Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Русские. Часть 2 (из 3-х)

03.05.2011
*Журналист Лев Лузин пишет живую, человеческую энциклопедию народов Южного Урала. В алфавитном порядке он рассказывает о национальностях, живущих в Челябинской области*    

Начало публикации - "Русские. Часть 1" - читайте здесь.

Национальный центр

Если в области собираются на свой курултай башкиры, об этом рассказывают все СМИ. Конгресс татар в последнее время постоянно находится в фокусе общественного внимания. А русские со своим культурным центром (есть, оказывается, такой!) не то чтобы находятся на периферии общественного внимания - вообще нигде не «светятся». Большинство южноуральцев просто не знает о существовании такого объединения.

Писатель, краевед С. Тимошенко, председатель челябинского русского культурного центра П. Акимов, князь Г. Гагарин и башкирский силач Э. Нигматуллин

Автор прожил в Челябинске почти 15 лет и до последнего времени не слышал о русском центре. А я все-таки журналист, информированный человек. С другой стороны, непривычно как-то говорить о русском культурном центре в российской области, где коренное население составляет 82 процента жителей. Разве все вокруг не проявление русской культуры? Ведь центры создают народы, которые не являются основными в той или иной местности. А потом мне стало просто интересно: кто же отважился назвать себя председателем русского культурного центра, что это за личность?! Согласитесь, эта фигура изначально не может быть простой и малоизвестной.

Одолеваемый такими мыслями, я шел на встречу с Петром Акимовым, председателем областного русского культурного центра. Сразу удивило, что Петр Григорьевич - не гуманитарий, не профессор и не политик, а самый обычный экономист, окончивший ЧИМЭСХ. Сейчас занимается бизнесом - поставкой резинотехнических изделий. В какой-то момент ему стало неинтересно просто зарабатывать деньги. Как признается председатель, культурный центр расширил его горизонт и наполнил жизнь смыслом.

Петр Акимов пришел не на пустое место. Русский центр был создан еще в 1991 году. Одними из его организаторов были библиотекарь Тамара Корегина и доцент Юрий Доронин. Они сотрудничали с коллективами, занимающимися рукоделием, - «Уральской мастерицей», «Вербеной». В 1997 году при русском культурном центре образовалось Пушкинское общество, которое возглавила Тамара Корегина. В работе объединения участвуют писатели Нина Пикулева, Лилия Кулешова. Общество выпускает альманах «Уральская пушкиниана», в котором прослеживается духовная связь времен. Этот сборник заказывают в Великобритании, США, он есть в Оксфорде, Кембридже. Автором альманаха является Ася Горская и другие люди, неравнодушные к русской культуре. Ежемесячно в Пушкинской библиотеке проводятся тематические вечера.

Петр Акимов сменил на посту председателя Сергея Тимошенко - историка, многолетнего доцента ЮУрГУ. Сергей Александрович также писатель, поэт, краевед, член Петровской академии наук и искусств и, «по совместительству» отец моей замечательной коллеги Татьяны Строгановой. Он член правления Челябинского областного фонда культуры, где работает на общественных началах заместителем его председателя, достойнейшего русского человека Кирилла Шишова.

Центр русской культуры сотрудничает со школой-клубом «Православная семья» (бывшее общество в защиту русской культуры, председатель Татьяна Майорова). Это объединение выросло благодаря пожертвованиям. В нем собрана уникальная библиотека православной литературы. Русский центр занимается духовно-нравственным воспитанием учеников челябинских школ (третьей, 59-й, 64-й). Проводятся конференции, ежегодные семинары для педагогов. На них идет речь о сохранении русского языка и русской культуры. Проходят тематические круглые столы и праздники. Школьники посещают музеи. Очень часто разговор выходит за национальные рамки. «Мы понимаем, почему другие народы приезжают в Россию, - говорит Петр Акимов. - Они в нашей стране ищут Бога, истину. Эти люди чувствуют дух России, который держится на святых. На Южном Урале тоже есть, кем гордиться». Уже пять лет русский центр активно работает с молодежью. Проходили семинары в Челябинской академии культуры и искусства и в Российской академии образования. Многие ребята настолько прониклись, что организовали молодежную организацию «Трезвение» (ее возглавил Олег Бушуев). Она проводит общероссийские молодежные съезды на озерах Еланчик и Увильды. На семидневные семинары на Увильдах приезжают лекторы из Москвы, действует походная церковь - священник живет вместе с ребятами, можно причаститься, исповедоваться.

