Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Поседевшие сироты июньского рассвета

22.06.2000
22 июня - день памяти тех, кто остался на войне

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск

Через полвека после войны ее безотцовщина вспомнила о своем сиротстве, кажется, неожиданно для самой себя. Что же она не давала о себе знать все эти годы? И почему государство вело себя так, будто сирот войны нет совсем?
Не знаю. Наверное, потому, что сирот было слишком много, а государство слишком бедно. Даже и тогда, когда власть наделила фронтовиков всякими барахольными льготами, сироты войны открыто не выказали своей обиды. Наверное, не хотели обижать фронтовиков.

22 июня - день памяти тех, кто остался на войне

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Через полвека после войны ее безотцовщина вспомнила о своем сиротстве, кажется, неожиданно для самой себя. Что же она не давала о себе знать все эти годы? И почему государство вело себя так, будто сирот войны нет совсем?

Не знаю. Наверное, потому, что сирот было слишком много, а государство слишком бедно. Даже и тогда, когда власть наделила фронтовиков всякими барахольными льготами, сироты войны открыто не выказали своей обиды. Наверное, не хотели обижать фронтовиков. А обида была. Если фронтовик льготно покупает швейную машинку, то уж, конечно, не себе, а своей дочери, которой и так выпало огромное счастье вырасти при отце.

Только теперь, когда наступил последний срок, сироты войны позволили себе показать миру свои сиротские слезы. Они даже объединились в организацию, которую назвали "Дети погибших защитников Отечества". И когда председатель организации Валентина Михайловна Новикова выступила по радио с циклом передач о сиротах войны, хлынул поток их взволнованных писем. "Память сердца" - так называется книга, которая собрала эти письма и воспоминания военных и послевоенных лет. Книга вышла на днях.

Я приведу несколько отрывков из этих писем.

Антонида Лукинична Кирьянова из Челябинска: "Когда пришла похоронка, женщины пришли к нам в дом и все причитали. Но мама очень ждала отца, и мы всегда смотрели на дорогу. Когда солдаты возвращались, мама посылала нас встречать. Мы бежим, а все не наш папа".

Галина Михайловна Маслова из Челябинска: "Однажды мама заработала 2 кг овсяной муки. Испекла оладьи. Плакала, видя, как сын их ест, одну за другой, и вдруг спохватился: "Мама, почему я так много ем и не могу наесться?"

Удивительно было, что дети, у которых отцы или совсем не были на фронте, или вернулись живыми, часто смотрели на нас, сирот, свысока".

Анна Васильевна Шишкина из Миасса: "Все знали нашу бедную безотцовскую семью и только удивлялись, откуда у нас такой задор и сила берутся. А мы только своей семьей знали, как тяжело нам живется. Наше общее горе, нужда, дружба, сплоченность помогли нам выжить".

Зинаида Петровна Овсянникова из Челябинска: "Мама, что удивительно, никогда, даже по праздникам, не брала в руки рюмку. Она осталась верна своему мужу, хотя ее сватали. Она у меня строгая, справедливая, необыкновенная и ни с кем не сравнимая. Я ее очень люблю. Так вот, моей мамочке, Синицыной Матрене Михайловне, 13 ноября исполнится 87 лет".

Светлана Ивановна Квитинская из Уйского: "Я очень часто говорю: "Папочка, родной мой, хоть я тебя и не знаю, да встань и посмотри, какое безобразие творится. Да за что же вы свои умные головы сложили?"

Ида Афанасьевна Коржук из д. Новое Поле: "Вот и получается в нашей жизни - детство начинали в нужде и заканчиваем жизнь в нужде с мизерными пенсиями. Любую крупную вещь (стиральную машину, холодильник, мебель) отмечали в очереди месяцами и годами, ночевали у магазинов. А вот наши сверстники и тут получали облегчение, их отцы - участники войны - все получали в первую очередь и без очереди для себя и своих детей, вплоть до квартир - всем обеспечили своих детей".

Валентина Михайловна Краснова из Златоуста: "Зарплата у нас с мужем была не ахти какая, но все-таки накопили на старую списанную машину. Привезли ее на лошади, муж восстановил, но когда бензин стал не по карману, продали и деньги положили на сберкнижку - 2,5 тысячи и внукам по 500 рублей. Тогда для нас это были большие деньги, накопленные на старость. И опять наше любимое государство всего лишило".

Нина Сергеевна Кокшарова из с. Теренкуль: "Мы собираемся 22 июня, это наш день. День тех семей, в которые не вернулись отцы с фронтов войны".

Через полвека после войны власть, по крайней мере городская и областная, нашла добрые слова и для ее сирот.

-- Впервые за 55 лет в майские дни 2000 года, - говорит В.М. Новикова, - в театре юного зрителя состоялось собрание для детей погибших фронтовиков. Нас поздравил глава Челябинска В.М. Тарасов. Он помог издать и книгу "Память сердца". Ее презентация состоялась накануне 22 июня. В эти же дни мы собрались на вечер "Вспомним всех поименно". А 22 июня, утром, - возложение цветов к Вечному огню, а в 15 часов - губернаторский прием детей воинов, погибших в Великой Отечественной войне. n

Сын ищет отца

На днях в Челябинске вышла в свет еще одна книга о минувшей войне - документальная повесть журналиста Леонида Писанова "Без вести погибшие". Книга об очень личном: автор, сын погибшего фронтовика, не смирившись с сухими строчками ответа из Минобороны ("Ваш отец пропал без вести 16 января 1943 года. Других сведений нет, и установить их невозможно"), сам ищет могилу отца, ездит по стране, разговаривает с людьми, работает в архивах: И находит пусть не конкретную могилу, но ту точку на карте войны (Ростовская область, станция Красновка на магистрали Донецк - Сталинград), где пал смертью храбрых его отец - пластовчанин Петр Григорьевич Писанов.

Книга полна теми человеческими подробностями, что не перестают волновать и через десятилетия ("В музее Красновки лежит измятый солдатский котелок, на котором нацарапано: "НА НАС ИДУТ ТАНКИ. ПРОЩАЙТЕ"), и именами людей, много сделавших для того, чтобы герои Красновки перестали быть безымянными. Это прежде всего уроженец Красновки майор в отставке Иван Тимофеевич Рысенко (в его челябинских розысках ему очень помогла журналистка "Челябинского рабочего" Т.А. Никифорова, о чем рассказано в книге).

Комментарии
Комментариев пока нет