Новости

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Коуч сибирских хоккеистов Андрей Скабелка подал в отставку.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Уроки «Торнадо»

24.01.2011
*Часть 6 (последняя). Почему так упорно молчат органы правопорядка?*

Авторы: Сергей КЛИМАКОВ, Ирина ГУНДАРЕВА,

Новита ЗАКАТОВА, Айвар ВАЛЕЕВ, координатор проекта Лев ЛУЗИН

Общественное расследование. Преамбула Молчание органов порождает слухи

Общественное расследование. Часть 1: "Торнадо" реальное и информационное

Общественное расследование. Часть 2: Миасское побоище в зеркале иностранных СМИ

Общественное расследование. Часть 3: Обсуждение «Торнадо» западными читателями и блогерами

Общественное расследование. Часть 4: В Миассе о побоище вспоминают неохотно

Общественное расследование. Часть 5: Власть «расширит поле для досуга»

Общественное расследование. Часть 5: Продолжение

ПОЧЕМУ ТАК УПОРНО МОЛЧАТ ОРГАНЫ ПРАВОПОРЯДКА?

Тогда за столиком в кафе у Назаряна сидел, по версии одних, человек Махонина, некий смотрящий за финансами, по версии других - сам Александр Махонин. Потому и реакция была абсолютно неадекватной - как же, побили большого уважаемого человека! Через десять минут после драки охраннику было дано задание: собрать бойцов на поучительную для рокеров акцию. Водителем-охранником, оказался не кто иной, как все тот же отсидевший срок за убийство блатарей или взятие оного на себя Макс Папян. В результате бойцы были собраны. По свидетельствам очевидцев, «половина каких-то нерусских, гогочущих, другая половина с зоновскими наколками, урки, по пояс голые с татухами, звезды на плечах, купола, местный криминалитет».

Макс и таинственный избитый авторитет, то ли главбух-смотрящий, то ли сам Махонин, сразу оказались вне зоны досягаемости органов, за пределами РФ.

Через десять дней после случившегося губернатор Михаил Юревич скажет:

- Зачинщики в бегах. Меня давно смущала их власть, теперь она стала смущать и милицию, после того, как виновных накажут, многие сделают все, чтобы подобное больше не повторилось.

Возможно, он был так откровенен, потому что блогеры на той встрече задавали острые и неудобные вопросы. Возможно, но ведь и Олег Грачев, его заместитель, первым назвал, точнее, подтвердил журналистам, что Александр Махонин может быть причастен к организации бойни на «Торнадо». Во всяком случае, поведение этих двоих представителей власти, особенно последнее заявление Юревича о том, что он считает важнейшим направлением в дальнейшей работе борьбу с криминалитетом, вселяет определенные надежды. А населению сегодня только и остается, что надеяться, иначе опять на ближайшем концерте поставят битами и «травматикой» на колени.

КРИМИНАЛЬНОЕ СРАЩЕНИЕ

На уровне руководства ФСО России считают, что вскрывшаяся из-за резни в Кущевской «схема управления» населением этой станицы, сложилась и действует по всей стране. Такая оценка сформировалась после анализа различных ситуаций в регионах, с которыми сталкивается ФСО.

К примеру, некий охраняемый чиновник, имеющий бизнес в том или ином регионе страны, получает сигналы от своих управляющих, что на его бизнес «наезжают» местные и требуют дань. Чиновник обращается к тем, кто его охраняет, представители службы выходят на региональную администрацию и ставят ее в известность о таком событии. Через какое-то время чиновнику, на бизнес которого «наехали», звонит глава города, глава района либо даже вице-губернатор, курирующий ту территорию, на которой находится бизнес, и извиняется. Мол, не знали, что это бизнес такого уважаемого и большого человека.

Как считают в ФСО, сращивание криминала с администрациями регионов охватило всю страну. Руководители управляют вверенными им территориями страны при помощи криминала. Либо привлекая «к управлению» уголовные элементы (ОПГ), либо создавая свои собственные «охранные» структуры, а, по сути, те же ОПГ…

ПОНЯТЬ «ТОРНАДО»

В новейшей истории Южного Урала было много страшных криминальных событий - заказные убийства, сексуальные маньяки, просто бытовые зверства. Миасская бойня, к счастью, обошлась без жертв. Однако, безусловно, войдет в историю местной криминалистики как одно из самых пугающих преступлений.

Власти и милиция склонны видеть в событиях на «Торнадо» хулиганство. С формальной точки зрения, это и было групповое хулиганство - «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу», как трактует его нынешний УК РФ.

