Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Русские работают до обеда

09.03.2011
Сумбурный пост на разные темы. Здесь о том, что меня сейчас окружает, вокруг происходит и порой очень меня удивляет.

Сумбурный пост на разные темы. Здесь о том, что меня сейчас окружает, вокруг происходит и порой очень меня удивляет.

Две недели мы провели в Дели, и снова в путешествие. На этот раз отправляемся в Амритсар – священный город сикхов. 6 часов поездом на границу с Пакистаном. Немножко боимся. Все-таки отношения с Пакистаном остаются тревожными. Нам обещают огромное количество военных, но убеждают, что бояться нечего. А пока учеба, преодоление межкультурных барьеров и налаживание интернациональных отношений.

Блины по вторникам

Я вроде бы еще не писала, чему здесь в Дели меня учат. Так вот наш курс посвящен развивающимся странам и роли журналистики в процессе их модернизации, укреплении экономики, борьбе со СПИДом, бедностью, пьянством (как в случае с Россией), защите прав человека и свободы прессы. Индия, как страна, которая, похоже, больше всего обеспокоена динамичным развитием собрала в Дели иностранных журналистов, чтобы научить их уму разуму и вместе поразмыслить над тем, как нам догонять Северную Америку и Европу. Но это опустим…

В рамках программы каждый из журналистов должен представить презентацию своей страны, полтора часа рассказывать интернациональным коллегам об экономике, здравоохранении, образовании и прочих наиважнейших аспектах жизни своей родины.

Стартовал в этой эстафете Узбекистан. Журналист-узбек, кое-как владеющий английским, с гордостью прочитал историю страны, показал фотографии, подарил всем магнитиков и угостил казы (колбасой из конины) и лепешками. Африканцы удивлялись, как мы можем есть лошадей, а мы - их рассказам про отбивные из жирафов и крокодилов.

Африканцы в своих презентациях не обходят стороной проблемы СПИДа и прав женщин. В будничной беседе рассказывают о том, как от страшного диагноза умер их сосед, брат, сват, от чего у нас бегут по спине мурашки. Островитяне хвастаются благополучием и роскошными фотопейзажами. О чем бы ни зашла речь: экономике, образовании, телевидении, культуре, кухне - у Джоя с Маврикия всегда найдется свой пример. И я начинаю верить, что на острове, который можно обойти за день по нескольку раз, есть абсолютно все. Кстати, в самом роскошном доме на Маврикии, если верить Джою, живет русский посол.

На прошлой неделе подошла моя очередь презентовать Россию. Я заламывала руки и закатывала глаза, рассказывая о реформе образования, экологических проблемах и НЕсвободе прессы, чтобы мои африканские друзья окончательно меня не возненавидели за то, что в нашей радиоактивной Раше все равно лучше, чем у них. Вроде были впечатлены. Задавали много вопросов, о том, проводит ли наше правительство антиалкогольные компании, хочет ли население вернуться к Советскому образу жизни, что я думаю о нацистских движениях в России и что делают власти, чтобы в Москве перестали убивать и избивать журналистов.

Работая над презентацией, многие из моих коллег обращаются к своим послам, берут флаги, сувениры, национальную одежду. Чтобы повидаться с земляками пара послов даже приезжала в наш институт лично. И это при том, что в посольствах их стран работают по 5-10 человек, не сравнить с огромным штатом посольства российского. Я догадывалась, что российский студент в Дели российское посольство вообще мало интересует, поэтому решила поехать в организацию поскромнее – Российский центр образования и культуры. И там убедилась: загадочную русскую душу понять еще труднее, если она принимает индийское обличие. На ресепшене у меня состоялся довольно забавный диалог:

- Вы говорите по-русски?

- Нет.

- А как я могу пройти в Русский центр?

- Это и есть Русский центр.

- И вы не говорите по-русски?

- Русскоговорящие уходят в 2 часа дня.

То, что русские любят работать только до обеда, для меня, в общем-то, не новость. Но в кафе я получила не менее странную информацию:

- У вас блюда русской кухни есть?

- Да, сочни и блины. Но не сегодня.

- А когда?

- Завтра, например. А вообще во вторник и четверг с 10:30 до 19:00.

В библиотеке с меня спросили 1000 рупий за членство, копию паспорта и 2 фотографии, так что я ушла без томика Пушкина и свежих газет. Зато в холле полюбовалась фотографиями Юрия Гагарина, матрешками и ложками, художественно выложенными за стеклом.