Председатель челябинского русского культурного центра Петр Акимов с активом молодежной организации "Трезвение"

Православная молодежь читает лекции в школах и студенческих аудиториях. Ребята работают в наркологической больнице, входят в состав Молодежной общественной палаты области.

Чувствуя, что чего-то недорабатывает в воспитании, Русский культурный центр совместно с Челябинской епархией и обществом «Знание» учредили Кирилло-Мефодиевское просветительское общество. Его возглавила авторитетный ученый, доктор филологических наук, профессор Людмила Шкатова.

Заместителями стали доктора педагогических наук Наталья Шитякова и Сергей Сериков. В этом году общество провело семь семинаров для педагогов по духовно-нравственной культуре России. На них рассматриваются как базовые ценности человек, дети, здоровье. Ежегодно по инициативе общества в ЧГПУ проходят научно-практические конференции. Они проводятся совместно с городским управлением образования и министерством образования и вызывают интерес педагогов разных школ. При обществе открыт духовно-просветительский центр (в пристрое к Свято-Троицкому храму). Там работает методист Ирина Максимова. В центре действуют кружки, семинары, клубы, воскресная школа. Петр Акимов ведет в нем киноклуб. Собравшиеся смотрят фильмы наших и зарубежных режиссеров и обсуждают их с позиций русской православной культуры. Русский центр также активно участвует во всероссийской киноакции «Вера, Надежда, Любовь в российских семьях». Ее предваряет майский кинофестиваль, на котором отбирают фильмы. Педагоги с удовольствием смотрят эти добрые картины.

Я слушал рассказ о деятельности русского культурного центра и не мог отделаться от ощущения, что мы с его активистами живем в каком-то параллельном мире. Удивительно, но, несмотря на свое безусловное количественное превосходство, русские в южноуральской сборной солянке народов так и не сформировали свой национальный стиль жизни. Башкиры живут на родной земле, и когда говорят об Аргаяшском районе, мы представляем, как там люди разговаривают, как принимают гостей, чем угощают, какие песни поют. И все это органичное, свое, народное. А естественных русских традиций в нашем проходном и пересыльном Челябинске и в его округе, по большому счету, нет. Так, чтобы не ряженые для якобы русского антуража бабульки надсадно пели что-то нарочито народное, а чтобы это было частью повседневной жизни…

По крови или по духу?

Уже после 10 минут общения я был рад, что познакомился с Акимовым. Только смущало, что у нас не получалось спокойного разговора. На мои вопросы Петр Григорьевич отвечал пафосно и вдохновенно, словно стоял на трибуне. Поначалу я почувствовал себя неуютно и готов был обидеться, но потом понял, что высокие слова председатель русского центра просто не может говорить обыденно. Тут такая высота, что у человека невольно начинает кружиться голова. «Русский - единственное слово из обозначающих народы планеты - прилагательное, - говорит Петр Акимов. - Это наименование прилагается к чему-то. Не к крови, не к роду, а к земле, к месту проживания. К чему-то еще высокому. Русский человек по природе - богоискатель. Он может сваливаться в грехи, ереси, но, найдя, - успокаивается».

