Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Больного надо полюбить..."

08.02.2003
В свои 97 лет академик Углов продолжает оперировать и бороться за трезвость

Делайте главное
Узнав, что я еду на встречу с Федором Угловым, знакомые удивленно распахивали глаза и осторожно интересовались: "А разве он живой?!": Еще какой живой! В этом убедились почитатели хирурга и сторонники его антиалкогольного движения, собравшиеся в актовом зале администрации города Озерска: Своему приезду в закрытый город 97-летний академик обязан заведующему корпунктом "Челябинского рабочего" Геннадию Ярцеву и председателю местного общества "За здоровую и радостную жизнь" Виктору Свиридову. Именно они уговорили семью Угловых после долгого пути по железной дороге из Санкт-Петербурга в Екатеринбург завернуть в Озерск. Знаменитый хирург приехал не один. Его сопровождали жена Эмилия Викторовна и их 32-летний сын Григорий, дирижер симфонического оркестра:
Беседа Углова с народом продолжалась целый час, после чего он ставил автографы на свои книги, с удовольствием фотографировался со всеми желающими, давал интервью нашей газете. А под конец поверг в изумление окружающих, когда взял в руки брошюрку с мелким тестом и, даже не прищуриваясь, не прибегая к помощи очков, свободно стал читать выдержки из нее.

В свои 97 лет академик Углов продолжает оперировать и бороться за трезвость

Делайте главное

Узнав, что я еду на встречу с Федором Угловым, знакомые удивленно распахивали глаза и осторожно интересовались: "А разве он живой?!" : Еще какой живой! В этом убедились почитатели хирурга и сторонники его антиалкогольного движения, собравшиеся в актовом зале администрации города Озерска: Своему приезду в закрытый город 97-летний академик обязан заведующему корпунктом "Челябинского рабочего" Геннадию Ярцеву и председателю местного общества "За здоровую и радостную жизнь" Виктору Свиридову. Именно они уговорили семью Угловых после долгого пути по железной дороге из Санкт-Петербурга в Екатеринбург завернуть в Озерск. Знаменитый хирург приехал не один. Его сопровождали жена Эмилия Викторовна и их 32-летний сын Григорий, дирижер симфонического оркестра:

Беседа Углова с народом продолжалась целый час, после чего он ставил автографы на свои книги, с удовольствием фотографировался со всеми желающими, давал интервью нашей газете. А под конец поверг в изумление окружающих, когда взял в руки брошюрку с мелким тестом и, даже не прищуриваясь, не прибегая к помощи очков, свободно стал читать выдержки из нее. Единственное, на чем сказались преклонные годы, так это на слухе: вопросы с дальних мест академик не улавливал, зато рядом с ним можно было говорить, не повышая голоса. Его же голос был прекрасно слышен во всех углах огромного зала.

-- Федор Григорьевич, в своей книге "Сердце хирурга" вы приводите слова Игоря Курчатова: "Делайте в своей работе, в своей жизни самое главное. Иначе второстепенное легко заполнит вашу жизнь, возьмет все силы и до главного не дойдете". Вы сами всегда следовали этому постулату?

-- Старался: Главным в моей жизни была работа. А в работе - больной человек. И я не жалел ни времени, ни сил, чтобы его спасти. Первому в стране, а может быть, и в мире мне приходилось делать такие операции, которые до меня никто не делал или делали единицы. Поэтому приходилось очень долго готовиться. К каждой операции подходил очень с большой ответственностью. Может быть, поэтому результаты были настолько приличными, что меня считают одним из пионеров операций на сердце, легких, пищеводе. Теперь такие операции делают во многих клиниках, в том числе и нашей - ленинградской клинике госпитальной хирургии N 2 Ленинградского медицинского университета.

С городом Ленина в сердце

Здесь следует оговориться: Углов за все время беседы ни разу не произнес нынешнее название города - Санкт-Петербург. И это понятно: большую часть жизни он провел именно в Ленинграде (и по сей день там живет), здесь работал во время блокады, потерял десятки друзей, умерших от голода, поднял на ноги сотни раненых бойцов.

-- Федор Григорьевич, помните ли свою последнюю операцию?

-- Последняя операция была несколько месяцев назад. Я удалил пациенту огромную опухоль, весом до пяти килограммов, которая проросла на спине, а также пораженную почку. Все это я убрал. Потом больного уже в хорошем состоянии демонстрировали по телевизору. Может, кто из вас и видел. А не так давно пришла женщина, которую я когда-то оперировал. Ей надо было сделать операцию по поводу грыжи. И она сказала: "Никого не хочу допускать до себя. Доверяю только Федору Григорьевичу!" Пришлось прооперировать. Вообще же я практиковать прекратил: пора отдыхать. Тем более, что у меня прекрасный заместитель, который сейчас работает заведующим кафедрой. Он хороший хирург, делает все то, что делал я, и продолжает развивать. Ему можно смело довериться.

Честно говоря, я не очень поверил академику. В 97 лет встать за операционный стол! Это из области фантастики, а может, память подвела пожилого человека.

-- Все верно, - подтвердил допрошенный с пристрастием по окончании интервью сын Углова Григорий, - папа два или три месяца назад действительно держал в руках скальпель. На самом деле удалил опухоль. А девять лет назад, в свои тогдашние 88, простоял за операционным столом десять часов!

Полюби больного своего

Но вернемся к интервью.