В общем, ни поговорить по-русски, ни поесть блинов в русском центре мне не удалось. Вот что значит, не попасть в расписание. Но если верить брошюрке, при Российском центре есть не только библиотека с самыми последними книжными новинками, лучшими фильмами и телепередачами с родины, но и Институт русского языка, Русский центр интернационального образования, Школа русского классического балета, музыкальная школа и даже Академия шахмат. Надо будет заглянуть сюда еще. Но только во вторник и до обеда.

Йога в полевых условиях

На собрании группы меня назначили массовиком-затейником. Теперь я знаю, что нет ничего труднее, чем заставить мам больших африканских семейств двигаться в сторону противоположную моллу и телевизору. Однако к списку наших развлечений добавилась йога. В Дели множество школ и частных преподавателей, которые готовы приходить к тебе каждый день и персонально тренировать. Стоит это – копейки, если сравнивать с челябинскими расценками на фитнес. Йога для большинства индийцев – неотъемлемая часть их жизни, как утренняя зарядка для русского.

Йога по-индийски, на потрепанном коврике, на лужайке или берегу реки Ганг, совсем не то, что модная тренировка в российских фитнес-клубах. Мы ходим на занятия в школу, рассчитанную на студентов и работников крупного делийского университета, в соседний кампус. Помещение – небольшая избушка без окон и с распахнутой дверью, через которую можно наблюдать за играющими футболистами и прыгающими тут и там бурундуками. Каменный пол застелен коврами. Учитель садится на топчанчик и начинает показывать упражнения, называя их на хинди. Оказывается, чтобы сдать экзамен по йоге или участвовать в соревнованиях между йогами, нужно не только уметь выгинаться кренделем, но и знать, как все эти хитросплетенные фигуры называются. Занятие длится час, и значительная часть времени посвящена дыхательной гимнастике.

С улыбкой вспоминаю свое первое занятие: когда люди вокруг запели молитву, потом замычали, я крайне удивилась, а когда они начали фыркать как ежики и подпрыгивать на одном месте, еле сдержалась, чтобы не рассмеяться в голос. Но вот пошли знакомые мостики, растяжки, дотягивания пяткой до подбородка – и я успокоилась.

Про строителей и собак

Работы в Индии мало, а народу много. Чтобы каждый был при деле, трудовой процесс разделен на множество этапов и у каждого из работников – очень маленькая, но своя функция. Глазами русского индийцы делают мартышкин труд, создают лишь видимость работы. В нашем кампусе живет, помимо студентов, множество рабочих семей. Но чаще всего мы видим мужчин на волейбольном поле или с газетой в руках, а женщин – мирно сидящих у своих домов. В любое время – утром, днем, вечером.

Сейчас главное здание института обрастает еще одним этажом. Строительный мусор был свален в кучу у входа. Наши строители уже давно бы привезли самосвал или хотя бы унесли все на носилках. Индийцы же показали нам пример кропотливого, муравьиного труда: один из строителей набирал мусор в лопату и высыпал его в небольшие корзинки, которые на головах уносили другие строители. Небольшую кучу они убирали несколько часов.

Так же долго и втроем индийцы чинили мне проводку в прихожей.

Столь же много, как рабочих, в нашем кампусе собак. Ведь истреблять животных индийцам запрещает не только вера, но и закон. Бездомных собак и кошек здесь лишь стерилизую с сомнительным успехом. В начале января по кампусу бегало множество милых маленьких щенков, но спустя пару месяцев подросшие они все больше и больше напоминают мне дикую стаю. Псы целым днями спят, развалившись на солнышке, и всем своим видом говорят: бежать куда-то бессмысленно, расслабься, ты в Индии.

Комментарии
Читается на одном дыхании, как предисловие к очень интересной книге! Спасибо! Жду с нетерпением продолжения!)
P.S. когда же будет рассказ о поездке в Амритсар и на границу с Пакистаном?
Владимир
12.03.2011 06:45:56
Оля, ты написала все о чем я думала написать и намного профессиональнее! Мне очень понравилось. Согласна на 100% про работу и собак.
Вера Раковская
29.03.2011 11:55:27
Очень неплохой материал! Особенно понравилось про узбека и РЦНК - какая же все-таки это правда!
Dan
26.03.2013 15:29:38