Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Мы бежали, а за нами волна

01.04.2011
События, произошедшие 11 марта в Японии, не обошли стороной челябинскую семью

События, произошедшие 11 марта в Японии, не обошли стороной челябинскую семью.

Во время стихийного бедствия, произошедшего 11 марта в Японии, челябинцы Елизавета и Олег Долгошеины, дочь и отец, находились в Иваки - центральном городе префектуры Фукусима. Лиза вернулась на родину, Олег Вячеславович до сих пор остается в Японии. Историю рассказала сама Лиза и ее мать Ольга Долгошеина.

- «Мама, не переживай, у нас все в порядке! Мы живы» – писала СМС-ки дочь, - говорит Ольга Викторовна. - «Связи не было никакой, телефоны не работали – электричество отключили сразу. Я два часа звонила, и только прорвалась СМС-ка «Мама у нас все хорошо, только пить хочется». У них не было воды. Потом опять тишина. Я все это время звоню, на автодозвоне был телефон. Потом опять прорвется «Мама, да мы живы, все нормально. Нас это не коснулось».

19-летняя Лиза уже четыре года живет в Японии. Она училась в школе, получила 11-летнее образование, и окончила ее в 15 лет. Для японцев – это вообще уму непостижимо, как можно нарушать закон и почему ребенок так рано поступил. Поэтому у нас были сложности с поступлением в японский университет. Она приехала туда, поступила в колледж, чтобы было все по системе. Год пропал. Первое время она общалась только на английском, но пришлось в сжатые сроки овладеть японским. Она приехала туда и жила 4 года, мы ее не видели. Муж постоянно туда летал. Его бизнес связан с Японией.

- Когда Лиза вернулась в Челябинск?

Ольга начинает искать в телефоне СМС-ки, перед глазами опять всплывают те страшные картины:

- 11-го марта это случилось, никто не помогал. Японцы сами не знали куда бежать, к кому бежать. Причем японцы на следующий день вышли на работу, их отправили домой – они все это видели. 11 марта Лиза и папа уехали на запад в Ниигату, это как раз на противоположной стороне от Фукусимы.

- Она прямо в самой Фукусиме была??

- Да. Японцы произносят не Фукусима, а через «щ», звучит как Фукущима. Они были в Иваке, которая в 38 километрах от той самой Атомной электростанции. Там зоны такие красные есть, у них каждый день публикуются карты зон радиаций. Красная зона – это сама атомная станция, Иваки рядом. Это порт, прямо на берегу.

- В пятницу, 1 апреля, опять было землетрясение, силой в 5 баллов.

- Это ерунда. Это первое время мы по телефону разговаривали, она резко визгнет и молчание. Я кричу в трубку: «Лизонька, что случилось!?». Она отвечает: «Мама, землетрясение». Первые месяцы землетрясение в 5-6 баллов для нее было страшно. Но у них так всегда. А вот таких, как 9 баллов редко. Муж вообще не хотел уезжать. Лиза ему говорит: «Папа – это очень серьезно!». Он понял, что это серьезно когда шел по коридору, и разбились стеклянные двери. Они вышли на улицу, там японцы тоже выбегали на улицу. Сначала было землетрясение, потом сразу оповещение по радио, что идет цунами. И все, кто был на улице, в срочном порядке сами эвакуировались в горы.

Лиза: Там была школа и возле нее площадка, на ней мы ждали. Люди в обнимку с кошками и собаками.

Ольга: Такое счастье, что они оказались рядом, что папа рядом. Олег у нас много раз был в Японии, но он не владеет языком. Лизонька все переводила, она подрабатывала в фирме переводчиком.

- Была паника?

Ольга: Не ощутили они страх. Страха не было. Это уже потом они поняли, начали осознавать ужас происходящего. За папу там переживаем, за радиацию и потраченные деньги. Понятно, что она хочет там учиться, но ситуация непонятная.

Лиза: Даже когда спрашиваешь людей, которые работают в районных префектурах эпицентра, говорят, что в принципе все нормально. Когда спрашиваешь население «А что вы думаете?», никто не знает, правду ли говорят или нет.

- Кстати, насчет новостей, нам говорят правду или в Японии все совершенно по-другому?

Ольга: В Японии показывают только японские новости. И они отличаются от тех, которые показываю у нас. Журналисты настолько неправильные цифры говорят. Вспомните цифры по уровню радиации! Нагнетается такая атмосфера, что просто ужас.