Произнося слово «дух», мы вкладываем в него не только религиозный смысл. Русских и без церкви объединяет душевная общность, хотя, конечно, стоит признать, что она воспитана многовековым православием. Многие из нас считают себя атеистами, но, сами того не ведая, несут внутри православную веру. Поступают по вере, произносят слова, не зная, что они из православия (например, «грешить»). И для этого не обязательно быть русским по крови! Как говорил общественный деятель, философ и публицист Петр Струве, русский - это тот, кто участвует в культуре. «Русские - это те, кто говорят на русском, принимают и понимают русскую историю и культуру, дух, питаются их соками», - вторит ему Петр Акимов. Но при этом русскими являются люди с самым разным цветом и разрезом глаз, цветом кожи и волос. Наш народ - великий ассимилятор!

На мой взгляд, он может «переварить» кого угодно. Если б я смог прожить еще 100 лет, то, увидев на бескрайних русских просторах китайцев с русскими именами и фамилиями, пьющих водку и гоняющих по деревням своих жен, то ничуть бы не удивился.

Русский человек или не русский определяют не кровные признаки. Для нас родовой признак - второстепенный, главное - духовный! Это вроде всем понятно. Но такой подход рождает и вопросы. С одной стороны русских, трудно назвать народом в привычном смысле слова. Мы суперэтнос, вбирающий в себя разные гены. Не случайно за границей всех приезжающих из республик бывшего СССР по-прежнему именуют русскими. Быть русским - это значит, знать язык, знать историю и культуру, принадлежать к православию (для верующих). С другой стороны, далеко не все русские согласны быть не генетической, а социально-культурной единицей. И они ищут в себе не только духовные, но и кровные признаки русскости. Ладно бы только в себе! Ищут и в других, но это очень опасная тема. Пушкин бы тут точно по крови не прошел. Но разве кто-то осмелится сказать, что великий русский поэт и потомок африканцев Александр Сергеевич Пушкин - не русский?! Никакая наука не может дать формулу для определения русских генов. И слава Богу! Но ученые до сих пор спорят о том, что лежит в основе нашего культурного, поведенческого типа, образа жизни.

Русские - это состояние духа

Определяется это только социокультурными факторами или все-таки есть генетическая общность? Если есть, то какое значение она имеет? И как сочетается с выстроенными социально-культурными ценностями? Можно ли говорить о наследовании или условия жизни формируют другой антропологический тип? Советский человек - это продолжение русского? А наши современные русские - продолжатели ли они тех русских, что были раньше?

С одной стороны, русские от своей социокультурной, наднациональной роли только выиграли. Но, с другой, они постепенно нивелируются, вымываются как национальная культурная единица. Парадокс: когда все нации вспоминают о своих корнях, они от этого только выигрывают, а если русские начинают выпячивать свое национально-генетическое, они неизбежно проигрывают. Это не их уровень! Прости меня мама, но в последнее время я все больше склоняюсь к тому, что русские - это все-таки не национальность, а социальный феномен, культурно-историческая общность людей! Понимание этого не должно нас как-то обижать и унижать. Наоборот! Появляется новый, совершенно фантастический взгляд на свой народ в этом мире, более глубокое понимание себя. При таком подходе слово «русский» совершено органично сочетается со всеми другими народами страны. Мы все русские! Русские не по национальности, а по духу, по исторической и культурной судьбе. Сейчас для обозначения нашей общности политкорректно употребляют слово «россиянин». Оно звучит не обидно, так как такой национальности нет, но не стоит забывать, что это существительное - производное от прилагательного «русский». Оно не может сочетаться с именами народов, оно как бы их вбирает, покрывает общей «крышей». А прилагательное «русский» сочетается со всеми! Согласитесь, это вернее по исторической сути, ибо всех нас на нашей общей земле объединяли именно русский человек и русская культура. Они стали тем духовным клеем, который изнутри скрепил всех не на национально-культурном, а именно на социокультурном, гражданском уровне. Хотя у самих русских при таком процессе самобытности становилось все меньше, они давно стали приверженцами каких-то усредненных жизненных стандартов и как бы частично пожертвовали ее на общую пользу, на пользу родного Отечества. На мой взгляд, именно генетическая размытость, неопределенность русских и позволила им объединить все другие народы. Им это было не обидно, при слиянии их никто не лишал и не лишает национальной идентичности. Но процесс консолидации российского (или все-таки русского?) общества был не простым. За многие века русские вместе с соседями много чего натерпелись от своей «богоизбранной власти». И они могли выжить только при добрых человеческих отношениях с другими коренными народами страны (есть вполне логичная точка зрения, что, помимо русских и славян, Россию основали тюркские и финно-угорские народы). Истинно русским людям неинтересно жить богато. Им интересно, когда вокруг тишина и покой, гармония, когда все соседи друг другу рады. Настоящие русские готовы отдать последнюю рубаху, так требует христианская мораль. Они помогают не только своим. Умеют зажать кровное, не перекармливать себя, дать другим. В какой-то степени эта наша жертвенность сейчас бессознательно проявляется в том, что русских менее охотно берут на работу, чем мигрантов. Нет, не только потому, что гастарбайтерам можно меньше платить. Просто наши люди на рынке более разобщенные и менее конкурентоспособные. Не получив работу, наши парни и молодые мужчины начинают пить и употреблять наркотики. Они, конечно, обижаются и не могут осознавать, что, жертвуя собой, помогают России привязывать, контролировать свои бывшие республики с помощью миллиардов, которые трудовые мигранты посылают домой...

