Новости

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

За полмиллиона здоровье не купишь

04.02.2011
15 лет Александр Прейс доказывал государству, что неизлечимое заболевание  "заработал" на армейской службе

Марина МОРОЗОВА

Коркино

Только благодаря вмешательству Коркинской прокуратуры рядовому Прейсу удалось отсудить у Министерства обороны РФ 500 тысяч рублей. Это только кажется, что служба связиста в мирное время абсолютно безопасна. Но если невидимые глазом высокочастотные электромагнитные волны превысят норму в 54 раза, последствия могут быть страшными. 38-летний житель поселка Первомай-ский Александр Прейс испытал это  на себе.

Не служба, а мечта

Дембельский альбом Саши Прейса затерт почти до дыр.

15 лет Александр Прейс доказывал государству, что неизлечимое заболевание "заработал" на армейской службе

Марина МОРОЗОВА

Коркино

Только благодаря вмешательству Коркинской прокуратуры рядовому Прейсу удалось отсудить у Министерства обороны РФ 500 тысяч рублей. Это только кажется, что служба связиста в мирное время абсолютно безопасна. Но если невидимые глазом высокочастотные электромагнитные волны превысят норму в 54 раза, последствия могут быть страшными. 38-летний житель поселка Первомай-ский Александр Прейс испытал это на себе.

Не служба, а мечта

Дембельский альбом Саши Прейса затерт почти до дыр. Сразу видно, что хозяин частенько его открывает. Наше знакомство тоже начинается с перелистывания страниц с черно-белыми фото. Внезапно понимаю: армия стала самым ярким и светлым воспоминанием во взрослой жизни Александра.

В 1990 году ему, 18-летнему призывнику, пришла пора отдать долг Родине. В военкомате спросили: в каких войсках хотел бы служить? Саша не сомневаясь ответил: "В связи". Еще в школе он увлекался электроникой, паял схемы, а в поселковой любительской радиостанции выходил на связь со всем миром. Хобби помогло ему по достоинству оценить классную учебку связистов в Муроме.

А когда Сашу отправили служить в Кемеровское высшее военное командное училище связи, он очень обрадовался. Поступить туда мечтал еще на гражданке. Он с сослуживцами нес боевые дежурства в помещении, напичканном приборами, через которые проходил участок антенны, стоящей на крыше. Однажды этим фактом заинтересовался офицер, служивший раньше в Германии.

-- Почему антенна в помещении? - недоумевал он. - Ближе двухсот метров рядом с ней нельзя постоянно находиться, бывают опухоли мозга.

Парни задумались, а потом задали этот вопрос начальнику связи и медику. Те дружно успокоили: армейские передатчики безопасны. Со временем все забылось, солдаты успокоились. Дело молодое, вся жизнь впереди!

Отслужив срочную службу, Александр Прейс стал курсантом училища связи. Учился хорошо, лучше многих. Но через полтора года почувствовал, что устал, стал с трудом запоминать материал. Решил год отдохнуть, а в училище потом восстановиться. На время академического отпуска вернулся контрактником в тот же узел связи.

Факт, науке неизвестный?

В первый раз Саша потерял сознание, когда был в отпуске дома. Первомайские врачи заподозрили что-то вроде клещевого энцефалита, поскольку незадолго до этого парня кусал клещ. Обследование на томо-графе показало опухоль головного мозга. Сашу хотели прооперировать в Петербурге, в военно-медицинской академии. Но очередь продвигалась медленно, а состояние ухудшалось очень быстро. Иногда солдат терял память на несколько дней. Операцию сделали в Кемеровской областной больнице. На поправку Саша пошел быстро. Однако гражданские врачи не пытались исследовать связь между болезнью и службой в армии.

Увольняться Александр не хотел. Остался в том же узле связи. Вскоре радиостанцию заменили на другую, мощность ее стала меньше в два раза. Тогда же по приказу начальства он переделал антенну на крыше. Оказалось, она была не строго симметрична, из-за этого сигнал шел прямо в помещение. Все это по настоянию Александра было записано в актах.

