Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Две зеленые сестрицы

31.12.2014
У меня в Челябинске три знакомые ели.

У меня в Челябинске три знакомые ели.

Впрочем, не только три. Их больше. Например, я давно знаю ель у «Орленка», одну из двух на улице Красной, ту, что чуть дальше от проспекта. Правда, лет двадцать назад она выглядела мощнее, внушительнее, теперь малость сникла. Возраст?

Хорошо помню ель в сквере у площади Революции, у фонтана. Если стоять лицом к площади, то -слева от фонтана. Я ее выделил, потому что она трехствольная, что, согласитесь, для ели не характерно.

Иных уж нет. Нет одинокой ели, которая стояла у старого, Кировского моста через Миасс. При строительстве нового моста ей места не нашлось. Я думаю, ее вспомнят тысячи челябинцев.

А 67 елей в еловом сквере против ЮУрГУ? Я давно за ними слежу и время от времени навещаю.

Что есть ель? Вообще-то это зеленый конус, но обычно мы видим ее как равнобедренный треугольник. Ствол ели, идеально прямой, - биссектриса острого угла или, если хотите, медиана. Ветки (лапы) ели отходят от ствола под прямым углом (на концах слегка загнуты кверху), а к вершине укорачиваются по арифметической прогрессии. Наконец, конус ели в своем основании описывает правильный круг, чаще всего совершенно голый, не знающий солнца и лишенный всякой зелени. Такова геометрия ели, пожалуй, самого геометрического дерева в лесу. Остается еще добавить, что ствол ели, каким бы толстым ни был он у земли, на вершине заканчивается тонкой веточкой. По ней можно судить о том, как ели живется, как она себя чувствует. Если последняя веточка стройна и как бы натянута стрункой, значит, все хорошо. А если вершинка скривилась, а то и свалилась набок, - дереву плохо.

Надо сказать, что территория Челябинска - не еловая. Сама по себе ель здесь не растет. А те ели, которые живут в городе, - гости. Причем далекие. Из самой Америки, из Северной. Имя у нее - ель колючая, а у нас известна как ель голубая, потому что иголки ее покрыты сизо-голубым налетом. Так получилось, что голубая ель стала у нас деревом парадным, торжественным. Часто ею украшают порталы и фасады официальных присутственных мест.

Это, однако, не значит, что в городе нет своих, диких елей. Они есть. Это - ель сибирская. То есть тоже не местная. Такого вида, как «ель уральская», нет. А то, что у нас в горах растет ель сибирская, означает одно: от нас начинается Сибирь. Напомню, что обе ели Челябинска - американская и сибирская - культурные, то есть высажены людьми.

Если иметь в виду весь Южный Урал, то он тоже не богат ельниками. У нас много березы и сосны, а ели - всего ничего. Она занимает 85 тысяч гектаров, а это лишь 5,3 процента от всех лесов. Чаще всего еловые «пятна» темнеют в горах за Златоустом и ближе к Нязепетровску.

Здесь надо «осудить» одну «несправедливость». Ели у нас в обиходе, а к новогодним праздникам - у всех на устах. Она и в сказках, и в песнях, и в говорах-поговорках. Но у ели есть родная сестрица - пихта, о ней мы мало что знаем и чаще всего принимаем за ту же ель. Мы не говорим «в лесу родилась пихточка». И не поем, что пихта «много-много радостей детишкам принесла». Мы ругаемся «елки-палки», а не как-то иначе, например, «ах ты, пихты». Между тем пихта ничуть не хуже елки, а кое в чем лучше. Она не колется, ее иголки мягкие, без острия на конце, а лапы пушистые, бархатистые. Пихтовые шишки торчат на ветках вертикально, как свечи, а у ели безвольно свисают вниз. И кора у пихты красивая, гладкая, не то что у ели - шершавая, чешуйчатая. Наконец, пихта пахучее ели.

Правда, пихты на Южном Урале меньше в два раза, чем ели, но все-таки это 40 тысяч гектаров. Издали ель и пихту не всякий различит, поэтому все зеленые конуса в лесу мы принимаем за ели.

Хочу повиниться - одна ель пала, рухнула при мне, по моей просьбе. В горах под Нязепетровском мы поднялись на лесосеку. Долго ехали по лесовозным дорогам, по лежневкам и, наконец, «нырнули» в ус, а это дорога у лесосеки, как бы траншея, пробитая бульдозером. Потом своим ходом, по пояс в снегу, пробирались мимо верхнего склада, куда свозили пачки хлыстов, и наконец, вышли к лесосеке, к делянке, где тарахтела бензопила, там секли лес. Минут десять мы стояли и смотрели, как работает вальщик Гильмитдин Исламов. Потом я выбрал ель потолще и повыше, засек время и попросил Гильмитдина свалить ее. Всего три минуты потребовалось ему, чтобы огромное дерево со скрипом, треском и, кажется, вздохом рухнуло на землю. Сто лет росла ель и за три минуты погибла…

Ели (как и пихте) предписано жить долго. Сто лет - скорее, зрелость, чем старость, но в наших лесах старые ели - большая редкость. Леса наши - молодые. Мы не даем им стареть.

А в самом Челябинске елям расти бы и расти, но не тут-то было. Самые старые ели в сквере у площади Революции те, которые стоят вдоль трибун. Им нет и восьмидесяти лет. Остальные ели еще моложе, но уже возникли разговоры, что сквер надо обновить, деревья заменить, они, мол, уже в преклонном возрасте. Да, конечно, есть среди них деревья-«неудачники», но остальным-то надо дожить свой век. Сквер или парк надо бы уподобить лесу, в котором есть место деревьям всех возрастов.

Я начал с упоминания о трех знакомых мне елях. Вернусь к ним. Я помню их с 1974 года. С тех пор прошло сорок лет, и мало было дней, чтобы я не проходил мимо них. Сорок лет назад в сквере у кинотеатра «Урал» ландшафтные дизайнеры сложили несколько валунов в кучу, а вокруг них высадили саженцы трех елей и одной березы. На фотографии 1974 года камни выше саженцев. Валуны выглядят огромными, едва не до плеч, а деревца - малютки. А теперь… Камни как бы утопились, вдавились в землю, а деревья… Трем елочкам дано было тут жить. Казалось бы, три сестрицы одной судьбы, но их жизни почему-то сложились по-разному. Та ель, что слева, за камнями, - самая высокая, самая широкая и самая благополучная. Она, скажем так, счастлива. Та, что правее, за камнями же, ростом, пожалуй, выше, но она узкая, вытянутая, растет только южным боком. Но самая несчастная та, что ближе к нам, она почти в два раза ниже сестер. Ствол тонкий, ветки редкие, короткие. Как бы подросток. Всю жизнь ее что-то угнетало. Живет, но как-то натужно, сквозь какую-то боль или хворь.

Так и у людей - кому-то везет, а кому-то не очень. И не понять, почему одним дано, а у других отнято.

Комментарии
Комментариев пока нет