Новости

Учитывались разные аспекты проживания в регионе.

Молодой человек четыре месяца находился в федеральном розыске.

Девушка похитила из квартиры хозяев золотые украшения на сумму 245 тысяч рублей.

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

300 лет вместе

21.03.2003
Челябинское управление ФСБ позволило историкам себя изучить

Айвар ВАЛЕЕВ
Челябинск
Сегодня в Управлении ФСБ России по Челябинской области состоится презентация книги "Государственная безопасность: три века на Южном Урале".
У этого объемного, почти в 450 страниц, тома два автора - историк-краевед Олег Вепрев и литератор Вячеслав Лютов. Недавно они получили губернаторскую премию за цикл статей в газете "Возрождение Урала" о малоизвестных эпизодах истории нашего края. Свою работу над книгой о чекистах они начали еще раньше. Олег Вепрев вообще говорит, что мечтал о ней с детства - он считает себя профессиональным краеведом-исследователем с девяти лет.

Челябинское управление ФСБ позволило историкам себя изучить

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

Сегодня в Управлении ФСБ России по Челябинской области состоится презентация книги "Государственная безопасность: три века на Южном Урале".

У этого объемного, почти в 450 страниц, тома два автора - историк-краевед Олег Вепрев и литератор Вячеслав Лютов. Недавно они получили губернаторскую премию за цикл статей в газете "Возрождение Урала" о малоизвестных эпизодах истории нашего края. Свою работу над книгой о чекистах они начали еще раньше. Олег Вепрев вообще говорит, что мечтал о ней с детства - он считает себя профессиональным краеведом-исследователем с девяти лет. За эти годы Олег не просто накопил огромный архив, но и изобрел собственную методику восстановления утраченных документов и поиска людей. Вячеслав же литературно выстраивал текст книги и психологически обосновывал те моменты в истории секретных служб России, которые умом понять непросто.

Методологию работы подсказал директор ФСБ Николай Патрушев, предложивший считать историю своего ведомства не со времен Феликса Дзержинского, а как минимум с "тайной канцелярии" Петра I. Вячеслав Лютов говорит, что на примере истории Урала этот тезис звучит особенно убедительно. Здесь в XVIII веке появились металлургические заводы, выпускавшие, выражаясь современным языком, стратегическую продукцию. В общем, было что защищать. К тому же и Демидов, и Татищев имели собственные "службы безопасности", состоявшие из многочисленных осведомителей и агентов.

-- История Урала по насыщенности сопоставима в России только с историей Москвы и Санкт-Петербурга, - считает Вячеслав Лютов. - Исследуя историю тайной государственной полиции в нашей области, мы занимались историей Урала, а через нее выходили на историю России.

Тайная полиция - это набор давно известных человечеству "ноу-хау". Авторы книги напоминают, что ставший идолом у советских чекистов Дзержинский многие методы работы своей организации позаимствовал у генерала Зубатова, на рубеже XIX-XX веков возглавлявшего Московское охранное отделение. Тайные агенты, доносительство, провокации - во всем этом он преуспел, создав мощную систему политического сыска. Авторы очень уважительно относятся к этому персонажу, отмечая его профессионализм и, без всякой иронии, творческий подход к делу. История - наука суровая, в ней нет места для моральных оценок и сантиментов. Самый драматичный момент в истории органов госбезопасности - революция и гражданская война - родил парадокс: сейчас в одном славном ряду героев одного ведомства стоят смертельные враги.

"Гражданская война есть единственное логическое завершение запущенного кризиса власти и подчиненных ей спецслужб", - читаем мы в книге. В этой фразе - формула ответственности "тайной полиции" перед государством и одновременно принципиальное замечание: спецслужбы - это лишь инструмент в руках власти.

Период с 1920-х годов - это уже время прямой исторической видимости. В архивах Челябинского управления ФСБ сохранились воспоминания чекистов времен гражданской войны. Исторические персонажи уступают место живым человеческим судьбам.

"Воспитание жестокостью стало "общеобразовательной" нормой чекиста 20-х годов", - замечают авторы. Этот вирус жестокости многое объясняет в том, что случится со страной и органами госбезопасности позже. Но не все.