Обладая удивительным, божественным даром жить в мире со всеми народами своей большой страны, русские не толерантны, как принято говорить на Западе, они просто свои для всех. Они устанавливают хорошие отношения с другими народами не с рациональных позиций, а с эмоциональных, они живут вместе со всеми, женятся, выходят замуж. Межнациональные браки, кстати говоря, очень полезны. В СССР одна треть семей была межнациональной, и от этого перемешивания генов народ становился только здоровее. Сейчас число межэтнических браков сократилось. Совместная жизнь продолжалась в России много веков. И это живое, чувственное взаимопроникновение намного сильнее умозрительной и по-своему высокомерной западной толерантности, которая в последнее время то и дело дает сбои. Если кому-то хочется приклеить этот демократический ярлык к русским, то, пожалуйста: русские - самые толерантные люди в мире, просто они не знают об этом!

То, что русские освоили невероятно огромные пространства, идеологи русскости объясняют божьим промыслом. Мол, это Господь дал нам столько земли. Дал после того, как Русь была покорена монголами и все-таки выстояла, возродилась. Тогда русский народ оказался перед судьбоносным выбором. Если бы мы пошли на поклон к Западу, то потеряли бы душу. Но Александр Невский взял ярлык на царствование у монголов. Это могло убить тело, но не повредило душу народа, так как у монголов в то время еще не было религии. И - это чудо! - время так называемого монголо-татарского ига стало временем расцвета Русской православной церкви! Вера дала нашему народу силу для освоения холодных земель на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. Этими плодами мы живем и сейчас. Сегодня в стране более половины природных богатств мира и половина запасов пресной воды (озеро Байкал). «К кому пойдут народы через 50 лет, когда в мире закончатся все ресурсы? - спрашивает Петр Акимов. - Они пойдут к нам! И мы примем всех, если они примут нашу веру! Но для этого мы должны вновь обрести силу. Силу без шовинизма и экстремизма, это метастазы на русском теле, лишенном своей веры. Русский человек не может полноценно жить без веры».

Потерявшийся гигант

Услышав о добрых делах и невероятно высоких мыслях деятелей русского центра, я продолжал сожалеть, что Петра Акимова и его единомышленников в области мало кто знает. Мало того, в нашем регионе по-настоящему не звучат основополагающие добрые русские идеи, которым они посвятили свою жизнь. По сути, Акимов и его объединение оказались на своей земле в положении неких маргинальных элементов. «У нас нет средств на рекламу, - сказал Петр Григорьевич, увидев мое недоумение. - Но недавно у нас появился сайт». «А вам не кажется, что дело не в рекламе. Все уже зашло так далеко, что возродить, вернуть все на круги своя практически невозможно?» «Да, русский человек теряет свою культуру, - соглашается Петр Григорьевич. - Он становится представителем западной эвдемонической культуры (культуры наслаждения, удовольствия). По такому пути Запад пошел в XVI веке, а Христос у них был как знамя. Тогда история Европы стала историей религиозных войн. Запад сейчас в глубочайшем кризисе духа. Разве можно было себе еще недавно представить однополые браки, венчание породистых жеребцов! Еще одна угроза русской цивилизации - ювенальная юстиция. Она отрывает детей от родителей, разрушает семью, но мы пока стоим».