- Где застало вас цунами, где вы были на тот момент?

Лиза: Я помню, мы приехали в офис и в этот момент начало трясти. Было около 15 часов. Мы уже настолько привыкли, что не обратили внимания. Но в этот раз трясло очень сильно. За весь период моего проживания там никогда такого не было. Я зашла в комнату, подумала, что нужно выходить на улицу, как нас учили в школе. Вышла. Там из всех домов выбегали японцы. Я смогла позвонить знакомой в Токио, но связь оборвалась через минуту. До них еще не дошло. В Токио землетрясение было чуть позднее на несколько минут. Я предупредила и связь оборвалась. Нас все трясло и трясло. Женщины, которые находились там, они садились на землю, некоторые кричали. Но в принципе, не было паники, но было страшно.

- Там же учат, что делать при ЧС?

Лиза: Да, у нас были учения каждый год в языковой школе. Мы ходили в специальный пожарный центр, смотрели фильмы о землетрясениях, прошедших в Осако и Токио. Там показывали случаи отдельных семей, что нужно делать, что нельзя. Еще у нас была специальная комната, куда загоняли человек по пять, и создавали эффект землетрясения: вся комната тряслась силой до 7 баллов, нам говорили прятаться под столом или садиться на пол и закрываться подушкой, чтобы летящие предметы не разбили голову. Также нас учили пользоваться огнетушителями. У некоторых есть специальные сумочки для экстренных случаев, но не у всех. Обязательно запасались водой, у меня дома всегда стоят бутылочки с водой. А так, необходима еда, консервы на первое время – это нам говорили обязательно.

-Ты позвонила подруге, что дальше?

Лиза: Дальше мы слушали радио. В машине передали, что идет 3-х метровое цунами. Нам японцы сразу сказали, что давайте садиться по машинам и разъезжаться. Папа по-началу особо не понимал этого ужаса, он сказал: «Подождите, сейчас я выключу свет». Этим он помог избежать пожара, потому что печки падали на ковры. Мы сели и поехали в горы. Там есть начальная школа и возле нее специальное место для эвакуации. Мы сами не знали куда ехать, японцы нас везли.

- Чем выше, тем лучше. Говорят, что можно на высоких зданиях спасаться, так ли это? Они выдерживают силу землетрясения?

Лиза: Конечно. Сейчас здания строятся прочные, они не рушатся от землетрясения. Но мы жили в деревне.

Ольга: Это она называет деревня. По сравнению с Токио это, конечно, деревня.

Лиза: Нам в консульстве сказали подниматься на третий этаж, но какой там! Самое высокое здание у нас было в 2 этажа. Нам сначала сказали, что идет волна высотой 3 метра, но получилось, что одна волна наложилась на другую и образовалась волна высотой 10 метров. Это как раз 2,5 этажа. Нас бы затопило.

- Оповещение не сработало? Почему люди не владели информацией, не знали, что делать?

Лиза: Электричества не было. Обычно, как только начинает трясти мы сразу включаем телевизор или радио, но свет отключили сразу, радио в машине не ловило. У нас есть три сотовых оператора: на два из них приходили сообщении о цунами, на мой не приходило. Зато я могла маме отправлять сообщения, и она могла звонить. Уже потом мы узнали, что была угроза второй волны. Мы о ней и не знали.

-Где вы ночевали?

Лиза: Было уже очень темно. Мы решили вернуться в офис. Там были кровати. Отопления не было, в помещении было -5, спали в одежде и куртках. Помню, когда мы только зашли в офис после цунами, все окна были настежь открыты, такой силы был ветер. А еще двери раздвижные были сломаны. Японцы привезли нас в центр эвакуации, оставили. Мужчина, который нас вез, отправился искать свою дочку. Она училась в начальной школе. Он ее так и не нашел. Мы ждали час, наверное, не знали что делать, то ли возвращаться, то ли нет. Иногда трясло, но мы не особо понимали, что делать в таких ситуациях. И решили возвращаться назад в офис, потому что убегали, не закрыв двери, бросив все.

- Погодите, а волна когда была?

