Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Фермеры живут вопреки всему

25.03.2003
Не рассчитывая на поддержку государства, "вольные хлебопашцы" объединяются,  чтоб не пропасть поодиночке

Когда 12 лет назад параллельно с разваливавшимися колхозами и совхозами начиналось крестьянско-фермерское движение, скептически настроенные граждане пророчили ему скорую и неминуемую кончину. За эти годы фермерство потеряло многих своих членов. Но немало успешно трудится на земле, производит зерно, мясо. Чтобы в сложившихся экономических условиях сохранить свои хозяйства и не оказаться в рядах наемных работников, самые дальновидные из них объединяются в кооперативы. О крестьянах-единоличниках, как когда-то их называли, об их успехах и проблемах мы разговариваем с председателем ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Увельского района Александром Кочневым.

Не рассчитывая на поддержку государства, "вольные хлебопашцы" объединяются, чтоб не пропасть поодиночке

Когда 12 лет назад параллельно с разваливавшимися колхозами и совхозами начиналось крестьянско-фермерское движение, скептически настроенные граждане пророчили ему скорую и неминуемую кончину. За эти годы фермерство потеряло многих своих членов. Но немало успешно трудится на земле, производит зерно, мясо. Чтобы в сложившихся экономических условиях сохранить свои хозяйства и не оказаться в рядах наемных работников, самые дальновидные из них объединяются в кооперативы. О крестьянах-единоличниках, как когда-то их называли, об их успехах и проблемах мы разговариваем с председателем ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Увельского района Александром Кочневым.

-- Александр Федорович, помните ли вы то романтическое время, когда десятки, а за ними и сотни увельских крестьян вдруг стали выходить из колхозов и совхозов, чтобы, получив землю, стать вольными хлебопашцами, фермерами, как их тут же назвали на американский манер? Это были наиболее активные, пробивные, работоспособные и по-хорошему авантюрно настроенные люди, и даже по этим признакам у них все могло получиться.

-- Все верно, у многих от здорового азарта блестели глаза. Люди хотели самостоятельности, чтобы, много работая, много и получать. Вполне нормальное желание. За 1991-1992 годы в Увельском районе было зарегистрировано, если не ошибаюсь, около 300 крестьянских хозяйств. Специализацию выбрали ту, чем привыкли и умели заниматься, в основном - зерновое производство. Но некоторые стали разводить свиней, крупный рогатый скот. А Леонид Согрин, казачий атаман из Дуванкуля, со своей семьей даже выбрал коневодство. Люди добровольно взвалили на себя такой тяжести ношу, какую никогда не брали, работая в колхозах и совхозах.

-- И многие надорвались, как и предрекали противники фермерства.

-- О причинах этого надрыва уже достаточно много говорилось, поэтому скажу коротко. Чтобы нормально начать работать в поле, новоиспеченным крестьянам-единоличникам нужно было не одно, пусть и очень сильное желание. Нужны были тракторы, сельхозинвентарь, семена и удобрения, горюче-смазочные материалы. То есть нужны были деньги, чтобы все это купить. Денег не было, кредиты давали краткосрочные и под грабительские проценты. Произошел диспаритет цен между промышленными товарами и сельхозпродукцией. Начав реформы, государство бросило крестьян и начавшееся фермерское движение на произвол судьбы. Я и сейчас помню рассуждения главного российского реформатора той поры Егора Гайдара: надо создать рынок, и он сам себя отрегулирует и все исправит. В результате развалили все, что имели, противники фермерства довольно потирают руки. Наступление на крестьянство и сейчас идет широким фронтом, мелкого собственника из производства просто выдавливают. Сейчас в районе осталось 80 крестьянско-фермерских хозяйств.

-- Александр Федорович, процесс неостановим или что-то придумано для поддержания фермерства?

-- В мае 2000 года мы в своем районе зарегистрировали сельский кредитный кооператив фермеров. Это объединение, на мой взгляд, сейчас самая действенная организация, которая словом и делом помогает крестьянам. В прошлом году, к примеру, мы через продовольственную корпорацию оказали помощь 45 хозяйствам района на 1,7 миллиона рублей. В предыдущем году эта помощь была еще больше. Кооператив решает вопросы лизинга, и четыре фермерских хозяйства благодаря этому получили три зерноуборочных комбайна, два трактора. В нынешнем году для поддержки кооператива областная администрация выделила 10 миллионов рублей кредита, и разрабатывается механизм получения этих денег к началу весны. Большинство фермеров, наиболее дальновидных, конечно, в кредитной кооперации разглядели свое спасение, и сейчас в нашей ассоциации 50 хозяйств.