Такие люди, как Петр Акимов, выполняют благородную миссию. Они не просто носятся со своими идеями, они чувствуют запрос снизу на русскую культуру. Но они не обладают должным ресурсом, чтобы по-настоящему, полно его удовлетворить. У них душа болит от понимания того, что разорвалась человеческая ткань жизни. На этом разрыве люди стали предельно одинокими. И они, как слепые котята, сбиваются в разные кучки - в фанатские движения, в социальные сети. Их всех может объединить только общая русская культура. Только она обладает таким потенциалом. Эта культура масштабна и всеобъемлюща, ибо она простирает взгляд за пределы человеческой жизни. «Русский человек не боится умереть, он готов к смерти, - говорит Петр Григорьевич. - И русская культура, кто бы что ни говорил, все равно будет вращаться вокруг Христа. Сегодня на его место ставится безбожие.

Апостолы завоевали мир у язычников, так как веровали, их убивали жрецы ложных богов. А сейчас миром правит безбожник, которому все равно, есть Бог или нет его. Холодный человек ищет. Горячий пламенеет, он всегда с Богом. А теплохладному все равно, он самый опасный».

Нация создается на основе чувства солидарности, самоценности. Перед русской культурой сейчас стоит как никогда сложная и благородная задача - поднят самооценку народа. Если нам сверху не спускают национальную идею, значит надо объединяться от человека к человеку, создавать какие-то сети, но уже не по маргинальным, а по коренным культурным интересам. Говорят, создание солидарного народа не менее важно, чем охрана границы и т.д. И решающая, определяющая роль русского народа в адекватном сохранении нашего государства не отрицается.

Русский человек, этот сбившийся с дороги, потерявшийся и зомбированный гигант, сейчас потихоньку начинает приходить в себя. Вместе с ним возрождается русская культура, основанная на православной вере, но она себя не навязывает, как это совершенно бессовестно делает массовая псевдокультура (неважно - наша или западная). Носители православной морали и русских традиций не должны быть назойливыми, но они не должны и молчать. Послушав их, потерявшийся человек сам обязан сделать выбор, понять, где добро и где зло. Помимо чисто гражданской солидарности, у русских должно появиться спокойное чувство национального, личностного достоинства.

Нам всем надо трезво осознать, что наша страна и русская культура - это часть мирового культурно наследия. Осознав это, мы перестанем обижаться, говорить, что живем на помойке. Нам необходимо повышать образовательный уровень людей, если угодно - качество нашего населения. Но пока нельзя не признать, что все-таки очень много русских людей уезжает из России. И дело тут не только в западном комфорте. Очень часто люди пакуют чемоданы из-за отсутствия правды и справедливости - базовых элементов нашей национальной культуры. А раз этого нет, то русских активных ребят легко вытащить на Манежную площадь (события декабря 2010 года помнят все), а вообще молодежь - приманить к западной культуре. Метастазы греха душат сначала русскую душу, а потом тело, с болью говорит Петр Акимов. Наши девочки не могут рожать. Мальчики отравлены пивом, оно на 70 процентов ослабляет иммунную систему. Только 30 процентов детей появляются на свет здоровыми…

- К сожалению, наши правители не знают русскую культуру, - грустно констатирует Петр Григорьевич. - А раз так, то они не могут вести россиян верным курсом.