Лиза: Мы волну не видели. Мы ехали в гору, и она как раз шла за нами. Когда мы поднялись на гору, волна уже отошла. Самое интересно, что когда мы вернулись в офис, было видно, что волна дошла до соседней улицы. Мы были в 200 метрах от волны. Там стоял магазин, его волна задела – у него провалился пол и его затопило. Даше по улице был разрушен кирпичный забор, его просто снесло. Где-то попадали дома. Машины были на ветвях, перевернутые корабли стояли прямо на улице. Особенно пострадал один дом, который был на углу – он просто сложился. У нас темнеет очень рано, где-то часов 6 вечера, и не было электричества, только свет фар. Мы пошли в этот магазин, там была очень большая очередь, все ходили с деньгами. Не знаю, как там работали кассы. В первые дни раскупили воду. В магазинах не было воды вообще. Потом воду выдавали бесплатно из пожарных машин. Мы набрали в ведро, и обернули его в мусорный пакет, чтобы не разливалась. Давали столько, сколько сможешь унести. Мы набрали ведро и еще в два пакета. Очереди были огромные. Мы вернулись в офис. Нас было трое – я, папа и один пакистанец. Японцы отправились искать своих.

Мы хотели выехать из города. У пакистанца была машина, но все бензоколонки были закрыты. Уехать невозможно. Мы вернулись обратно, уже стемнело. Мы не знали что делать. По радио передавали одно и тоже. Самое интересное, что по радио передавали, что нужно ехать в убежище под номером таким-то, но где это убежище никто не знал. Может японцы и знают, но для нас это было испытанием. Поэтому мы остались в офисе. Всю ночь трясло, мы просыпались. Утром мы поехали в порт, посмотреть, что произошло. По дороге мы были просто в ужасе от того, что произошло: все было грязно, на улицах валялись машины. Баржа с огромными трубами, которые до сих пор не разобрали. Машины друг на друге. На дорогах были еще трещины, приходилось объезжать. Там на берегу стоял «Аквамарин», очень популярный в городе аквариум. Он был без стекол. Там говорят, спасались 82 человека. Об их судьбе мне ничего не известно. Мы их спрашиваем, что здесь было. Нам отвечают, что землетрясение и цунами, которое все смыло. По радио говорили, что вода есть в таких-то районах. Что сохраняется опасность цунами, что нужно укрываться в школах.

- Как японцы перенесли это бедствие?

- Они, в принципе, не паникуют, все спокойно. Стоят в очередях. К землетрясениям привыкли. Трясет буквально каждый день, но силой в 1-2 балла. Иногда даже по новостям не говорят.

Ольга: Мне муж рассказывал, что на второй день буквально дороги освободили. Дороги были чистые для доставки всего необходимого – питья, медикаментов. Что интересно, погибших на второй день уже не было. Их убирали сразу. Лиза ехала, фотографировала. И только уже здесь в Челябинске она поняла, что там, на заднем плане был человек. Она до сих пор думает, что он живой. В Японии, кстати, не принято показывать погибших, там не увидишь ни одного кадра смерти.

- Что вам говорили по радио?

Лиза: Я звонила маме, она говорила какие-то страшные вещи, что у нас радиация, взрывы на электростанции. Мы не знали, кому верить. Мы решили уехать как можно дальше от Фукусимы. Сначала в Ниигати, потом в Токио. Нам говорили защищать себя от радиации, закрывать лицо масками, волосы, руки. По возможности сидеть дома.

Обратно Лиза вылетела через Гонконг из Ниигати. Отец остался, ему нужно менять документы. Он постоянно сообщает семье, как его дела. По прежнему в районе бедствия сохраняется острая нехватка воды. Лиза выглядит спокойной, но каждый день ей снятся картины того события. Яркие сны, в которых кровь, погоня, смерть и отец, который остался в Японии.

Марьям Абдрахманова

Комментарии
Boje, chem devushka reporter slushala?! v stat'e stolko netochnostei!
Виктория
03.04.2011 16:21:30
Лиза, мужская половина тобой любуется. Редкость - быть умной и красивой одновременно. Умные люди тебя понимают и уважают, а глупые тебе завидуют. Ты действительно очень умна, если смогла получить 11-ти летнее образование в 15 лет и попасть в Японию в столь раннем возрасте. Японцы предпочитают умных иностранцев. К сожалению, генотип умных людей в России иссякает, умных теперь можно найти только за рубежом. Тот, кто хоть немного знаком с русским языком понимает, что такое «эпицентр» в литературном смысле. Ты одна из немногих побывала там, все остальные, глядя на экран, только сопереживали и сочувствовали тебе и другим людям, оказавшимся в страшном замкнутом круге ада. Россия, или все что от нее осталось, должна тобой гордиться.
Арсетий
25.01.2012 17:49:00