Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Партизанка из зоны

27.03.2003
Освободившись из заключения, ветеран Великой Отечественной стала "работать" наводчицей у карманников

Екатерина МИНЕЕВА
Челябинск
"Помоги-ите бабушке на хлебушко, бабушка за вас помолится". В отличие от привыкших к попрошайкам москвичей челябинцы сердобольны. Брякание и бормотание приближалось, приблизилось...

Освободившись из заключения, ветеран Великой Отечественной стала "работать" наводчицей у карманников

Екатерина МИНЕЕВА

Челябинск

"Помоги-ите бабушке на хлебушко, бабушка за вас помолится". В отличие от привыкших к попрошайкам москвичей челябинцы сердобольны. Брякание и бормотание приближалось, приблизилось... "Никак баба Аня? Никак освободившись?" "Иди в манду на переделку", - громким шепотом посоветовал мне божий одуванчик и с достоинством покинул троллейбус. Еще через две остановки кто-то впереди запищал: "Сумочку порезали, вынули кошелек!" Ай да бабка, ай да сукина дочь! Не сама ворует - помогает карманникам обнаружить деньги и отвлекает внимание, за долю, само собой, малую. Зато неуязвима перед правоохранительными органами на сто процентов. Партизанка! И что самое смешное - настоящая... Два года назад довелось с ней беседовать в женской колонии N 5 - перед самым Днем Победы. Да что-то тогда не сложилось в тексте. Зато сейчас, под впечатлением от встречи, вспомнилось все "до копеечки"...

Сразу после войны фронтовиков на зонах было полно - воевать-то довелось трем четвертям дееспособного населения, кто-то и отсидеть после успевал. Но в наше время ветеран Великой Отечественной "за колючкой" - что-то вроде экзотики. В большей степени потому, что самым молодым фронтовикам уже давно за 70. По идее, люди в таком возрасте должны думать о конце иного срока и ждать иной амнистии. Должны, да не обязаны. Так что Анну Ульяновну в "пятерке" так партизанкой и звали. В день, когда "на свиданку" к бывшей разведчице напросился корреспондент "Челябинского рабочего", бабуля "малость приболела". Поэтому встречаться пришлось в больничке. Баба Аня возлежала на койке в отдельной палате и торжественно "умирала".

-- Как здоровье, бабуленька? - орать пришлось до звона в собственных ушах. Врачи предупредили - осужденная Кирко страдает приступами глухоты, которые фатально настигают ее при визитах начальства. Журналист, правда, не начальник, но кто его знает...

-- Плохо...

Баба Аня продолжала вполне натурально "умирать". В голове складывались гневные филиппики против государства, закатавшего на нары немощную старушку, а сопровождающие журналиста офицеры и врачи потихоньку давились от смеха.

-- А за что сюда попали, бабусь?

-- А за калган свой дурковатый, - неожиданно звучно отрапортовала баба Аня. В дальнейшем разговоре смертный одр уже не фигурировал.

По словам бабы Ани, погубила ее немереная жалостливость. Работала санитаркой в санатории близ Магнитогорска и кормилась хорошо, да лечился там паренек от наркомании. Как-то занял на укол "тридцатку", а после появился в растрепанном состоянии. Мол, отдать я тебе долг деньгами сейчас не могу, возьми анашой. Продашь пару пакетов, себе долг возьмешь, а лишнее мне отдашь. Баба Аня, по ее словам, долго отпиралась, даже хотела овчаркой паренька притравить, на что последний жутко обиделся и швырнул наркотики в угол. А выйдя из дома, увидел милицейскую машину и на бабку Аню наговорил, как подлец последний. Милиция тут же подослала "казачка", который так натурально ползал по стенке и просил "хоть маленечко", что баба Аня отказать не смогла. И даже, дура, сама подняла пакет с пола, да ему и протянула. В этот самый момент вломились злые менты и повязали старушку, несмотря на 12 медалей и наградной лист от самого Жукова.

...Сотрудники колонии тихо "умирали". В материалах личного дела осужденной Кирко, помимо пакетика, поданного "с пола", фигурировало еще полтора килограмма марихуаны, запрятанной в кладовке. Магнитогорские опера "пасли" престарелую наркодилершу около полугода. И если бы не преклонный возраст да не участие в партизанских действиях, сидеть бы Анне Ульяновне по полной программе. А так - всего два года дали. Дело, впрочем, знакомое - бабулька уже была дважды судима: за производство криминального аборта и дачу взятки. Но каждый раз ухитрялась "сесть" так, что через год освобождалась по амнистии.

Насчет медалей, кстати, в деле тоже ничего не было. Было лишь удостоверение участника партизанских действий. Анна Ульяновна партизанила в Козьянско-Брянских лесах. И, по ее словам, "дерьмо из фрицев" выколачивала без остатка.

"Как-то дали мне двоих фашистов сопроводить в штаб бригады. Выехала я с ними на опушку, да так мне за сердце взяло... Мамку мою убили, отца убили, а я с ними нянькаться должна. Коню свому - тпрр, в ухо одному, другому из пистолета. Подождала, пока заколодели, штаны с их сняла да раком на косогоре поставила - пусть всему своему гарнизону сраки показывают. Командир спрашивает - где немцы, а я ему - вон на горе жопами сверкают, иди посмотри, если соскучился. Чуть свои потом не расстреляли за это. В трибунал отвели, уже раздели догола, вести стрелять собирались... Старшина узнал, на коня, всю роту поднял - Анну нашу расстреливают! Успели отбить..."

Через пару лет Анна чуть опять не попала под трибунал - судили командира дивизии за измену Родине. Тот солдат не жалел, бросал в самое пекло, играя немцам на руку. Анна не стерпела, когда врага народа проводили под конвоем мимо. Кинулась и впилась зубами в лицо - "чуть щеку ему не откусила".

Разошлась баба Аня, рассказывая про войну, и помирать забыла совсем. "Только дай лошадь. Я и сейчас, больная, промчусь..." "Отошла бабуля-то", - радостно прокомментировала врач. Анна Ульяновна недружелюбно зыркнула и сразу же демонстративно оглохла. Потом и вовсе стала сворачивать разговор - устала, дескать. Напоследок поспрашивала про амнистию: у ней ведь сын - инвалид с детства, совсем сейчас один, а дочь алкашка, за собой-то не следит. И опять оживилась: "Пять раз замуж выходила, а толку нет. Совсем г... мужики пошли". У присутствующих смеяться уже не было сил.

Бабулькин бенефис вспоминался долго. Такие лихие старушки, которых уважают даже совсем никого не уважающие гопники, имеются в каждом квартале. К пенсии подрабатывают зачастую делами неправедными, зато знают досконально всю окрестную шпану, никого не боятся и ни на кого, даже на государство, не обижаются - потому что никогда ни на кого и не надеялись. Сами себя спасали, сами себя кормили - сами за себя и ответят. Чего им, отчаянным, бояться. Они к смерти с молодости привыкли. А если с партизанской подачи у кого-нибудь чего-нибудь в троллейбусе сперли - так вы, дамы-господа, сами виноваты.

Комментарии
Комментариев пока нет