Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Варанаси. Здесь не плачут

02.02.2011
Крематории, прачечные и храмы на одном берегу священной реки

Город, где все проблемы Индии обострены до предела, привлекает своей экзотичной неустроенностью туристов со всего света.

Не каждый заядлый путешественник рискнет отметить на маршруте своей индийской поездки Варанаси - один из самых старых городов в мире, окутанный легендами и домыслами, где жизнь кипит и в наши дни. Город, где днем и ночью горят погребальные костры на оживленном берегу безмолвной реки Ганг.

Варанаси, или Бенарес, а во времена английских колонизаторов - Каши, по индуистским верованиям, построен богами. Они жили здесь вместе с людьми, но потом ушли в Гималаи. Варанаси некогда был индийским центром науки, ремесел и искусства. Здесь и сейчас расположен самый крупный в стране университет, а на мануфактурах делают лучший индийский шелк. Во времена правления мусульман многое было разрушено, храмы превращены в мечети, но уничтожить вечный город не удалось. Согласно археологическим сведениям, он уже существовал 4000 лет назад, и жизнь в нем, тонко граничащая со смертью, не прерывалась никогда.

Скрывая на своих улицах 1500 храмов различных религий, Варанаси и сегодня остается особым местом для жителей страны и центром паломничества. Это город Шивы и Брахмы. В пригороде Варанаси прочитал свою первую проповедь Будда. Существует мнение, что каждый индус должен хотя бы раз в жизни посетить Варанаси и окончить свои дни на берегах Ганга, чтобы избежать реинкарнации души и обрести покой в лучшем из миров. Однако ни одному утверждению в стране, где каждые сто километров меняется все от одежды до кухни, нельзя доподлинно верить.

- Для меня Варанаси не значит ничего, кроме того что это самый грязный и запущенный город в Индии, - немного разочаровал меня профессор истории, делиец Ракеш Батабял.

Варанаси притягивает не только индийцев, но и туристов. Кажется, их ведет сюда животное любопытство. Так или иначе, каждый, кто прогуляется по берегу Ганга, покидает эти места потрясенным.

""""" """"" """"""


Самый простой и экономичный способ добраться из столицы Индии Нью-Дели до Варанаси – сесть на вечерний поезд. 12 часов в пути, и вас примет не по-утреннему шумный и оживленный город. Испытание моей брезгливости началось еще на делийском вокзале. Общие вагоны с открытыми, без стекол, окнами, под завязку заполнены людьми в грязных лохмотьях. Больные и старые люди на последнем издыхании сидели и лежали на полу в тамбурах, они были живой иллюстрацией к рассказам о том, что индусы едут в Варанаси, чтобы попрощаться с жизнью.

Минуя грязные вагоны «смертников» и бедноты, покрытая мурашками, я с облегчением вошла в свой вагон, напомнивший мне наш плацкартный. Отказавшись от ужина (риса с соусом и лепешки), забралась на верхнюю полку и попыталась уснуть. Но всю ночь мне мерещились трупы по берегам реки, а кашель с соседней полки наводил ужас.

Варанаси встретил ярким солнцем и пока пожалел обоняние, готовое с первым вдохом ощутить смрад. На перроне встречающие посыпали лепестками голову забавного старичка-хинду и вешали ему на шею бусы из таких же рыжих, как его туника и шаровары, свежих цветов. Мое внимание перехватил предприимчивый рикша, предложив довезти на своем тук-туке до хорошего и недорогого отеля, а после – куда угодно. В тук-туке к нам подсел еще один расторопный парень, предлагающий услуги экскурсовода, гида и телохранителя в одном лице по низкой цене. И не спросив моего окончательного решения, на всех скоростях, на которые способен тук-тук, они уже врывались в пробку.

""""" """""" """""


В Варанаси только и успевай крутить головой, толкать друга «смотри, смотри», удивляться и ловить интересные кадры. По одной с тобой дороги, как ни в чем ни бывало, движутся удивительные и невозмутимые персонажи.

Старик-бородач с длинными космами за рулем велорикши, пожилая мусульманка на скутере – закутана в паранжу, только очки торчат из прорези. На обочине присел со склянками доктор аюрведы и успешно собирает вокруг себя захворавших клиентов. Слева что-то жарят и ремонтируют, справа гладят огромным утюгом на углях, шьют и стригут. Прямо на тебя несется повозка, груженая тюками, рядом идут люди с коврами и огромными корзинами на голове. Участники движения кричат, гудят и мычат.