Клуб уральских мастериц "Вербена", руководитель О. Колобова

Наша власть не должна отодвигаться от народа, который сейчас растерян и обижен, не должна отделяться от настоящей русской культуры. Она нуждается в поддержке как на уровне государства, так и в регионах России. О событиях на Манежке большинство стало говорить преимущественно в политической плоскости. Но корни произошедшего намного глубже. Да, советская пропаганда сильнее всего прошлась именно по русским (плакат тех времен: дети 15 народов идут в своих национальных костюмах, а русский мальчик - в белой рубашке и пионерском галстуке). Но даже при такой рихтовке у русских было ощущение собственной значимости. Наша национальность являлась еще и психологической защитой. Она, эта защита, после 1991 года стала скукоживаться. Почти 20 лет после распада империи люди молчали, и мощные национальные чувства неожиданно выплеснулись таким вот уродливым образом. Это произошло, когда перестали срабатывать определяющие мифы русского самосознания. Молодежь считает старших лжецами. Она считает, что русский народ обижен и оскорблен. А в последнее время в нашем национальном самосознании появился еще и страх. Подростки боятся боли, встречи с опасностью в любой подворотне. Люди утеряли веру, что власть, милиция-полиция их защитят, а самозащиты общество еще не выработало. Такой самозащитой может стать только культура, понимание своих корней, ощущение малой и большой родины. Пока этого нет, «на подмогу» нашим детям спешат «профессиональные русские» и политиканы, устраивающие из русской темы цирк. Ничего, кроме экстремизма, из этого получиться не может…

Но важно подчеркнуть, что у русских ребят и взрослых нет биологической ненависти к инородцам. Поэтому события на Манежной площади не стоит излишне драматизировать и мифологизировать. Нам просто надо заново учиться жить рядом друг с другом. Есть некоторые вещи, к которым необходимо привыкнуть. Привыкнуть к тем же инородцам на улицах российских городов. Привыкнуть снимать обувь, заходя в исламские дома, но и мусульмане должны снимать шапки, заходя в православные храмы.

Как спастись «мутантам»?

Царская Россия была православной страной, но в ней удивительным образом развивались и другие религии, росли и расцветали разные народы. В советское время всех объединяла общая идеологическая крыша. Ее снесли, но за 20 лет новой России у нас на этом месте ничего не появилось! Как выявили социологи, сейчас русские разбрелись, кто куда. Одни остаются приверженцами советских ценностей, другие - западных, а третьих, как это ни странно, устраивает полнейшая безнравственность, которая воцарилась сейчас во всех сферах жизни. Мировой кризис ценностей и смыслов в России усугубился спецификой посттоталитарного периода. Если бы я был Богом, то взял бы и соединил все лучшее, что было и есть в СССР, на Западе и в новой России. Но это нереально, да и Всевышний, посылая русским испытания, побуждает нас самих выходить из духовного кризиса. Но это просто нереально трудная задача. Удивительно, но среди трех вышеупомянутых предпочтений, зафиксированных социологами, нет идеи православного общества.

Жизнь в тоталитарном обществе многих увела в сторону. А те, кто продолжал верить, шли в психушку либо попадали в храм. Но большинство не попадало ни туда, ни туда. И вместо православной веры посвящало жизнь вере в коммунизм (эти странные русские не могут без веры). А жизнь в современном обществе потребления вообще отбивает охоту к духовности. В итоге, по статистике, только около пяти процентов русских - верующие. А кто остальные?! Это русские люди?!