Однако любой вменяемый человек понимает, что уличное хулиганство - нечто очень локальное и не представляющее большой опасности. В некоторых случаях (и в некоторых местах) - почти норма жизни. Недаром в Уголовном кодексе 1922 года хулиганство определялось как «озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия».

Заметим здесь слово «бесцельное», оно важно.

Была ли у погрома на «Торнадо» цель? Безусловно - показать, «кто в доме хозяин». И хозяин этот - не устроители рок-фестиваля и не власть.

События под Миассом здорово напугали общество. Если можно так выразиться, это очень плохой страх. Страх одиночки перед толпой. Страх оказаться беспомощным. Страх неизвестности. В этом смысле характер этого преступления можно считать террористическим.

Ведь смысл террора - не в конкретном краткосрочном злодействе, будь то даже взрыв бомбы, а именно в запугивании общества. Информационно-эмоциональная волна есть составная часть такого преступления, и более того - его суть.

Учитывается ли этот аспект в официальном расследовании?

В организации фестиваля были серьезные прорехи. Неясна роль охранников и милиции. Да, правоохранителей на фестивале было мало, и они не были готовы к отражению почти войсковой операции. Однако многим очевидцам показалось, что во время бойни милиционеры вовсе «испарились». На одном из видеороликов мы видели рядом активного участника нападения и милиционера, который и не пытался его задержать. Это проблема. Дело даже не в отсутствии геройства - возможно, против толпы у милиции есть какая-то своя тайная тактика. Вопрос в том, способны ли сотрудники МВД защитить людей в тот момент, когда им требуется такая защита? И этот вопрос возникает снова и снова…

Весьма существенный вопрос: «откуда они взялись»? Что это за люди с битами? В какой среде они живут? Чем заняты? Если действительно «случайные» и «в общем, неплохие» парни, имеющие даже семьи, то какая нужда заставила их так просто покинуть дом с перспективой оказаться на нарах?

Неужели прав писатель Алексей Иванов: «Столица считает, что здесь живут дикие люди, вот они и подрались, как положено диким людям». А дикости противостоят цивилизованность и культура в самом широком понимании, от детской самодеятельности до городской атмосферы.

Людьми нужно заниматься. Не только открывать боксерские секции и фитнес-залы (те же «качалки», по сути). Миасс - почти курортный город, с большими и позитивными традициями, высоким образовательным уровнем и, уж конечно, с огромным потенциалом. Словом есть у Миасса основа для иной, некриминальной славы.

Ни у кого сейчас нет сомнений в том, что бойня под Миассом была организована. Означает ли это, что где-то рядом, в Миассе, Златоусте или в Челябинске, существует некая сетевая агрессивная структура, готовая в любой момент нанести точечный удар?

Такая сеть может не иметь идеологии и внятных целей, но как орудие вполне может быть использована любой идеологией и для любой цели. Миасские боевики, слава богу, не нашли поддержки у населения. Но вспомним, так называемые «приморские партизаны» ее имели.

Растущие тарифы на ЖКХ, коррупция, безработица, неспособность милиции защитить население - все это создает социальное напряжение. Иногда бывает достаточно одного повода или лозунга, чтобы наступил взрыв. Вспомним, как в годы перестройки в Челябинске случился «водочный бунт». Ситуация вообще-то смехотворна - кому-то не досталось водки…

Эксперты давно говорят об изношенности инфраструктуры и не исключают техногенные аварии. Погода опять же преподносит сюрпризы. Как поведут себя люди, оставшись, к примеру, на несколько дней без света или воды? Будут ли тихо сидеть дома при свечках? А может, начнут активно искать виноватых?

В условиях, когда население не имеет иной возможности высказать свои претензии власти и, что существенно, быть услышанным ею, массовые уличные акции являются де-факто самым действенным методом решения социальных проблем. А если протест будет усилен еще и ротой-двумя боевиков с битами и «травматикой», то где мы будем искать нашу власть?

Впрочем, политический эффект у подобных акций может быть и адресным. Мы знаем, что после «Торнадо» вроде бы лишились своих должностей несколько милицейских начальников. В перспективе массовое направленное хулиганство может быть использовано против конкретных должностных лиц, причем не только в правоохранительной сфере.

Недавно президент Д.А. Медведев подписал указ, по которому главы регионов становятся ответственными за борьбу с организованным криминалом на вверенной им территории. И, очевидно, этот критерий в оценке деятельности губернаторов будет теперь, особенно после событий в Кущевской, одним из основных…

Всем нам важно понять истинные причины и механизм миасской бойни. Не отгородиться банальным «хулиганством», а осознать как тревожное явление или даже тенденцию. Это нужно обществу, но больше всего в реальных ответах должна быть заинтересована власть. Хотя бы из чувства самосохранения.

Комментарии
Комментариев пока нет