Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

«Роковая» несправедливость

13.07.2011
«EXTRAVERT» - группа, образованная 18 лет назад в Иркутске и совмещающая «тяжелый рок» с участием в спектаклях Иркутского музыкального театра имени Н. Загурского, завершающего свои гастроли в Челябинске.

«EXTRAVERT» - группа, образованная 18 лет назад в Иркутске и совмещающая «тяжелый рок» с участием в спектаклях Иркутского музыкального театра имени Н. Загурского, завершающего свои гастроли в Челябинске.

О трудностях «тяжелой» музыки, кризисе восприятия рока и синдроме провинциала мы беседуем с основателем и гитаристом коллектива «EXTRAVERT» Максимом ПОПОВЫМ.

- «Тяжелая» рок-группа, работающая при провинциальном музыкальном театре, вызывает если не удивление, то живейший интерес.

- В нашей стране группа сама по себе существовать не может - ей нужно быть привязанной к чему-то. Однако если речь идет об Иркутском музыкальном театре, то он, пожалуй, нуждался в нас больше, чем мы в нем. В 1997 году театр готовил к постановке рок-оперу «Юнона» и «Авось», а так как в ней предполагается участие рок-группы, они начали поиск оной и никого лучше нас не нашли. «Юнона» и «Авось» имела небывалый успех. На генеральную репетицию приезжал сам Караченцов. С тех пор мы расставались с театром лишь однажды, впрочем, и этот перерыв продлился лишь год.

И все же основная работа - это проект «EXTRAVERT» как таковой. Поэтому, находясь на гастролях вместе с театром, мы выступаем по местным клубам. И даже когда не можем исполнять свои мелодии, никогда не опускаемся до «кабацкого репертуара» - играем музыку, на которой выросли, от «The Beatles» до «Rammstein».

- Южноуральская публика имеет какие-то отличительные особенности?

- Она очень неоднородна. Как и везде. Например, в субботу мы выступали в одном челябинском ресторане и стали там причиной такого ажиотажа, что уже серьезно начали опасаться, как бы нас не разорвали на сувениры. А когда играли в местном «кислотном» клубе, нам удалось раскачать публику лишь к третьему отделению. Все из-за того, что в ресторане была наша публика - те, кому около 30, те, с кем у нас схожий музыкальный вкус, а в клубе нас слушала молодежь, которая выросла на попсе и собственно «клубняке». Они и мелодий-то таких никогда не слышали. Иногда мне кажется, что скоро рок-музыка может кануть в Лету - сейчас мастодонты уходят в небытие, а взамен них приходят те, кого и рок-музыкантами называть как-то неудобно. Впрочем, это и понятно - любая музыка небезгранична, и если в 60-х рок-направление только родилось, то за пятьдесят лет своего существования оно перепробовало, переиграло все что можно. Каких-то новых идей не осталось уже практически ни у кого.

- К слову о том, что все перепробовано-переиграно. У рок-музыкантов существует определенная репутация, и первое, что приходит на ум, при упоминании о них, это скандалы, наркотики, алкоголь, множество женщин…

- То же можно сказать и про любого сантехника: у него подруги меняются, как перчатки, он дебоширит и пьет не просыхая… Но если сантехник Коля пьет, то об этом знают только его друзья, знакомые и соседи по лестничной клетке, а если пьет известный музыкант, то об этом знает вся страна и ближнее зарубежье. Тем не менее, если репертуар сложен, обширен и исполняется не под фонограмму, музыкант просто обязан держать себя в тонусе, в противном случае, он просто не сможет играть. Разумеется, мы, как и все нормальные люди, гуляем, но у нас «сухой закон» жесткий - если завтра концерт, то мы к выпивке не притронемся.

- В вашей группе сменилось уже множество талантливых музыкантов. С чем это связано?

- Я называю это «синдром провинциала». Это когда молодой, часто пока никому не известный музыкант приходит к нам в коллектив, общими усилиями поднимается до высокой планки, и после его ум озаряет великолепная идея: «Надо ехать в Москву!». Руководствуясь такой мыслью, нас покинуло 4 человека. У них возникает жгучее желание, чтобы их уже сейчас любили, сейчас платили большие деньги, сейчас повсеместно на улицах узнавали… А это проще всего заполучить, уехав завтра в Москву, и просто-напросто влиться в гламурненький коллективчик. Мы уже смеемся - давайте повесим на репетиционной базе такую табличку: «График отъезда в Москву. Кто следующий?».

- Неужели ни один из уехавших в Москву ни одной звезды с неба не схватил?

- Лучшее, чего добивался один из наших бывших, - это недолговременная работа у одной из попсовых кумиров всея Руси. Устроился. Играл. Хорошо играл. Потом не выдержал и спьяну наговорил «звезде» в самолете всяких неприятных откровенностей, типа: «Валера, какую лажу мы делаем!». На следующий день его уволили.

- А почему бы вам всем коллективом не уехать в Москву и не начать там совместное продвижение?

- Будь мы хоть семи пядей во лбу, никто за нас не возьмется. Все скажут: «Да, это классно, но это не продастся, поэтому давайте сейчас у вас отрежем часть припевов, долю куплетов, всю вашу инструментальную часть уберем, а то, что там останется, упростим в три раза. Затем оденем вас в брючки в обтяжку, челочки начешем, девчонок добавим... Вот это покатит!» Другой путь: в Москве, чтобы просто выжить, каждому из нас придется устраиваться в отдельные «халтурные» группы. Соответственно времени на наше коллективное творчество у нас либо не останется совсем, либо мы будем встречаться раз в месяц, а после разъезжаться по разным гастролям. В моем понимании достижение, это когда ты свое собственное творчество поднимаешь на высокий уровень. Его все знают и любят. А просто работать в Москве - это не достижение, это способ существования, позволяющий оплачивать расходы.

Я думаю, пусть наша группа не станет всемирно известной, пусть у нас не будет миллионных гонораров, но у нас будет несколько альбомов хорошей, качественной музыки, и когда мы все поседеем, состаримся и умрем, после нас останутся записи. И будут люди, которые вспомнят, что была такая группа, которая делала такую-то музыку, и кто-то будет ее для себя вновь открывать, и кто-то будет говорить, что мало того, что они в театре делали хорошие рок-оперы и были первыми в этом деле (по крайней мере, в нашем городе), так они еще ТАК играли! И уже не зря жизнь будет прожита.

- Если в Москве у вас такие чудовищные перспективы, то, возможно, стоит обратиться к Западу?

- Заграница в нашей ситуации - единственный выход из тупика. Для нашего первого альбома мы сделали англоязычную версию, но, заключив контракт с иностранным лейблом, мы продешевили: согласились на радостях работать с первым же приглянувшимся, а он наш альбом выпустил, но даже пальчиком не пошевелил, чтобы он разошелся. Второй альбом в 7 раз лучше. Он более разноплановый, он сложнее, массивнее. Сейчас, после гастролей, вернемся в Иркутск, будем круглые сутки репетировать... Мы хотим, чтобы диск расходился и по России, но сегодня невыгодно выпускать диски, ведь они сразу же попадают в Интернет и никто их больше не покупает.

Вообще наш народ только недавно перестал думать о колбасе и о хлебе насущном. Пока наш человек наслаждается тем, что у него есть что поесть, на чем поехать и куда поехать. А музыка это так - фон для ушей, который скрашивает его путь, пока он добирается из пункта А в пункт Б.

Ольга МАРКЕЛЧЕВА

Комментарии
Комментариев пока нет