Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Сельский патруль

19.09.2000
В деревне крадут все, что плохо лежит и хорошо растет

Екатерина МИНЕЕВА
Троицкий район

Про работу патрульно-постовой службы (ППС) милиции в городах написано немало. Хотя бы потому, что каждый новоиспеченный журналист считает своим долгом напроситься "в экипаж" - в тайной надежде, что как раз в его смену будет перестрелка с криминальными авторитетами. По этой же причине ППС из районов области вниманием прессы не избалована - криминальные авторитеты на селе отсутствуют как класс. Однако среди полей и лесов эта "служба и опасна, и трудна" не меньше, чем в столице Южного Урала. Исправить вопиющую несправедливость в отношении "сельской" ППС поспешил корреспондент "Челябинского рабочего".

В деревне крадут все, что плохо лежит и хорошо растет

Екатерина МИНЕЕВА

Троицкий район

Про работу патрульно-постовой службы (ППС) милиции в городах написано немало. Хотя бы потому, что каждый новоиспеченный журналист считает своим долгом напроситься "в экипаж" - в тайной надежде, что как раз в его смену будет перестрелка с криминальными авторитетами. По этой же причине ППС из районов области вниманием прессы не избалована - криминальные авторитеты на селе отсутствуют как класс. Однако среди полей и лесов эта "служба и опасна, и трудна" не меньше, чем в столице Южного Урала. Исправить вопиющую несправедливость в отношении "сельской" ППС поспешил корреспондент "Челябинского рабочего".

Экипаж - молодой и веселый

Миша, Женя, Саша, Андрей - всем чуть за двадцать, все - после армии. Как сказали их отцы-командиры, несмотря на досужие домыслы, авторитет правоохранительных органов особенно никогда и никуда не падал. В милицию молодежь, тем паче сельская, идет косяком. Одна беда: не все проходят строгий медицинский и психологический отбор. И даже зарплата в 1300 рублей "на руки" никого особенно не смущает, главное, что наличными. А для "поддержания штанов" почти у всех свое хозяйство, график работы - двое суток через двое, удобно. И задержек по зарплате, в отличие от сельхозпредприятий, почти не бывает, и работа интересная - чего только не увидишь...

Главный хит преступлений на селе - кражи. Воруют зерно, овощи, скотину, металл, кабель, шифер - все, что плохо лежит и хорошо растет. Крестьян понять можно: полуразвалившиеся в большинстве своем сельхозпредприятия, "наличкой" платят мало и неаккуратно. А тут - свалил бункер зерна из комбайна под кустик или прямо в "левый" грузовик, и пять-шесть "штук" в кармане. Встреченный на поле шофер грузовика улыбкой сияет, как Ален Делон: "Какие кражи, начальник. Сам в колхоз из дома несу - своей горючкой заправляюсь:" "Врет", - с несокрушимым спокойствием констатируют ребята. В кузове зерна - полбункера, значит, остальное комбайнер где-то уже успел "сбросить", не исключено, что с помощью этого же шофера. Ладно, попадешься еще... Дальше эту местность патрулировать бесполезно: несмотря на безлюдность деревни (уборочная!) и рассредоточенность механизаторов по полям, уже все в радиусе десяти километров знают о приезде ППС. До вечера будут работать только на колхоз.

Вдалеке пылит трактор с прицепом. Нагоняем - "Кэмэл-Трофи" отдыхает. В прицепе, предсказуемо, пшеничка, и никаких документов, кроме честного слова водителя. Пытается прошмыгнуть "жигуль-копейка" с казахстанскими номерами. Внешняя безобидность разваливающегося на ходу транспортного средства не отменяет "внутреннего содержания" - клееночка, одеяло, запашок, как будто кто-то умер. Явно "мясник", нелегально везущий мясо. Документов "йок", регистрации - аналогично, зато убалтывает наряд, как старая цыганка. Женя везет "мясника" в райотдел, а мы едем дальше...

