, делают мир лучше и чище. Причем ими может стать любой из персонажей, так же, как и зритель, который в уличном спектакле больше участник представления, чем соглядатай. И вот будут ли все эти изменения и ощущения будущего существовать только на словах или это перейдет в некие реальные поступки и дела, в этом основной пафос «Метаморфиноза». «Клерки» должны стать «мусорщиками». Улучшать и очищать мир — функция всех людей, в том числе и многих чиновников.

Очищать от чего?

Грязь — понятие очень широкое. Есть и словесная грязь — ложь, есть грязь бытовая, повседневная. В этой работе очень много ассоциативного. Показателен финальный монолог о том, что волк рождается волком и остается им до конца своей жизни. А человек, рождаясь, может стать либо Буддой, либо Гитлером, либо Башмачкиным, либо никем. Эволюция человека от рождения до смерти очень глобальна. Проблем много в этой жизни, а что с ними делать — брать мусорный мешок и вперед!

Перед приходом «мусорщиков» происходит так называемый «апокалипсис». На ваш взгляд, что рушит этот фантазийный мир?

— Во-первых, он возникает от словесного мусора, когда много пустых слов (эпизод «Речь ни о чем»). Второй момент — навязываемая красота, которая неестественна, декоративна. Она проявляется в дефиле «монрозавров» (девушек в платьях из крафтовой бумаги и мусорных мешков). Видеоряд, который сопровождает действо, очень агрессивно навязывает некий стереотип того, каким надо быть и что такое красота. Агрессия в том, что есть пять-десять человек, которые определяют, какие одежды и какого цвета люди должны надевать, что красивая фигура — это когда 90х60х90 и так далее. Все это надуманно и подается как некий эталон. Словесный мусор и искусственно навязываемая красота могут привести к катастрофе, после которой придется наводить порядок. Красота же истинная проявляется еще и в доброте, которая не имеет дизайна. Какие замечательные лица были у зрителей в финале представления.

Это все-таки уличный спектакль, его увидело небольшое количество зрителей. Какие-то еще показы «Метаморфиноза» планируются?

Посмотрим. Традиции уличного театра у нас в России сложно приживаются. Были очень мощные уличные представления в 20-е годы прошлого века, затем Слава Полунин возродил движение фестивалями уличных театров в 80—90-е годы. Исторически, я думаю, это связано с неким ослаблением цензурных норм. Уличный театр ассоциативен и в связи с этим он на человека влияет очень по-разному. Как дальше будет развиваться история с этим проектом, пока не знаю. Уличное представление — довольно затратное мероприятие, требует высокой технической подготовки актеров — работа с огнем, на ходулях, большие пространства и непосредственный контакт со зрителем… Необходимо делать крупные и выразительные жесты. Для большинства студийцев это был первый опыт уличного спектакля.

Какие еще работы режиссер Владимир Филонов создал в этом сезоне?

— Главная работа — «Аркадия» (по одноименной пьесе Тома Стоппарда) в студии-театре «Манекен». Это одна из лучших пьес ХХ века и в то же время одна из самых сложных. И то, что мы к концу сезона сыграли ее больше десяти раз и имели зрительский успех, говорит о том, что мы не оплошали. Пьеса требовала кропотливой и глубокой актерской работы. Многие с этим справились, и я думаю, что этот спектакль будет еще ни один год в репертуаре. Вторая работа сделана в театре «Манекен» — «Оркестр» по пьесе Жана Ануя. Постановка в жанре кабаре, который заманчив для зрителя, но сложен для актеров. Требуется умение не только петь и танцевать, но и входить в живой контакт со зрителем. В этом отношении спектакль получился. Возникло желание создать еще спектакль в данном жанре. В театре уже есть две работы подобного направления: вариант французского кабаре — «Оркестр» и английское кабаре с элементами абсурда — «Лысая певица» (автор пьесы Эжен Ионеско), поэтому в планах третье кабаре — немецкое. Сейчас я подбираю к нему материал, основанный на судьбе великой актрисы, женщине-легенде Марлен Дитрих. Так что в следующем сезоне в театре «Манекен» будет кабаре-триптих…

От вас!

— Да, от меня (смеется). А еще весь прошлый год шли предварительные работы по подготовке музыкально-пластического спектакля по произведению Бориса Виана «Пена дней», который будет поставлен со студентами руководимого мной курса в ЧГАКИ. В нем будет много творческих сюрпризов для челябинского зрителя.

«Пена дней» был самый первым спектаклем студии-театра «Манекен». А в этом году ей уже 18 лет. Как вы оцениваете, на каком этапе своего развития студия находится сейчас?

— Немирович-Данченко говорил, что театр живет восемь-девять лет, а потом наступает его смерть, и что-то должно произойти, чтобы театр возродился заново. Такой условной смертью студии, стал период, связанный с пожаром в марте 2009 года. Потом были годы борьбы за театр, в которой неоценимую помощь оказали нам наш университет и наш зритель. Сейчас наступает время, когда происходит новый виток в истории студии, момент художественного расцвета. Это связано с несколькими факторами: во-первых, в студии воспиталось несколько молодых, не похожих друг на друга режиссеров, во-вторых, наряду с опытными актерами появилось много новых, дерзких и талантливых ребят. Студия старается быть не похожей на другие театры, она ищет своих авторов, свой материал и соответственно у нас возникает свой зритель, и это не только молодежь. Хотя для меня важно, что молодежь любит ходить на наши спектакли, ей нравится, значит, в них есть что-то такое, что созвучно современности.

Вы уже немного рассказали о ваших творческих планах на следующий сезон в театре «Манекен», в ЧГАКИ, а что планируете ставить в студии?

Классику и про любовь! «Темные аллеи» по Ивану Бунину. Истории любви ослепительной, мучительной, незабываемой, смертельной…И какие драматичные образы, и мужские, и женские! Мечта для любого актера, а в нашем случае еще и возможность творчески проявиться, предлагая свой вариант решения того или иного образа. На первом этапе я не ограничиваю ребят распределением ролей. Хочешь играть — бери и делай этюд! Кроме того, в студии планируются спектакли «Сказка» по В. Набокову, «Циники» по А. Мариенгофу и еще ряд визуально-пластических работ. Все эти спектакли объединены темой любви — от трагической до романтической, от пошлой до возвышенной. Мне кажется, что это связано с той внутренней потребностью «в другом», с желанием разорвать «интернет-одиночество» в жажде живых эмоций. Так что этот год в студии будет годом любви, и пусть она объединит нас с нашим зрителем, и пусть эта взаимная любовь никогда не кончается, а продолжается как жизнь. Практически тост получился!

Инна Моисеенко

Комментарии
Комментариев пока нет