Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Общество без авторитетов В конфликте между прокурором Челябинска и властями города мы почему-то забыли важный аспект - моральный

06.02.2003
Лев ЛУЗИН, Челябинск
В минувший вторник прокурор Челябинска Сергей Давыдов провел очередную пресс-конференцию. Неискушенные обыватели из его слов должны были понять, что планы окружной прокуратуры по расформированию "государева ока" в областном центре сорваны, а судьбу руководства и всей прокуратуры Челябинска теперь будет решать лично Генеральный прокурор Владимир Устинов. Люди более посвященные поняли, что в поднадоевшей всем "войне" Давыдова и его политического соратника, первого вице-губернатора Андрея Косилова, с предпринимателем Артуром Никитиным и мэром Челябинска Вячеславом Тарасовым наступила короткая передышка: политические войны так просто и быстро не кончаются, ибо у людей, "отравленных" властью, в них слишком высокие ставки.
С самого начала было ясно, что "плановые" проверки горпрокуратуры "владений" "вундеркинда от коммерции" Никитина - не случайность. Прокурор Давыдов совсем не похож на борца "за счастье народное": зная положение дел, он долго не ссорился с челябинским градоначальником и вдруг покусился на "святое" - стал изучать работу человека, которого можно считать продолжением самого мэра.

Лев ЛУЗИН, Челябинск

В минувший вторник прокурор Челябинска Сергей Давыдов провел очередную пресс-конференцию. Неискушенные обыватели из его слов должны были понять, что планы окружной прокуратуры по расформированию "государева ока" в областном центре сорваны, а судьбу руководства и всей прокуратуры Челябинска теперь будет решать лично Генеральный прокурор Владимир Устинов. Люди более посвященные поняли, что в поднадоевшей всем "войне" Давыдова и его политического соратника, первого вице-губернатора Андрея Косилова, с предпринимателем Артуром Никитиным и мэром Челябинска Вячеславом Тарасовым наступила короткая передышка: политические войны так просто и быстро не кончаются, ибо у людей, "отравленных" властью, в них слишком высокие ставки.

С самого начала было ясно, что "плановые" проверки горпрокуратуры "владений" "вундеркинда от коммерции" Никитина - не случайность. Прокурор Давыдов совсем не похож на борца "за счастье народное" : зная положение дел, он долго не ссорился с челябинским градоначальником и вдруг покусился на "святое" - стал изучать работу человека, которого можно считать продолжением самого мэра. Понятно, что подобные шаги просто так не совершаются, их тщательно сверяют в высоких кабинетах. Хозяин одного из таких кабинетов, первый вице-губернатор Андрей Косилов, поначалу пытался делать вид, что он тут ни при чем. Но наблюдатели понимали, что "правая рука Сумина" очень тонко использует бизнес-интересы некоторых челябинских предпринимателей, конкурентов Никитина, в свою пользу. Но потом социальный темперамент Андрея Николаевича просто прорвал все разумные ограждения. И он с открытым забралом, в своей неповторимой манере не совсем исправного танка "наехал" на мэра Тарасова с помощью "отважных" московских тележурналистов.

Говорить о том, что все это надо воспринимать как "зачистку" поля битвы перед губернаторской гонкой, даже неинтересно. Удивляет лишь поспешность, с которой Андрей Николаевич ринулся в атаку: до выборов-то еще почти три года. По некоторым отрывочным сведениям можно сделать вывод, что Петр Сумин в 2005 году на выборы губернатора не пойдет. Говорят, Москва, при всех тактических реверансах в сторону и без того загнанных в угол губернаторов-завхозов, все-таки не позволит им идти на третий срок. Видимо, по этой причине, а также от понимания, что реальных конкурентов у него пока двое (Тарасов - глава миллионного города, который уже "по определению" должен иметь губернаторские амбиции, и Юревич - не менее амбициозный депутат Госдумы, который копит средства и медиа-ресурсы для решающего броска), Андрей Косилов просто политически перевозбудился. Между тем Юревич публично отрицает свои амбиции, а из окружения молчащего на эту тему Тарасова приходят сигналы о том, что он и не собирается в губернаторы.

Но сегодня хочется сказать о другом, более важном для всех нас, уважаемые читатели, - о моральной подоплеке этого скандала.