-- Сельская кредитная кооперация - дело не новое:

-- Весь цивилизованный мир так работает. У наших же многих людей мышление еще колхозно-совхозное. Вот, мол, стал фермером, и заживу свободным хозяином, без каких-либо общественных надстроек. Забыли поговорку "Один в поле - не воин". У крестьян она должна звучать несколько иначе, но суть общая: "Один на земле - не работник". Поэтому, создавая кооператив, мы тут же прибегли к помощи специалистов ТАСИС, работавших в районе. Спасибо им, помогали советами, литературой.

-- Насколько известно, сельских кредитных кооперативов, подобных увельскому, в нашей области немного?

-- Их всего девять, потому что движение только зародилось. Но есть такие же кооперативы у соседей-троичан, в Октябрьском, Сосновском, Нагайбакском и других районах. Созданы областной агрокредитный кооператив, союз кредитных кооперативов, возглавил который исполнительный директор Александр Викторович Сорокин. Благодаря этому мы стали лучше, эффективнее помогать нашим фермерам.

-- Александр Федорович, на заре сельских реформ и крестьянско-фермерского движения шли разговоры и о создании полноценного сервисного обслуживания фермерских хозяйств. К примеру, с помощью бывших объединений "Сельхозтехника". Не получилось?

-- Где как. В Увельском районе агроснаб превратился в нефтеснаб, а вот в Варненском районе "Сельхозтехника" сохранилась и обслуживает фермерские хозяйства. Наши фермеры, чтобы купить ту или другую запчасть, ездят по городам и ищут. Неудобства большие, что говорить.

-- О ценах на зерно, взаимоотношениях крестьян с переработчиками зерна и поддержке государством фермерских хозяйств уже и говорить не хочется. Все об этом говорят уже много лет, а толку - никакого.

-- Начну с того, с чего начал, со специализации. Большинство крестьян специализируется на производстве зерна, а это в наших условиях не всегда оправданно, даже плохо. Рынок зерна колеблется из года в год, и каждый раз не в пользу фермеров. Когда зерна много, то переработчики всегда диктуют свои условия. К примеру, в минувшем году перед началом уборки тонна пшеницы третьего класса на Увельском КХП "Злак" стоила 2,4-2,5 тысячи рублей. В сентябре цена сползла до 1,8 тысячи рублей за тонну. Подобная картина с другими видами зерна. Всего наши фермеры в прошлом году собрали в пределах 12 тысяч тонн продовольственного зерна, на разнице цен потеряли более восьми миллионов рублей. В предыдущем году потери составили более 10 миллионов рублей. Фермеров, естественно, поддерживает областная продовольственная корпорация. В прошлом году она купила у них 900 тонн зерна. Остальное приходится продавать, где придется, за пределами области. Если взять страны Европы и Северной Америки, то там другая практика. В Германии, Франции, Канаде, например, куда ездили наши фермеры поучиться, правительство каждый год закупает у своих фермеров по 70 процентов полученного урожая, по хорошей, стабильной цене, которая обеспечивает 10-15 процентов рентабельности. Это позволяет фермерам развивать производство: внедрять передовые технологии, новые сорта, технику и так далее. У нас корпорация покупает по пять процентов урожая, а 95 - сбывай, где сумеешь. Если внимательно посмотреть на действия нашего государства по отношению к сельскому хозяйству, в частности фермерам, то без труда увидишь полное равнодушие. А ведь вклад крестьян-фермеров в национальную продовольственную безопасность не так и мал. В прошлом году, к примеру, увельские фермеры собрали пятую часть урожая от общего районного.

-- Александр Федорович, ни для кого не секрет, что в области и повсеместно в стране началась скупка земли. Она, кстати, шла и до принятия закона о праве купли и продажи земель, и можно с определенной уверенностью говорить о приходе в сельское хозяйство олигархического капитала. Хорошо это или плохо, обсуждать сейчас не будем, но фермерству в этих условиях, без мощной господдержки, мне кажется, не выжить.

-- Будет очень трудно удержаться, потому что правила игры на нашем поле будут диктовать монополии, холдинги, крупный капитал. Более защищенными окажутся те фермеры, что когда-то получили земли, относящиеся к десятипроцентному президентскому фонду. Они, кстати, в основном и вошли в наш кредитный кооператив и ассоциацию фермерских хозяйств. И очень будет не просто устоять тем крестьянам, у которых в собственности земля, полученная в качестве имущественного надела. Элементарно не выдержат конкуренции.

-- В чем же выход?

-- Надо кооперироваться, поодиночке не выжить.

Беседу вел Анатолий ЛЕТЯГИН

Комментарии
Комментариев пока нет