Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Уроки Татьяны Синецкой

11.03.2011
Если бы когда-нибудь появилась такая должность - «главный музыковед Челябинской области», то последние лет сорок ее занимала бы Татьяна Синецкая, у которой сегодня юбилей.

Если бы когда-нибудь появилась такая должность - «главный музыковед Челябинской области», то последние лет сорок ее занимала бы профессор академии культуры и искусств, председатель Челябинской организации Союза композиторов России Татьяна Синецкая, у которой сегодня юбилей.

Она человек уникальный. Выбрав не самую демократичную в мире профессию, с первых дней своей деятельности Татьяна Михайловна находилась на острие общественной жизни. Своим авторитетом и увлеченностью она приобщила многих к классической музыке, творчеству челябинских композиторов и исполнителей. И не раз я слышала от разных людей, что встреча с Татьяной Михайловной так или иначе повлияла на их судьбу.

Музыковедение - дело тонкое. Имея диплом консерватории, можно стать хорошим педагогом, работать на радио или телевидении, писать книги. Заниматься всем одновременно почти нереально. Но Татьяна Синецкая успевала все: в институте культуры преподавала, много лет заведовала кафедрой теории и истории музыки, в филармонии вела симфонические концерты, выступала с лекциями по всей области - в заводских цехах и тюрьмах, на фермах и в учебных учреждениях. Татьяна Синецкая не пропускала ни одного спектакля в оперном театре, ни одного концерта челябинских композиторов, находя время написать статью в газету, подготовить большую передачу на радио и телевидении. Когда в Челябинск приезжали, к примеру, Мстислав Ростропович, композиторы-песенники Никита Богословский, Давид Тухманов или другие знаменитости, встречи в прямом эфире вела она.

- Мне доверяли больше, чем я могла сделать, - призналась однажды Татьяна Михайловна. - Но когда надежды оправдывались, мне поручали еще больше. Думаю, человек полностью не представляет, на что способен. Оказавшись в незнакомой ситуации, хочется сказать: нет, это не мое. Но если на тебя рассчитывают, ты можешь горы свернуть. Доверие - это крылья.

Биг-бит по-челябински

Татьяна Синецкая рано поняла, что однажды может встретиться ученик, которому ее знаний покажется недостаточно. Когда он появится, непонятно, поэтому готовиться надо всю жизнь. Долго ждать не пришлось. В 1967 году на музыкально-педагогическом факультете появилась группа, в которой учились Владимир Бычков, Виталий Вольфович, Виктор Лебедев, Валерий Ярушин - первый выпуск консерваторского факультета. Они были талантливы, чувствовали вкус музыки, и делали гораздо больше, чем требовалось по программе. Испытание «на прочность» она прошла с блеском.

Виталий ВОЛЬФОВИЧ, профессор, директор центра народной музыки «Гармонь»:

- Это свойство очень редких, талантливых людей: они запоминаются с первого взгляда. У меня до сих пор перед глазами ситуация, когда на урок в музыкальном училище к нам пришла новая преподавательница - молоденькая, улыбчивая, да такая умница, что мы все рты пооткрывали... Это было в училище, на четвертом курсе. Потом мы встретились в академии… Моя жизнь, так или иначе, проходила рядом с Татьяной Михайловной. Я не переставал ею восхищаться. Приведу всего лишь два примера ее потрясающей одаренности. 1973 год. Мы готовили с ней доклад для всесоюзной студенческой конференции. Назывался он так: «Стиль биг-бит в творчестве челябинского вокально-инструментального ансамбля «Ариэль». Эмоции были мои, а все содержание - это, конечно, Татьяна Михайловна. Она прекрасно понимала, что такое «Ариэль». Услышав в их исполнении «Отдавали молоду на чужую сторону» в аранжировке Валерия Ярушина, она сразу сказала: «Это гениальная вещь!». А в это время «Ариэль» находился в разогнанном состоянии: после записи диска-гиганта, которую организовал Раймонд Паулс в Прибалтике, коммунисты их разбомбили, стерли в порошок... В общем, я приехал с докладом на конференцию в Ленинград. И вдруг слышу, мужики в аудитории рассуждают: «Тут какой-то парень из Челябинска про биг-бит собрался докладывать. Его нельзя выпускать. Нам еще только биг-бита не хватало!». Но я все-таки выступил, продемонстрировал записи «Ариэля». Когда закончил, ко мне тут же подлетели два преподавателя и начали уговаривать, чтобы я выступил перед студентами. Три часа меня водили по аудиториям, я рассказывал, ставил записи - и с триумфом вернулся в Челябинск.