С научной точки зрения, в 1930-е года произошла подмена базовых угроз. А в человеческом плане это был апогей "административного восторга", перешедший в фазу "безумного творчества". В истории области есть свои антигерои. Один из них - начальник Челябинского УНКВД Павел Чистов, стоявший у истоков массовых репрессий на Южном Урале. Всего за семь месяцев (!) его работы на этой должности тройкой УНКВД с его участием было осуждено 12485 человек, из них 5980 - к расстрелу. В это время за Чистовым с восхищением наблюдал его будущий преемник Ф. Лапшин, показания которого зафиксировали любопытное признание: "Чистов оказал мне большую помощь, помогая допрашивать арестованных и оформлять показания: Это подкупило меня и возвеличило авторитет Чистова в моих глазах, я стал смотреть на него влюбленными глазами:"

А вот другой любопытный документ из архивов ФСБ - аттестация Абаимова Александра Федоровича: "Член ВКП(б) с 1919 года, по социальному положению - рабочий, чекист с 1919 года. Здоровье весьма слабое (сильный неврастеник). Политически развит, над собой работает, в личном быту скромен, во взаимоотношениях прост. Связи и знакомства - только чекисты". "Влюбленные глаза", "сильный неврастеник" - чем не психологический эскиз эпохи!

Впрочем, органы госбезопасности до войны занимались не только репрессиями. В их задачу входило создание промышленно-оборонных "площадок отката" и эвакуационных планов крупнейших предприятий страны. Обеспечение производства - одна из важнейших обязанностей НКВД во время Великой Отечественной. Ну и, разумеется, участие в боевых действиях. Всего на полях сражений погибло более 70 южноуральских чекистов, что, по мнению авторов книги, развенчивает миф об исключительно штабной работе сотрудников НКВД.

Хотя челябинские чекисты не принимали участия в разведоперации по похищению чертежей американской атомной бомбы, создание советского оружия сдерживания - тоже часть истории Челябинского управления ФСБ. Возникновение закрытых городов, обеспечение производства и сохранения режима секретности - этим были заняты наши чекисты. Авторы книги утверждают, что американцы лишь через много лет узнали об аварии на "Маяке" в 1957 году.

Интересно наблюдать, как менялся характер деятельности спецслужб в эпоху застоя. Будто бы перебесившись, как это случается с подростками, к 70-80-м годам Челябинское УКГБ вошло в стадию спокойной зрелости. В отсутствие сколь-нибудь опасных для режима диссидентов чекисты занялись почти "шерлокхолмсовской" работой по выявлению пособников фашистов, ушедших в свое время от ответственности. Некоторые из них были изобличены уже в 80-е годы. Шпионов, как и всех остальных иностранцев, в Челябинск не пускали. Стабильное общество, о котором нынче ностальгируют многие. Впрочем, был у нас в 1981 году теракт - взрыв в трамвае. Как выяснили чекисты, таким образом мужчина решил отомстить бывшей жене. Олег Вепрев и Вячеслав Лютов подчеркивают, что все преступления, которыми занималось челябинское управление в эти годы, были раскрыты. Почти идиллия!

Драматическое время перестройки и последовавший затем распад СССР многие челябинские чекисты предчувствовали. Точнее, почти прогнозировали, поскольку КГБ в годы своего расцвета был силен прежде всего как аналитическая служба. Однако то ли в очередной раз власть повела себя легкомысленно, а может, таков ход нашей истории, но произошло то, что произошло. Несколько тяжелых лет, отток кадров, появление новых угроз государству в виде организованной преступности и терроризма. И надежда простых граждан России на ФСБ. Не станет ли для наших органов это новым дьявольским искушением? Авторы признаются, что вопросов у них больше, чем ответов.

Хотя само появление такого издания, отнюдь, как видим, не только комплиментарного, - хороший знак. Несколько важных архивных документов было рассекречено специально для работы над книгой. Вот и начальник Челябинского УФСБ генерал-лейтенант Александр Брагин, человек, как говорят, новой формации чекистов, считает большой заслугой книги ее не "ведомственный" характер.

"Государственная безопасность: три века на Южном Урале" выпущена Южно-Уральским книжным издательством тиражом в 2000 экземпляров при финансовой поддержке правительства Челябинской области.

Комментарии
Комментариев пока нет