На переполненных общих для всех дорогах машина – бесполезный транспорт. Велорикша, тук-тук, велосипед и мопед – самые распространенные средства передвижения. А свернув с основной дороги, и вовсе придется идти пешком, да прижиматься к стене, чтобы разойтись в узком переулке с коровой.

Прошу моего гида Бабу (в переводе - дитя), сопровождать меня в пешей прогулке по старому городу, одна я потеряю дорогу и заблужусь после первого же поворота. И вот, перепрыгивая через коровьи лепешки на каменных мостовых, я спешу за безотказным гидом. Сколько лет домам в старом городе, тянущемся по берегу Ганги, можно только догадываться. Некоторые из них еще хранят на своих стенах, окнах, балкончиках красивую лепнину, свидетельствующую о былом богатстве и роскоши. 2-3 этажные дома расширяются кверху и почти смыкаются у крыш. Универсальные, они вмещают в себя на первых этажах помещения для велосипедов и скота, на стенах налеплены полки для посуды или товара. Приоткрой маленькую дверку, рассчитанную на лилипута, и увидишь хозяйственный дворик. Зайдешь внутрь (все открыто, а хозяева где-то наверху), и будешь подниматься по крутой, совершенно бесполезной лестнице, чтобы найти в итоге одну комнату. И кто только придумал тратить и без того ограниченное пространство на нагромождение лестниц. Жизнь есть и на крышах домов. Взобравшись по лестнице на крышу, с которой открывался вид на реку, мы обнаружили несколько коров и их беспечных владельцев.

Если не брать в расчет тот интерес, с которым турист, привыкший к широким проспектам и площадям, плутает по лабиринтам Варанаси, город представляет собой печальное зрелище.

Грязные улицы, ветхие, обшарпанные дома, обочины, превратившиеся в общественный туалет. Варанаси остается одним из самых неустроенных городов Индии. Картина запущения и попустительства приводит в ужас. Далеко не во всех частях города есть электричество и водопровод. Мужчинам здесь ничего не стоит просто отвернуться к стене и справить нужду, так что моча течет по улицам ручьем. Общественные туалеты не обозначены табличкой и не огорожены стенами – их узнаете по запаху.

На порогах домов сидят обитатели лабиринтов, каждый второй чем-то торгует.

На одной из улиц мы случайно забрели в типографию с каким-то доисторическим печатным станком, выдававшим банковские бланки, всю остальную часть типографского процесса от нанесения штампов до переплета работники выполняли вручную, сидя на каменном полу. Интерьер украшали аквариумы с рыбками. Никто и слова не сказал мне, когда я, утомившись от прогулки, заняла кресло босса. Лишь улыбались в объектив и просили сфотографировать каждого. Позже хозяин типографии с гордостью показал мне свадебные пригласительные, отпечатанные здесь же. Что ж, смотрелись они шикарно.

Хитрый Бабу завел меня и на шелковую фабрику своего приятеля, где менеджер сначала показал, как на ручном станке ткут шелковое полотно с вкраплением серебряных нитей, в то время как за стенкой стучали станки посовременнее. А потом привел на склад, усадил на матрац и стал эффектно, как фокусник, разворачивать перед моим восторженным взором свои богатства, завышая реальную цену товара в разы.

Меж домов на улицах Варанаси затерялись храмы, совсем крошечные, как все в этом городе. Среди всех выделяются Храм Шивы и Храм Обезьян. Уж не знаю, почему обезьянки так облюбовали это место, но их тут несколько десятков. Они ходят по проводам, бегают по крышам, кувыркаются на поручнях, беспардонно встречают посетителей, хватают женщин за подолы, а мужчин того и гляди подергают за бороду.

"""" """""" """""


Попадая из шумного города на берег реки, кажется, окунаешься в безвременье. Ганг, шумный и стремящийся в Гималаях, здесь разливается по равнине и замирает на месте. Мутная вода священной реки плавно сливается с туманным горизонтом. Она кажется безучастной до всего происходящего по западному берегу. Старый город спускается к реке высокими ступенями - гхатами. Это места совершения различных ритуалов. Два из них служат для кремации покойников.