-- Федор Григорьевич, в своей книге "Сердце хирурга" вы описываете случай, когда взялись за операцию, от которой отказался ваш учитель Николай Петров. Получается, что покусились на авторитет своего наставника:

-- Ну, во-первых, я спросил разрешения у Николая Николаевича. А, во-вторых, у профессионалов не может быть амбиций, тем более, если на весах - жизнь человека. Операция по удалению огромной опухоли удалась, и я демонстрировал пациента на заседании хирургического общества имени Пирогова в Ленинграде. И самым дорогим для меня стали не поздравления коллег, а выступление Николая Николаевича. Во всеуслышание он заявил, что отказался делать операцию, а вот Углов взялся, и получилось хорошо. Закончил же так: "Будем помнить, товарищи, что в мировой сокровищнице науки второго подобного факта нет. Человеку отняли сорок процентов веса тела - 36 килограммов, а он остался жив!"

-- В те годы в медицине на слуху были два имени - Углов и Амосов. Два великих хирурга. Вы были друзьями или соперниками?

-- Мы дружили, общались, переписывались. Отношения были хорошие. По каким-то вещам спорили. Амосов пропагандировал бег от инфаркта, изнурительные гимнастические упражнения. Я же считал и считаю, что такая физическая нагрузка не для каждого. А вот закаляться надо. Я до сих пор обливаюсь по утрам холодной водой, парюсь в бане.

-- И отношения к больным у вас разные:

-- Да, тут мы с Николаем немного не сходились. Я, например, старался как можно больше узнать о пациенте, полюбить его и спасать его уже, как родного. Амосов же утверждал, что к больному нельзя привязываться, ибо в случае смерти хирург будет сильно переживать.

Пьющие - за: трезвость!

-- Вы известны как один из инициаторов пропаганды здорового образа жизни. Вы стояли у истоков антиалкогольной кампании в стране. В своей книге приводите слова Дарвина: "Привычка к алкоголю является большим злом для человечества, чем война, голод и чума, вместе взятые". И добавляете: "Наша задача - сделать все возможное, чтобы люди стали трезвенниками".

-- По-прежнему считаю, что всеобщая трезвость возможна. Доказательство тому - движение "Союз борьбы за народную трезвость". Союз живет и развивается. Не только в Ленинграде, но и в других регионах страны, особенно в моей родной Сибири. Сам я за всю жизнь не выпил ни рюмки, не выкурил ни одной папиросы. До сих пор у нас собираются компании по 40-50 гостей. Весело проводим время, поем, танцуем и: ни капли спиртного. Правда, был однажды забавный и поучительный случай. К нам приехал приятель из Грузии. От чая решительно отказался, попросил вина. Мы с женой нашли немного сухого вина и налили ему. Гриша, ему было тогда лет десять, разрыдался и убежал с криком: "Вы меня обманули! Вы говорили, что не будете никого угощать! А сами:" Так вот сын наш до сих пор не курит и не пьет.

-- И все-таки почему, на ваш взгляд, антиалкогольные кампании, затеянные государством, терпели поражения?

-- Да потому, что возглавляли эти походы за трезвость: пьющие люди!

-- Вы удивительно бодры для своих лет: Придерживаетесь ли какой-то диеты? Занимаетесь ли физкультурой?

-- Начну с ответа на второй вопрос. В юности занимался гимнастикой, поднимал гири, крутился на турнике. Потом уже - от случая к случаю. А вот холодной водой обливаюсь до сих пор, даже при сорокаградусном морозе. В сорока километрах от Ленинграда у нас дача. Там есть хорошая русская баня. Попаримся - и в снег: Что касается диеты, то ее у меня нет. Ем все. Придерживаюсь лишь одного правила - вставать из-за стола немного голодным. То есть еще бы съел столько же, но считаю достаточным. Поэтому вес у меня такой же, каким был в 18 лет.

-- Цитата из вашей книги: "Грубые руки у врача - это прежде всего грубое, не знающее сострадания сердце". Это ваше кредо?

-- Разумеется. Врач, не сострадающий, не сочувствующий, не переживающий за больного, никогда не научится по-настоящему лечить. Я всегда любил больного, а потому спасал его, как, может быть, самого близкого человека.

-- Федор Григорьевич, есть доктора, которые неоперационным путем пытаются помочь своим пациентам. Действуют словом, гомеопатическими лекарствами, исключая скальпель:

-- Я терпимо отношусь к любым методикам. Особенно к безопасным. Все хорошо, что идет на пользу больному.

-- У вас на пиджаке медаль лауреата Ленинской премии. А на звания Героя Соцтруда вас выдвигали?

-- Может, и выдвигали. Но меня это мало интересовало. У меня и так есть самое высшее звание - хирург.

Мнение сына

Интересно было узнать, что думает о своем отце Углов-младший.

-- Это очень яркая личность, - сказал Григорий Федорович, - во всех отношениях. Для меня он - образец в плане гражданской позиции, позиции нравственной. В быту человек непростой, порой взрывной, но быстро отходит. Умеет прощать обиды. Ну а главное, он по-прежнему в строю. Активно, конечно, уже не практикует. Зато консультирует в клинике. К мнению академика Углова, знаете ли, прислушиваются.

Спустя короткое время семья Угловых вновь села в машину. Конечный пункт путешествия - санаторий "Урал", куда Федора Григорьевича, Эмилию Викторовну и Григория пригласили на отдых сотрудники известной уральской здравницы.

Беседовал Виктор РИСКИН

Комментарии
Комментариев пока нет