Новости

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Спасибо интернату

13.02.2003
Пацан мог вырасти преступником, а стал генералом милиции

Михаил ФОНОТОВ, Челябинск
- Владимир Иванович, откуда вы родом?
- Челябинец. Здесь родился. А воспитывался в железнодорожном интернате, что по улице Гончаренко.
- А почему там?
- Троих мама поднимала одна. Поэтому.

Пацан мог вырасти преступником, а стал генералом милиции

Михаил ФОНОТОВ, Челябинск

-- Владимир Иванович, откуда вы родом?

-- Челябинец. Здесь родился. А воспитывался в железнодорожном интернате, что по улице Гончаренко.

-- А почему там?

-- Троих мама поднимала одна. Поэтому.

-- А почему железнодорожный интернат?

-- Мама работала на железной дороге. В то время на железной дороге и во всем государстве эффективно действовала система, которая давала возможность такому пацану, как я, встать на ноги. Нас в интернате было 550 человек. Мы там жили круглые сутки, учились с первого по восьмой класс.

-- Без призора вы не оставались?

-- Конечно, нет. И, кроме того, была большая помощь моей семье. Пребывание в интернате оплачивалось, но сумма была божеская. Кроме того, если ученик хорошо учился, примерно себя вел, активно участвовал в жизни интерната, родителей могли освободить от оплаты наполовину или полностью.

-- У вас остались хорошие воспоминания об интернате?

-- Остались. Директором был Кузьма Иванович Кириллов - участник войны, один из организаторов военно-спортивной игры "Зарница". И он прививал нам любовь к Родине, уважение к старшим и друг к другу. Для меня он до сих пор - идеал воспитателя, наставника, учителя.

-- Словом, вы не скучали там?

-- Нет, некогда было. И во время уроков, и после них. В кружках занимались, каждый выбирал на свой вкус. Я шесть лет играл в духовом оркестре. Начинал с альтушки, а закончил флейтой. И на теноре играл, и на трубе.

-- Изучали музыкальную грамоту?

-- Да, изучали. Мы обслуживали в интернате все вечера, все мероприятия. Кроме оркестра ходил в хоровой кружок. Наш хор выступал даже по Челябинскому телевидению. В танцевальном коллективе занимался. А еще в кружке моделирования. Под началом Жоржа Георгиевича Шишкина строили самодельные автомобили.

В те годы было принято, чтобы школьные классы боролись за право носить имя кого-то из героев, людей, достойных подражания. Пионеры интерната хотели носить имя Аркадия Гайдара, а комсомольцы боролись за звание "Молодая гвардия". В дни школьных каникул нас возили в Краснодон.

-- Владимир Иванович, вас было трое, мать работала, весь день вы предоставлены сами себе... И, наверное, могли бы сбиться с пути, сойтись с какой-то компанией, где-то подраться, что-то утащить... Известно, куда приводит подростков беспризорная жизнь.

-- Конечно. Кривая могла вывести куда угодно. Ведь что такое преступность? Ее корни в семье, в ее благополучии или неблагополучии. Не попади я в интернат, вполне возможно, что жизнь моя сложилась бы иначе.

-- А как она сложилась потом?

-- Я работал шофером в ЧПАТО-2, в первой колонне. И однажды вызывает меня Юрий Филимонович Кудин и говорит: "Есть мнение направить тебя на работу в органы внутренних дел".

-- Почему именно вас?

-- Наверное, потому, что был среди водителей самым молодым. Мне шел 24-й год.

-- Крутой поворот.

-- И совершенно неожиданный для меня и моей большой семьи. Мы жили все вместе - с матерью, братом, сестрой в частном домике у озера Смолино. Семья большая, и не одна, потому что каждый из нас успел уже обзавестись собственной семьей. Надо было хорошо зарабатывать. И я хорошо зарабатывал. Зарплата у водителя-междугородника была по тем временам лучше некуда - от 300 до 600 рублей. Хватало. А в милиции - 85 рублей... Но делать было нечего. Вопрос стоял так: или милиция, или партбилет на стол.

-- И с чего началась служба?

-- Служба началась с отдельного дивизиона дорожно-патрульной службы ГАИ. Инспектором.

-- Я знаю, что где-нибудь на Кубани инспектора ГАИ на зарплату не могли жаловаться.

-- Как водитель я знал инспекторов ГАИ и на Кубани, и на Украине, и в Москве, и в Сибири. Успел исколесить весь Союз.

-- Уже успели? Когда же вы сели за баранку?

-- В 18 лет. До армии крутил баранку и после нее.

-- И вам, такому молодому, доверили междугородные рейсы?

-- Да. Наверное, поверил в меня начальник колонны Виталий Андреевич Якушев. Поверил и доверил. Конечно, первые рейсы были не совсем удачными, бывало, и на веревке возвращался в гараж.

-- И как же на дорогах вас встречали инспектора?

-- Чего тогда любой водитель опасался при встрече с инспектором? Технического состояния автомобиля. Это вызывало страх перед инспектором. Так было у нас на Урале, в Сибири, в Поволжье. А в Москве - все иначе. Мы знали: за один рубль московский инспектор вполне простит тебе мелкое нарушение правил дорожного движения.

-- Что ж, и у вас был логичный путь - из водителей в инспектора. И что было дальше?

-- Дальше, очень скоро, Артур Адамович Дель, тогдашний начальник ГАИ, перевел меня с дороги в аналитическое отделение. А потом в отделение технического надзора. То есть в аппарат областной ГАИ.

-- А на дороге вы сколько простояли?

-- Год. И сразу - в аппарат. А меня тянуло на дорогу. Там жизнь интереснее. И Дель удовлетворил мою просьбу - отправил на дорогу, уже в должности заместителя командира дивизиона. Мы обслуживали дороги союзного, республиканского и областного подчинения. 150 человек личного состава.

-- Звание?

-- Старший лейтенант. Параллельно учился в политехническом институте. Когда закончил автотракторный факультет, стал командиром батальона. В 1989 году уехал в Москву, в академию. Закончил ее и через полтора года, там же, защитил кандидатскую диссертацию. Вернулся в Челябинск, работал на разных должностях. В 1997 году защитил докторскую диссертацию. Сейчас я заместитель начальника УВД области. Вот и все.

-- Владимир Иванович, подведем итог. В сущности вас заставили работать в милиции.

-- Не совсем так. Да, я не собирался работать в милиции, но согласился на службу в органах. Почему? Мотивация была такая: быть полезным обществу. Не хочу, но если надо - буду. Ведь считалось, что направляет на новую работу трудовой коллектив. И раз в году я обязан был отчитаться в коллективе о своей работе.

-- И ни о чем не жалеете?

-- Теперь уж, конечно, не жалею.

Не службой, не диссертациями, не званиями, а своей жизнью Владимир Иванович Майоров - наглядней некуда - раскрывает, как соотносятся общество и милиция. Если общество поставляет преступников в любой из прогрессий, такой поток криминала никакая милиция не способна нейтрализовать. Никто из нас не сомневается, что сотни тысяч беспризорных пацанов, мальчишек из бедных и неблагополучных семей держат прямой путь в криминальный мир. Милиционеров на них не хватит. Есть два пути. Один: все больше преступников и все больше милиционеров. И второй: все меньше преступников и все меньше милиционеров.

-- Какое общество, такая и милиция, - так сказал генерал Майоров. И еще он сказал так:

-- Хороший милиционер - это хороший человек.

Значит, все сводится к хорошим людям, хорошему обществу.

Пацан, который мог вырасти преступником, стал генералом милиции. Спасибо интернату. n

Комментарии
Комментариев пока нет