Туристов здесь не любят, хоть и делают на них неплохие деньги. Хочешь наблюдать – наблюдай, да только издали и не щелкай фотоаппаратом. Лучший способ рассмотреть удивительные образцы архитектуры, сохранившиеся на берегах Ганга, - нанять лодочника. Но, конечно, не дома и храмы больше привлекают внимание туристов, а дымок, поднимающийся над гхатами.

«Подплывай поближе», - просит лодочника моя спутница Марина. И вот мы уже отчетливо видим погребальный костер, в котором потрескивает и разлетается в пепел обгоревшая нога. Рядом лежит на деревянных носилках тело женщины, замотанное в красный саван. Неподалеку – огромная поленница дров. Говорят, их свозят сюда со всей Индии.

- Обеспеченные индусы кремируют своих родственников в газовых крематориях, а тем, кому это не по карману, привозят тела к таким дровяным кострам, - объясняет нам лодочник, которого тоже зовут Бабу. – После кремации родственники собирают кости и пепел и опускают в воду на середине Ганга. Некоторых мертвецов опускают в реку без сожжения: святых, беременных женщин, укушенных коброй, младенцев, умерших от кожных заболеваний. Они очистились страданиями и лишениями и не нуждаются в очищении огнем.

К счастью во время нашего плавания подводные обитатели Ганга не давали о себе знать.

- А почему противоположный берег пустует? - спрашиваю я, надеясь подтвердить информацию, что другой берег реки индусы считают приютом душ умерших.

- На том берегу в хорошую погоду устраиваются пляжи, люди загорают и приходят на пикники, - разуверил меня Бабу.

Обещанным неприятным запахом Ганг нас не отпугнул, и в сравнении с загаженными улицами благоухал, как цветущий луг. Возможно, мы просто выбрали удачное время, когда здесь стояла прохладная погода.

""""" """""" """""

На берегу Ганга не увидишь плачущих людей. Родственники безмолвно сидят у костра. А вокруг кипит жизнь. Здесь молятся, занимаются йогой, читают газеты, играют в футбол и бадминтон, смеются, поют, стригутся.

На рассвете толпа стекается к Гангу для утренней молитвы и купания. По несколько раз люди ныряют в холодную реку. Дети кричат и ежатся, те, кто постарше брызгаются и толкаются. Индусы чистят зубы веточкой, полощут рот речной водой, причесываются и прихорашиваются. А затем присаживаются к брамину, тот читает молитву и ставит, обмакнув палец в краску, на лоб печать – третий глаз Шивы. Теперь можно приступать к мирским трудам.

Хитрые все же эти индусы, подумала я, прогуливаясь на рассвете по берегу. Привлекают в Варанаси туристов со всего света только тем, что моются в речке за неимением нормального водопровода.

Искупавшись, народ устраивает большую стирку, это забота мужчин. Они смешно стучат скрученным бельем по деревяшке или камню, а затем полощут его в реке. По гхатам ходят такие персонажи, что думаешь, попал в отделение местной психиатрической клиники. Один дедуля в красном тюрбане и с рисунком на весь лоб очень просил его сфотографировать (за деньги, естественно). Другой, увидев фотоаппарат, замахнулся на меня клюкой в виде кобры. Рядом скакали козы, одетые в курточки и трико с лампасами.

Днем то из одного, то из другого храма слышаться молитвы и песнопения. Когда солнце скрывается за горизонтом, на одном из гхатов начинается вечерняя церемония служения реке. Под аккомпанемент национальных инструментов, монахи читают молитвы и совершают ритуальные танцы с зажженными факелами.

У гхата образуется огромный зрительный зал из припаркованных лодок. Освещенные светом факелов, приезжие с любопытством наблюдают за церемонией и сами являются любопытным зрелищем. Туристы с Востока – в масках, с Запада – в спасательных жилетах. Дети, прыгая с лодки на лодку, предлагают свечи, украшенные цветами. Туристы с удовольствием покупают такие композиции, фотографируются с ними, а потом опускают в реку в благодарность за удовлетворенное любопытство.

Комментарии
Комментариев пока нет