Кстати, вышеизложенное парням позволил сделать только... "Вихрь-антитеррор". Вследствие классического российского несоответствия законов и власти высокий начальник ГИБДД издал приказ, отменивший несколько параграфов Закона "О милиции". В частности, тот, который разрешает сотрудникам ППС останавливать и досматривать транспортные средства. В сельской местности это нынче могут делать только участковые. Так что грамотные водители в перерывах между "Вихрями" вполне могут продемонстрировать сотрудникам фигуру из трех пальцев и везти краденую пшеничку дальше. Беспредел...

Катим по деревням

Каменка. Дедуся в тракторе, прицеп полон дров. Если сухостой - криминала ноль, но березоньки явно только что спилены. Вместо разрешения от лесника предъявляется тетрадный листок без печати. Едем к леснику домой. Лесник пьет водочку. "Обеспеченный", - комментируют ребята. При хроническом недостатке наличности селяне предпочитают употреблять самогон, который гонится практически в каждом доме. "В журнал надо заносить порубки, деньги принимать по чекам строгой отчетности, справки выдавать с печатями", - надрывается Миша. Принявший оптимальную порцию лесник простодушен: "А за какое число я ему разрешение-то выдавал?" Всю обратную дорогу экипаж, не стесняясь, хохочет - сейчас начнет лихорадочно записывать в журнал все щедро розданные кумовьям и соседям порубки, хоть маленько денег государству вернет.

ППС на селе - и швец, и жнец, и на дуде игрец. Помимо пресечения преступлений на ней "висит" проверка торговых предприятий на предмет обнаружения просроченных товаров и безакцизной водки. А чтоб жизнь медом не казалась, еще и "Контакт" - операция по выявлению безнадзорных детей, не ходящих в школу. И зачастую - первичные следственные действия, первичная медицинская помощь и ДТП. Именно поэтому "пэпээсники" из районов обычно занимают первые места на конкурсах профессионального мастерства: поневоле научишься всему, от чего избавлены горожане.

Магазин в центре деревни. Возле него двое пьяных мужичков. Составляются протоколы, выясняются детали. Обычный путь - что-то украсть и обменять на водку, по-другому на селе нынче не пьют... Но в этот раз мужики "честно заработали" : загрузили - разгрузили КамАЗ кирпича, который спер с предприятия кто-то другой. Пока припоминается имя "другого", озвучивается и сумма гонорара - за все на троих 2,5 литра водки и по десять рублей в руки. И это - не рабство, потому что "водка башкирская, вку-усная" :

Едем дальше. Троицкая плотина. На мосту рыбачат человек десять. Смотрим в бинокль - не дергает ли кто рыбу "самодуром". "Самодур" - прочная леска с миниатюрной "кошкой" вместо крючка. Мелкую рыбу рвет в клочья, потому такой лов запрещен законом. Но на эту снасть хорошо цеплять сома. А под плотиной, говорят, "стоят" старые сомы - в человеческий рост и поболе... Весной водолазы спускались осматривать шлюзы и наткнулись на чуть ли не двухметровую "зверюгу". Мужики из воды как пробки выпрыгнули и обратно лезть отказались.

Ключевка

Сумрачный председатель отстегивает двадцать литров бензина. Взамен просит "пошугать" на подсолнечном поле - обнаглели, грабят подсолнух средь бела дня, наколачивают по пять-шесть мешков. Судьба у Ключевки такая: из 1550 жителей 270 - работают, 400 - на пенсии. Чем живет остальной трудоспособный люд - угадай с трех раз. Прямо у конторы "тормозим" пьяненького сторожа с фермы, идущего на смену. Сверкает глазами непримиримо: чего он сделал-то такого? Протокол составлен, а толку? Все равно заступит на смену, каким бы пьяным ни был. Больше-то поставить некого. На ферме предсказуемо полуразобрана-раскрадена шиферная крыша...