Познакомившись с «настоящими русскими людьми», автор понял, что с их точки зрения он, как и подавляющее большинство русских, не является …русским. Одни из нас, вполне образованные, занимающие хорошие посты, ориентируются исключительно на Запад, походя осмеивая все свое и не видя в русской культуре вообще ни какого потенциала. Другие застряли в советском прошлом и не могут адаптироваться к современным реалиям. Третьи так приспособились ловить рыбку (то есть деньги) в нынешней мутной воде, что боятся каких бы то ни было изменений. Я не отношу себя ни к одной из трех социологических категорий (понятно, что они достаточно условные). Автор из тех русских, кто получил нравственный посыл в советское время, а сейчас сомневается и ищет, но он тоже грешник, поскольку не крещеный и вообще ни разу (?!) не переступал порог православного храма. И все мы - безбожники, нехристи. Для истинно русских людей, воспитанных и возрожденных на основе православной культуры, - некие мутанты духа. Но нас очень, очень много! Что же нам делать?! Как жить?! Cпросил об этом Петра Акимова. Он успокоил: мы все-таки не мутанты. Вера есть в каждом русском человеке, за советские десятилетия и 20 лет новой России она никуда не делась. Вера есть в основе, в нашем культурно-историческом коде, только ее надо разбудить.

«Русская душа всегда ищет Бога, - говорит Петр Акимов. - Ругать их или осуждать - не христианское дело. Человек идет от понимания своей неправильности к покаянию, к метанойе - изменению собственной жизни». И тут же напомнил, что Достоевский говорил, что русский - значит, православный, а неправославный русский - дерьмо. В этом месте многим русским хочется долго и эмоционально спорить…

Главная задача русского центра понятна - объяснять заблудшим, потерявшим себя русским, кто они такие, и что значит быть русским сегодня. А это надо делать, ведь на вопрос, который я задавал в предыдущей главе (разве все вокруг нас - не проявление русской культуры?), ответ очевиден: мы на своей земле сейчас оказались в окружении чуждой, иноземной культуры. Кругом огромные рекламные баннеры, вывески на чужом языке, по телевидению, эрнстовидению и в кинотеатрах показывают импортный ширпотреб, в СМИ - псевдозападная нахрапистость и поверхностность, а в учебниках неокрепшим детским умам предлагают самим сделать выбор из нескольких версий истории либо пишут вообще Бог знает что. На полпути из Челябинска в Екатеринбург есть придорожная столовая и гостиница «Ямское подворье». Раньше это был русский бревенчатый дом, а потом его хозяева, разбогатев, зачем-то «обшили» стены безликим сайдингом… Каждый из нас должен, наконец, встряхнуться и взять в руки волшебную призму, которая позволит верно оценить, что соответствует родной культуре, а что уводит в сторону от нее.

Грешить - дело человеческое. А не пытаться восстать от греха - это дело дьявольское. Поэтому нам надо быстрее находить самих себя! В противном случае страну ожидают самые печальные события. История показала, что все революции в России происходили, когда в стране ослаблялась либо отсутствовала национальная идея, объединявшая все слои общества.

Переворот в 1917 году произошел после двухвекового, начиная с Петра I, расшатывания устоев русской жизни. «Стремясь прорубить окно в Европу, он открыл шлюзы, через которые в Россию хлынули потоки чуждого языка, чуждой культуры, чуждой веры, - пишет Петр Акимов в альманахе «Уральская пушкиниана» за 2008 год. - Внешнее могущество империи росло, а дух ее народа постепенно угасал. Уже через столетие русская аристократия родному языку предпочитала иностранный, а православной вере - протестантизм, мистицизм, распространяя дух маловерия и безбожия. Язык пламенной веры и чистой молитвы стал вытесняться из центра народного уклада жизни языком вольномыслия, своеволия, богоотступничества. Только массовые страдания и беды, постигшие Россию в Отечественной войне 1812 года, отрезвили элиту, всколыхнули народное самосознание, сохранили страну от утраты ее цивилизационных начал. На волне патриотизма на небосклон русской культуры взошел гений Пушкина». Россия сохранилась, но вера ее затихла, ушла от народа, что и закрепил 1917 год. Некоторый исследователи отделяют советское от русского. На мой взгляд, делать этого не стоит. Исторически это был очередной этап нашего национального развития. Но в позднее советское время вообще хватило нескольких лет, чтобы разрушить идейную основу общества. Да, она восполняла в стране недостаток веры, увлекала народ, но, видимо, действительно была лишь ее имитацией, ложной и хилой идеей, раз так быстро пала.

