Новости

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Запас любви

09.03.2011
В Магнитогорской драме сыграли премьеру спектакля «Темные аллеи» по рассказам Ивана Бунина.

В Магнитогорской драме сыграли премьеру спектакля «Темные аллеи» по рассказам Ивана Бунина. Над сценической версией самой знаменитой русской любовной прозы работали два петербургских режиссера: признанный мастер Григорий Козлов (он художественный руководитель постановки) и его ученик Тимур Насиров.

Репетиции шли долго. Работали так называемым этюдным методом, в процессе которого актеры искали сценический образ едва ли не каждого из 38 рассказов, составляющих бунинскую книгу. Придуманного хватило бы на несколько спектаклей. В итоговом варианте осталось шесть рассказов. Один из них - «Холодная осень» - закольцовывает спектакль. Начало - сцена прощания двух влюбленных: он уходит на войну, на скорую смерть в полях Галиции, она остается (со всем обаянием и трепетом юности эту пару играют второкурсники актерского отделения Магнитогорской консерватории Андрей Емельянов и Мария Павлова). В финале - она, десятилетия спустя сохранившая память об этом прощании и этой любви как самом важном событии долгой и непростой жизни, подводит итоги, готовясь к новой встрече уже в том мире, где, как известно, нет ни печали, ни зла (этот огромный монолог актриса Марина Крюкова произносит так, что останавливается время и замирает дыхание зрительного зала). Последняя мизансцена спектакля: двое юных влюбленных, устремившихся навстречу друг другу.

Между этим еще пять историй про то, что «всякая любовь - великое счастье, даже если она не разделена» (поверим Ивану Алексеевичу Бунину, он разбирался в том, о чем писал). Любовь не бывает напрасной, и набранный однажды «запас любви», теплая эмоциональная память о пережитом счастье способны стать главным содержанием и оправданием жизни. Это тема спектакля, его стержень, каждый из рассказов - вариация на тему.

Художник Алексей Вотяков придумал набережную русского города на берегу большой реки (где-нибудь в Саратове или Самаре, к примеру). Набережная как место встреч и прощаний, которых в «Темных аллеях» великое множество. Эта набережная пуста, лишь усыпана желто-красными листьями - примета поздней осени. И рассечена белыми подвижными полотнищами, трепещущими на ветру, которые, надо сказать, в первом действии сильно раздражают. С досадой думаешь: неужели сценограф не понимает, что эти занавески не символизируют ничего, кроме занавесок? Но во втором действии (рассказ «В Париже») во время сцены в кинотеатре «занавески» сначала изобретательно трансформируются в экран (и возникнут кадры немой ленты с Чарли Чаплином), а потом и вообще изобразят что-то вроде метели (после поздней осени, как известно, приходит зима, как после зрелости - старость).

Это огромное и пустое покатое пространство с почти бесконечной перспективой, казалось бы, сложно соотносится с камерной, интимной бунинской прозой, основные события которой происходят в замкнутом пространстве комнаты, гостиничного номера, каюты парохода, за столиком ресторана. Когда во втором эпизоде (рассказ «Визитные карточки») на сцене появится железная кровать с круглыми шарами на спинках, готовишься оценить меру неловкости, которую актерам предстоит явить во время эротической сцены на набережной (ну пусть на палубе парохода, где встречаются герои рассказа, которых играют Евгений Петроченко и Ольга Гущанская). А видишь веселую чувственную игру (любовники под простыней превращаются в некое двугорбое животное страсти), в которой много юмора, но еще больше нежности.

В этом спектакле вообще нет того, что в избытке есть в бунинской прозе: пряной эротики и несколько приторного старческого сладострастия. Здесь чувственность чиста, наивна и пуглива, как юная страсть героев рассказа «Степа» (в их ролях Валерий Войнов и Алена Щеблева). А когда в рассказе «Пароход «Саратов» Мария Маврина всерьез попытается сыграть роковую изменщицу, а Игорь Панов - ревнивца с пистолетом, получится ненатурально, и эпизод выпадет из общей атмосферы спектакля.

Еще с одним рассказом («Темные аллеи»), на мой взгляд, не все получилось, и это проблема некоего режиссерского своеволия. Они вдруг решают ставить его не про сохраненную через годы благодарную, пусть несчастливую, любовь, а про непрощенную обиду. Острохарактерная актриса Нина Филонова здесь доигрывает то, что не доиграла в роли Бабы Яги. Герой Владимира Богданова стремглав бежит от этой ведьмы, а первый русский нобелевский лауреат по литературе если и не переворачивается в гробу, то ежится.

К счастью, гармонию восстанавливает следующий за «Темными аллеями» рассказ «В Париже». Юрий Дуванов и Надежда Лаврова играют не страсть, но мудрость зрелой любви, поздней встречи. Когда все понимается без слов и даже жестов, но эти немногословие и статика исполнены истинного чувства. Надо сказать, что в этой истории про двоих возникает еще и третий, точнее, третья, случайная и жадная свидетельница чужого романа (эксцентричная дама в кинотеатре - еще одна замечательная роль Марины Крюковой).

Вопреки мнению о несценичности этого бунинского сборника рассказов, его в последнее время активно ставят. Причем серьезные режиссеры. «Темные аллеи» Олега Рыбкина в Красноярской драме - пароход в Константинополь с «Россией, которую мы потеряли» на палубе - огромный, многофигурный спектакль большого стиля. «Катя, Соня, Поля, Галя, Вера, Оля, Таня…» (имена героинь «Темных аллей») Дмитрия Крымова в столичной «Школе драматического искусства» - прежде всего талантливый поиск в области театральной формы, как всегда бывает у этого режиссера и сценографа. У «Темных аллей» Григория Козлова и Тимура Насирова своя интонация, своя атмосфера, свой образ бунинской женщины, растворяющейся в мужчине. Мне думается, премьера, сыгранная в минувшее воскресенье, - пока лишь костяк будущего спектакля. Театральное «мясо» (точность атмосферы и интонации, свобода актерского существования, тонкость и глубина) нарастет позже. Или не нарастет.

«Темные аллеи» - последняя премьера Магнитогорской драмы, выпущенная при директоре Владимире Досаеве. Он отдал этому театру 20 лет, пришел сюда вместе с режиссером Валерием Ахадовым, сохранил коллектив, его редкий для российский провинции творческий уровень после ухода Ахадова, работал с Борисом Цейтлиным, Сергеем Пускепалисом, Виктором Шрайманом, Вячеславом Кокориным, Евгением Марчелли, Львом Эренбургом, Мариной Глуховской, Григорием Козловым и другими замечательными режиссерами, создававшими на этой сцене запоминающиеся спектакли, объездил с Магнитогорской драмой полмира, принимал гостей на своем фестивале «Театр без границ», инициировал множество магнитогорских культурных проектов. На днях Владимир Досаев приступает к работе в должности директора Челябинской оперы. А Магнитогорская драма остается и без директора, и без главного режиссера. Очень хотел закончить какой-нибудь оптимистической фразой, но она почему-то не складывается.

Комментарии
Комментариев пока нет