Скоро Прейс снова потерял сознание, и в августе 1995 года его комиссовали. Поиски справедливости у военного прокурора и начальника училища ничего не дали. Тем более в официальных документах должность связиста-радиотелеграфиста была обозначена иначе - "водитель-электрик". В российской армии такое бывало. А какое облучение может быть у водителя?

Служебное расследование было назначено после Сашиного письма губернатору Аману Тулееву. Результаты замеров шокировали: даже с "маломощной" радиостанцией и исправленной антенной норматив электромагнитного излучения превышен на 2650 процентов! Это обстоятельство не изменило статуса бывшего рядового Прейса. Парень стал инвалидом второй группы. Его удел - маленькая пенсия, головные боли и приступы с потерей сознания. Армия упорно не признавала, что имеет к его беде хоть какое-то отношение. "Раненого" связиста бросили разве что не на поле боя. Военные посылали к гражданским, гражданские - к военным. В окружном госпитале уверяли: Сашиного диагноза нет в списке заболеваний, связанных с исполнением служебных обязанностей.

В 2004 году, заручившись поддержкой депутата Госдумы Валерия Гартунга, он отправил письмо в Центральный военно-врачебный госпиталь. Увы, доктор медицин-ских наук, профессор, генерал-майор медицинской службы Куликов вполне серьезно ответил: "В науке и медицинской практике нет достоверных сведений, подтверждающих связь электромагнитных излучений с образованием опухолей".

Обещаю не ругать

Летом 2010 года Александр Прейс написал заявление в прокуратуру города Коркино. Это было его второе обращение в надзорный орган. В предыдущий раз его право на получение бесплатных лекарств отстояли шесть лет назад. Может, снова помогут? Надежды оправдались. Прокурор обратился с судебным иском. Повторная медицинская экспертиза признала: неизлечимое заболевание Александра связано со службой в армии.

-- Коркинский городской суд обязывал Министерство обороны РФ выплатить по-страдавшему 300 тысяч рублей. Военные не признали своей вины, а нам эта сумма показалась слишком малой, - говорит прокурор Коркино Сергей Парфенюк. - Кассационная жалоба от военного ведомства и наше кассационное представление ушли в областной суд. 24 января 2011 года коллегия по гражданским делам изменила решение суда первой инстанции: сумма выплаты Александру Прейсу увеличена до 500 тысяч рублей. Жалобу военных отклонили.

Саша рад такому повороту событий. После телесюжетов о его победе в суде ему звонили и поздравляли родственники и бывшие сослуживцы.

-- Ни у кого из тех, с кем ты дежурил в злополучном радиоузле, нет подобных заболеваний? - поинтересовалась я у Александра.

-- Точно не знаю. Так долго, как я, там никто не находился. Есть один парень из Сибири, с которым мы вместе служили целый год, но он не отвечает на письма. С ним мы сами устраняли излучение, обмотав провод антенны фольгой. Но нас тут же заставили ее убрать, дескать, не положено.

На что Александр потратит отсуженные у военных полмиллиона? Конечно, на поправку здоровья. Нужны консультации специалистов. Может, останутся средства и на его новое хобби - пчеловодство. Пчелами он занимается второй год. Минувшим летом накачал 13 килограммов меда.

Неизлечимый недуг не озлобил, не за-мкнул в четырех стенах. Одному Богу известно, как сумел Саша заочно окончить филиал Новосибирского института связи. На сессии ездил с другом, сознание терял то в поезде, то в общежитии. Собственной семьи Саша не создал, живет с родителями в их квартире. Приступы нередко случаются по ночам, если успеет, стучит им в стенку. "Скорую" они уже не вызывают, мама давно научилась делать уколы сама.

На прощание Саша предлагает мне отведать меда с его пасеки и просит не ругать в материале нашу армию. Не хочет, чтобы молодое поколение потеряло к ней уважение. Я обещаю.

Комментарии
Комментариев пока нет