В 1988 году Татьяна Синецкая преподала мне еще один урок. Когда я занялся центром «Гармонь», мои соратники по академической музыке отнеслись к этому, мягко говоря, не очень. Татьяна Михайловна горячо поддержала и тут же дала потрясающий совет: «Виталий, немедленно займитесь изучением трудов Асафьева». Я выпучил глаза: «Причем тут фольклор? Он же занимался серьезной музыкой!». За пять минут она мне все объяснила: «Борис Асафьев - это гениальный ученый. Он занимался всем». До сих пор том Асафьева у меня - настольная книга. О деревенских музыкантах он писал с восторгом, он слышал гармонию, которая есть в народной музыке. А это самое главное! Спустя лет десять до меня вдруг дошло, что Татьяна Михайловна эту гармонию всегда слышала. Представляете?! Хотя впрямую фольклором она никогда не занималась, курс народного творчества не читала. До сих пор она, фактически, единственный в городе музыковед, с которым можно поговорить о народной музыке компетентно, заинтересованно. Таких специалистов, как Татьяна Михайловна, можно по пальцам перечесть. В «золотую десятку» выдающихся деятелей культуры Южного Урала она, конечно, войдет - наряду с Семеном Эйдиновым, Борисом Белицким, Ревеккой Гитлин. Жаль только, что к таким людям у нас относятся так же, как ко всем. Советская фраза - «незаменимых людей нет» - это для провинции. В цивилизованном мире действует другой принцип: «Все лучшее - для незаменимых».

Морской пейзаж и домашние пироги

То, что во главе челябинского Союза композиторов музыковед, тем более женщина - это большая редкость в России. Но так сложилось исторически. Татьяна Синецкая стояла у истоков создания Челябинской организации СК России, на ее глазах складывалась музыкальная история края, и лучше нее с обязанностями председателя справиться не мог никто.

Татьяна ШКЕРБИНА, композитор:

- Говорят, женщина - хранительница очага, хозяйка, она создает мир и покой в доме. Это все про Татьяну Михайловну. Композиторы - люди амбициозные, с обостренной нервной системой. А когда нами руководит умная, мудрая женщина, она может каждого выслушать, обогреть, найти правильное решение. По сути, она стала для нас мамой. Это проявляется во всем. На заседания Союза она приносит свою выпечку. Когда приезжают гости из другого города или другой страны, на столе всегда есть домашние пироги. Татьяна Михайловна создала для нас очень благоприятные «климатические» условия, благодаря им мы и живем. Главная задача, которую она перед собой поставила - чтобы наша музыка звучала. Для этого делает все: добивается финансирования, договаривается с лучшими музыкантами, организует концерты, репетиционные точки. Все, что мы создаем, изучает, анализирует. Одна из первых в России, она написала книгу о нас. А что касается лично меня… Благодаря ей (а еще Надежде Дида, Владимиру Макарову) мы получили квартиру. До сих пор не верится. 15 лет жили в общежитии. Ребенок постоянно болел, условий для творчества не было - со всех сторон шум, холод. Если чайник на плиту ставили, ждать приходилось сорок минут. Суп варился вообще часов шесть. Когда услышала, что мне дали квартиру, я расплакалась... Уже шесть лет прошло, а все еще не верится. Я до сих пор взлетаю на последний этаж с восторгом. С балкона посмотришь - красота. Первое произведение, которое я написала в новой квартире, - симфоническая поэма «Морской пейзаж». Это полет над морем, ощущение неимоверного счастья. А потом появились балет «Аркаим», опера «Дюймовочка». Мне кажется, в нормальных условиях я и мыслить стала масштабнее.

Вера ФИЛИППОВА, музыкальный редактор областного радио:

- Первая встреча с Татьяной Михайловной была забавная. Коллега с телевидения попросила меня поучаствовать в телемосте со Свердловском. Отказать было неудобно - и я сдуру согласилась. Это был мой первый и единственный прямой эфир на ТВ. Я очень волновалась. Камеры уже установили, все ждали сигнала режиссера. А я думала: «Ну что ты трясешься! Пока не поздно, встань - и уйди». И вдруг появилась Татьяна Синецкая (мы были еще незнакомы). Она улыбнулась, села за стол, - и я вдруг успокоилась, волнение ушло. Телемост прошел удачно, а наше общение с Татьяной Михайловной продолжается по сей день. Она сумела очень мягко и незаметно «привязать» меня к Союзу, научила ходить на концерты челябинских композиторов. И всегда давала понять, что среди музыкантов я свой человек. Всегда очень трепетно она относилась к творчеству своих коллег. Благодаря Татьяне Михайловне, музыка уральских авторов звучала в концертных залах и по радио. Челябинские композиторы - это уважаемые люди, при чинах, орденах и званиях. А в фондах областного радио бережно хранятся записи всех концертов.

