Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Хлеб под ногами

13.03.2003

О нравственном здоровье людей мы судим по их поведению. Порой бывает достаточно взгляда, чтобы всколыхнулись мысли и родились ассоциации:
Мой рабочий стол у окна, и, хочешь не хочешь, краем глаза посматриваешь на улицу. Кто-то из прохожих, а возможно, с верхнего этажа, на тротуар бросил разломленные надвое полбулки белого хлеба. Может быть, для бродячих собак, которых, впрочем, в последнее время под окнами не стало видно. Не важно для кого и как большие куски хлеба бросили на тротуар, но они лежали прямо под ногами прохожих, на грязном, утоптанном снегу.

О нравственном здоровье людей мы судим по их поведению. Порой бывает достаточно взгляда, чтобы всколыхнулись мысли и родились ассоциации:

Мой рабочий стол у окна, и, хочешь не хочешь, краем глаза посматриваешь на улицу. Кто-то из прохожих, а возможно, с верхнего этажа, на тротуар бросил разломленные надвое полбулки белого хлеба. Может быть, для бродячих собак, которых, впрочем, в последнее время под окнами не стало видно. Не важно для кого и как большие куски хлеба бросили на тротуар, но они лежали прямо под ногами прохожих, на грязном, утоптанном снегу. Я буду неискренним, если скажу, что при виде брошенного хлеба вдруг почувствовал в груди некую грусть и прочее, и прочее. Нет, все было не так. Я сидел перед экраном монитора, непроизвольно поглядывал на улицу, на прохожих, молодых, пожилых и старых, перешагивающих через куски хлеба. И думал совершенно не о том, что происходило за окном квартиры. Но вдруг внимание привлекли двое невысоких мужчин, торопливо шагающих по тротуару. Судя по лицам, это были выходцы из Средней Азии или Закавказья - представители бывших братских республик в моем городе теперь торгуют на рынке, а летом и осенью ремонтируют жилье и магазины. Возможно, кто-то из них и шел под моими окнами. Тот, что старше, лет пятидесяти, дойдя до валяющегося на тротуаре хлеба, внезапно прервал торопливый шаг, нагнулся, двумя руками, будто хрупкое стекло, подобрал куски хлеба и положил их рядом с тротуаром, на чистый снег. И оба, так же торопливо, зашагали своей дорогой. Мне кажется, поступок чужих для города людей никто и не заметил, да в сущности поступка как такового, в нашем понимании, и не было. Как для кого-то из наших горожан было естественным хлеб выбросить на дорогу, так для южных гостей было естественным убрать его из-под ног. У нас и у них в этой тонкой области мировосприятия просто разные установки - где-то существует клятва на хлебе, и она считается священной, в другом месте считается обыденным и нормальным даже обложить ближнего по матушке, когда со зла, но нередко и шутя, как знак благорасположения. И тоже - ничего, в норме. Привычки и традиции в людском обществе всасываются с грудным молоком и прививаются в процессе жизненного опыта.

Странно, увиденная за окном картинка с хлебом, хотя прошло уже недели две, отчетливо стоит перед глазами. Помимо воли вспоминается уже далеко ушедшее время, кажется, середина правления генсека Брежнева. С чьей подачи, не знаю, но все большие, а за ними и малые газеты вдруг тогда начали писать о хлебе, о том, какими трудами он достается, как порой варварски с ним обходятся люди. Живописали всем знакомые картины: хлеб валяется на дорогах, выбрасывается с бытовым мусором! Ветераны и блокадники Ленинграда рассказывали о голоде, хлебных карточках и мизерных пайках, продляющих голодную агонию, спасающих жизнь. Людей призывали ценить и беречь то, что с избытком было на обеденных столах. Мне кажется, после той шумной кампании люди бережливее не стали. Думаю, потому, что дело было не в их расточительности и доступности хлеба, который в публикациях справедливо отождествлялся с самой жизнью. Все было проще, банальнее и хуже, и кампания за бережливость в какой-то степени показала нам наше новое лицо. Разговаривали о хлебе и бережливости, а виделось другое. К тому времени уже поменялись взгляды и ценности советских людей - что когда-то считалось священным, стало рядовым и малозначащим, на что молились предки, то стали пинать, будто мяч, их потомки. И, к сожалению, в большей степени отошли от вековых базовых духовных традиций мы, россияне. А главный показатель этого - не столько способность бросить под ноги, сколько естественное желание нагнуться и поднять.

В одной из средних школ Южноуральска для младших классов ввели предмет "Основы православной культуры". Разговор идет не столько о Боге, сколько пытаются и дают детям информацию об истории религии, иконах, обрядах и православных праздниках, по возможности прививают утерянные для большинства взрослых ценности. Процесс, если не прервать, - на годы, крупица по крупице. Другого пути вырастить высоконравственных граждан, видимо, нет. Но такие уроки пока идут только в одной школе. n

Комментарии
Комментариев пока нет