У новой России до сих пор нет общей идеи, скрепляющей все народы. Мы эти скрепы только нащупываем, и русским тут надо быть мудрыми и спокойными. На них лежит особая ответственность. Еще одну революцию страна может не пережить…

Мечта о чувстве меры

Без ложки дегтя в нашем рассказе не обойтись. Нехорошая черта моего народа - потеря чувства меры. По-настоящему культурные русские люди никогда не выпячивают себя. Они скромные и смиренные. Но, к сожалению, часто кто-либо из нас (обычно - вышеупомянутые «профессиональные русские») неумело начинает объяснять, какой мы хороший народ.

Особенный, богоизбранный. Ему робко возражают, что все народы особенные, но такие горе-толкователи именно русских считают исключительными. У них не получается похвалить себя и походя не задеть, не принизить других. А те, кто их поправляет, зачастую пользуются красивым, но очень спорным оправданием: мол, кому много дано, с того много и спросится, и не надо себя сравнивать с теми, кому дано меньше…

Признаюсь, я сам не сразу воспитал в себе понимание и культуру уважительного, равного отношения к другим народам. Они все изначально казались второстепенными, как бы прислоненными к русским. Наверное, потому и возникло прилагательное «русский», что к нему можно было приложить другой народ (русский немец, русский еврей и т.д.). А в быту сейчас нет-нет, да и прозвучит: «Ты как-то все не по-русски делаешь!» Помнится, у одной вполне культурной женщины это слетело с языка в присутствии чеченца… А некоторые мои собеседники в отстаивании нашей исключительной православной культурности договаривались до того, что называли ересью другие мировые религии. В ответ на такую «крутость» мы уже получали вполне адекватный ответ: западный мир много веков считал православие неким отклонением (а славян его адепты называли навозом истории) и стремился покорить нашу страну. Пока мы будем называть другие религии ересью, вести себя как всадник-копьеносец в посудной лавке и все время выпячивать свою особость, по-настоящему добрых отношений с народами других стран не будет. А народы внутри России после таких заносов начинают бояться, когда русские заводят разговор о себе, о своих проблемах. К сожалению, часто он носит чрезмерно эмоциональный характер. Да и ведут его какие-то малограмотные, маргинальные элементы. Но даже когда за дело берутся люди умные и сдержанные, говорят спокойно, без истерики, другие народы все равно пугаются. Их, наученных историей и последними событиями, настораживает сам факт разговора русских о своих проблемах. Они не могут понять и принять наличие таких проблем (мол, какие могут быть вопросы, когда вас в стране почти 80 процентов, когда вы главные?!). И видят в этом попытку ущемить свои права. А разговор о доминировании православия вызывает у других народов в лучшем случае недоумение. Если русские сохранят чувство меры, престанут самозабвенно говорить о своей особости, их лучше поймут.

И, конечно же, главный порок русских - пьянство. Алкоголь, а теперь еще и наркотики просто уничтожают наш народ. Петр Акимов видит в этом явлении более глубокий смысл, чем обычные люди. Он считает, что пьянство - это бессознательная форма протеста русского человека, утратившего свою культуру. Потеряв себя, он как бы жертвует собой, чтобы показать другим, что так жить нельзя, показать верный ориентир. Бывало, что люди ложились в болото, чтобы по ним прошли другие и остались живыми. Точно так же выбрасываются на берег киты, протестующие против засорения океана.

Начало публикации - "Русские. Часть 1" - читайте здесь, продолжение - "Русские. Часть 3" - читайте здесь.

Комментарии
размещая фото,на которых под прицел медленного-антигенного убийства,ставится белая( славянка) женщина ,вы,разжигаете ксенофобию ко всем инородцам,чуждым русским по крови;но так же и ненависть к вам,как проповедникам расового смешения-уничтожения главного и исходного начала любого народа
русич
06.05.2011 13:00:42