Татьяна ГАЛКИНА, концертмейстер камерного оркестра «Классика», доцент ЧГАКИ, скрипачка:

- Когда я училась в академии, Татьяна Михайловна вела у нас полифонию. Предмет сложный, из-за работы в оперном театре занятия приходилось пропускать. Но она все понимала. От нее исходила доброта: подойдет, приобнимет по-матерински, что-то посоветует, похвалит. Помню, однажды я не подготовилась к уроку, отвечала плохо. Она послушала-послушала и говорит: «Таня, с твоей головой нужно профессором быть!». И даже двойку не поставила. Наверно, я ее любимчик… В моей судьбе Татьяна Михайловна принимала самое живое участие. Я выступала во всех концертах и фестивалях, которые проводил Союз композиторов. Благодаря Татьяне Михайловне я сыграла очень много новой музыки - в составе трио и квартета, сольно и с оркестром. Перед каждым концертом она обязательно сидела на репетициях, что-то уточняла, подсказывала. Если хвалила, я была счастлива. Поддержка таких музыкантов, как Татьяна Михайловна - знающих, имеющих богатейший слушательский опыт, - для исполнителя очень много значит.

«Доверяю ей безоговорочно»

Мало кто из музыковедов берется написать рецензию на оперный спектакль или оценить первое исполнение симфонии уральского композитора. К тому же, не каждый текст в газете напечатают. Тексты Татьяны Синецкой всегда публиковали.

- Никогда не забуду, как после одной из поездок на пленум Союза композиторов в Свердловск я написала статью «Четыре дня большой музыки» - целый подвал в «Челябинском рабочем». Меня пригласил в кабинет заместитель главного редактора Яков Вохминцев и, подробно проанализировав материал, сказал: «Вы должны писать, вам нужно делать имя». Для начинающего человека это чрезвычайно важные слова. И сказаны они были вовремя.

Сейчас на счету Татьяны Синецкой около трехсот публикаций, фундаментальные книги-монографии. Татьяна Михайловна все сокрушается: «Я очень трудно пишу». А я с огромным удовольствием вспоминаю ее журналистские наблюдения: «Случайно допущенная неточность останется на десятилетия, ошибка будет кочевать из текста в текст, потому что люди привыкли верить печатному слову. Мы должны быть предельно внимательны к фактам». Или другое замечание:

- Только фактический материал может стать основой для развернутых текстов, сюжетов, эмоций. Это я поняла, разбирая архивные материалы, восстанавливая конкретные истории. Бывает, текст красиво написан. Но если в нем нет ответа на вопрос, когда и кем эти красоты сотворены, где их можно было увидеть, то ты понимаешь, что вся эта химера без «ног» и опоры повисает в воздухе: что-то такое болотисто-студенисто-облачно-призрачное.

Наталья ЗАВАРЗИНА, солистка Челябинской оперы, народная артистка России:

- Для меня Татьяна Михайловна - носитель правильного красивого русского языка, великолепного слога. В наше время это встречается очень редко. Я люблю читать хорошую литературу. Она замечательный собеседник, с ней легко. Когда она рядом, не ощущаю напряжения, мне не мешает диктофон. Она располагает, старается накормить-напоить - и я забываю, что это интервью. Из нашего простого разговора рождаются строчки, написанные удивительно красивым, понятным языком, и даже не верится, что это обо мне. А как хорошо она написала о Магнитогорской капелле, Эйдинове - тепло, с такой душой. Выложила на страницах книги всю радость и боль. А какой глубокий, проницательный музыкант, исследователь! Если бы Татьяна Михайловна вдруг предложила мне спеть «чижика-пыжика» неизвестного юного композитора, посчитав, что это интересно, я бы исполнила с огромным удовольствием. Доверяю ей безоговорочно. У нее тонкий вкус, потрясающее чутье на все новое, талантливое, настоящее в музыке. Я готова участвовать во всех ее проектах и начинаниях. От всей души желаю здоровья, чтобы возможности превышали желания. Дорогая Татьяна Михайловна, мы вас очень-очень любим!

Татьяна МАРЬИНА

Комментарии
Комментариев пока нет