На мой взгляд, повышенная политическая активность Сергея Давыдова - это прежде всего следствие неожиданных высказываний Артура Никитина, заявившего "городу и миру", что прокурор города в своем "семейном бизнесе" (напомним: супруга прокурора арендовала место в Никитинских рядах и, по словам Никитина, долго за него не платила) слишком тесно с ним соприкасался. Было сказано еще несколько вещей, ставящих под сомнение чистоплотность высокого должностного лица. Публичная реакция Давыдова, прокурора большого города, серьезного государственного мужа, на обвинения предпринимателя меня тогда изумила. Вместо того, чтобы жестко и четко пресечь поползновения зарвавшегося коммерсанта (такие люди, я считаю, должны с дрожью в коленках заходить в прокурорский кабинет), он "интеллигентно" сказал, что разберется с этим цивилизованным путем. Что это за прокурор такой скромный, подумалось тогда. Как он вообще допускает, чтобы против него смел что-либо говорить человек, который априори находится в другой социальной весовой категории. На это могло быть два ответа: либо прокурор, мягко говоря, рыхловат, либо он действительно вошел в какой-то непонятный контакт с известным предпринимателем и теперь боится делать резкие движения, чтобы окончательно не усугубить ситуацию. Дальнейшее поведение Давыдова подтвердило, на мой взгляд, оба этих предположения. Понимая, что он может остаться в общественном мнении совсем не героем, каким уже в силу своей должности обязан быть прокурор, Давыдов решил поправить свой имидж. Это можно было сделать только путем решительного разоблачения порядков, установленных в городе мэром Тарасовым. Так Андрей Косилов приобрел в лице прокурора Сергея Давыдова "убежденного" сторонника.

Я пытался обсудить тему незапятнанного прокурорского мундира с разными людьми. Реакция была удивительной. О чем ты, наивный, говорили одни. Какая честь?! Вспомни Скуратова, тут то же самое. Ты судишь абстрактно, умозрительно, говорили другие, на вещи надо смотреть реальнее. Прокурор - тоже человек, на скромную государеву зарплату нормально жить сложно, вот он и позволял жене зарабатывать. Она прикрывалась его именем?! Да не надо, муж за жену не отвечает.

От таких обсуждений хотелось "караул" кричать. Нет, я все понимаю - в нынешней российской действительности очень трудно оставаться приличным человеком. Примеров сомнительного поведения очень много. Коррумпированный чиновник, купленный депутат, продающийся направо и налево "за три копейки" журналист, "краснокрышующий" силовик и т.д. А недавно в Челябинске на сторону одной из сторон конфликта "Косилов, Давыдов - Тарасов, Никитин" встала спортивная суперзвезда, живущая в столице. Удивляет легкость, с какой люди, в силу объективных причин далекие от глубокого понимания ситуации, где с обеих сторон просто не может быть "белых и пушистых", "дарят" свои голоса в поддержку кого-либо. Кстати, молчание Вячеслава Тарасова в ответ на очень серьезные обвинения в его адрес - отнюдь не свидетельство мудрости. Многим хочется представить дело так, что мэр работает, ему некогда заниматься интригами, отвечать на всяческие нападки. Но нападки нападкам рознь. В цивилизованном обществе после таких оскорблений вообще-то принято идти в суд.

Скоро начнутся выборы, и телеэкраны и полосы газет вновь заполнят известные люди искусства и спорта, которые начнут "убежденно" агитировать за ту или иную партию, за того или иного кандидата. Каждая такая "засветка" будет наносить непоправимый урон их моральному авторитету.

Наше расхристанное, раздираемое противоречиями общество уже устало жить в атмосфере всеобщего неверия. У нас до сих пор нет национальной идеи. И людям просто необходимы моральные авторитеты. Авторитеты высочайшей пробы - такие, какими были академики Сахаров и Лихачев. И авторитеты классом пониже, но без которых общество тоже не может быть здоровым. Такими маяками просто обязаны быть люди, занимающие высокие посты. Они должны не ослаблять, а усиливать своими человеческими качествами престиж должности, которую им доверили. И мелочей здесь быть не может. Без таких "повседневных" авторитетов, жертвующих своим бытовым комфортом, не реагирующих на сомнительные соблазны, общество превратится в сборище растительных существ, которым нужны только деньги, развлечения и снова деньги. Мне в таком стаде жить не хочется.

Усидит Сергей Давыдов в своем кресле или нет - покажет ближайшее будущее. Но при любом исходе ему уже не восстановить того морального авторитета в обществе, которым по должности он обладал до описываемых событий. Говорят, то, что на защиту своего шефа встали сотрудники горпрокуратуры, произвело большое впечатление в Первопрестольной. Поэтому в судьбу прокурора Челябинска и вмешался Генеральный прокурор России Владимир Устинов. Скоро мы поймем, что стоит за этим вмешательством - желание выждать время или действительно защита смелого прокурора от слишком ярых начальников. Расклад тут прост: "крутые" действия окружного прокурора Золотова на политическом фоне, который Андрей Косилов и Сергей Давыдов все-таки сумели создать с помощью московских телевизионщиков, выглядели просто двусмысленно. Уж больно это походило на то, что "товарищи из округа" действуют не в интересах государства и общества, а в пользу одной из сторон конфликта.

Чем бы ни закончился этот скандал, один очевидный урок всем нам уже дан: люди, наделенные законом большой силой, не имеют права на человеческие слабости. n

Комментарии
Комментариев пока нет