В пересменке между экипажами пьем чай с отцами-командирами. Офицерам обидно - и за себя, и за своих подчиненных, и за державу. Провозглашенное повышение зарплаты сотрудникам правоохранительных органов на 20 процентов уносит из их бюджета как минимум "стольник". Повысили-то оклад, а новый 13-процентный налог будут высчитывать со всей зарплаты, включая пайковые. А между прочим, во всем мире признано, что уровень зарплаты сотрудника полиции - показатель заботы государства о всех гражданах.

Ночь. Другой экипаж

Алексей, Рауф, Владимир, стажер Дима. Сержант Володя Гавриловский был в первой командировке в Аргуне как раз тогда, когда отстреливались от боевиков, перетягивали на веревочке боеприпасы из склада... Гады снайперы целились по ногам, чтобы после убивать тех, кто придет на помощь. Повезло, в тот раз никого не задело. Хотя страшно было боезапас для гранатомета через дырку в перекрытии наверх передавать - как раз напротив окна. Кстати, дыру в бетонном перекрытии за пару минут вручную продолбили, это к вопросу о выживаемости на войне. Жить захочешь - и спичкой на асфальте окопаешься... А тут, в тылу, тишина. Хотя иной раз бывает - как развеселится сельский народ на дискотеке, как пойдет стенка на стенку... Года три назад "уазик" милицейский с дурной силы перевернули. Не стрелять же по ним. Стоят милиционеры, уговаривают.

Нижняя Санарка

Ферма. Сторож в "нетях", помещение со скотом закрыто на замок, каким хороший хозяин дачный туалет на зиму запирает. Едем искать управляющего, по пути заезжаем на летнюю базовку. Тут еще веселей: заходи, кто хочешь, бери, что хочешь. Телят, коров и лошадей кроме сортирной щеколды охраняет ласковый бобик величиной с варежку. Первым делом весь экипаж кидается загонять в ограду корову, которой в загоне жить надоело. Животное сопротивляется и гадит с пулеметной скоростью. На мычание, свет фар и человеческие вопли наконец-то выползает сторож. За скотину он материально не ответствен и вылез из каморки только потому, что его настойчиво звали. Стоимость дойной коровы - восемь-десять тысяч рублей, в виде мяса уходит за шесть. (Ну надо же, накаркала. Буквально через день после командировки именно из Нижней Санарки украли двух коров. Из-за халатности сельчан на милицию опять повесили практически нераскрываемое дело).

Ток. Одинокая "жучка" с прицепом, полным зерна. "Ну явно воруют, гады", - чуть не стонет экипаж. Но по закону трогать ее нельзя. Вот если бы она выехала с тока - налицо преступление. А стоять караулить полночи или искать среди спящих сельчан водителя... Да у него к утру восемнадцать справок от колхоза будет, по всей деревне уже шум идет, что милиция на ток приехала.

Остаток суток. Преступления все те же - зерно, скот, пьяные драки. Спасибо, почти нет наркоманов на селе, зато самогонки хватает на всех. Рыщет по деревенским дорогам патруль - пока они проезжие. Зимой в некоторые углы не попадет никто - заваливает так, что по три месяца связи с внешним миром нет. Все развлечения - хозяйство, телевизор и опять же самогон... Полуразграбленные фермы, полунищий народ. Хорошо живут только непьющие и работящие - своя скотина спасала всегда. Но скотину надо кормить, значит, придется воровать или покупать ворованное - те же комбикорм, зерно, фураж... И опять рыскать по дорогам на последних каплях бензина милицейскому патрулю. Замкнутый круг? "Да не всегда же так будет", - упрямо говорят мне сержанты... n

ППС Троицкого района в цифрах

Девяносто километров от Троицка в одну сторону, семьдесят - в другую. Пресекать преступления и поддерживать порядок на этой немаленькой площади каждые сутки обязаны 17-18 милиционеров ППС и 22 участковых. Участковый - один на три тысячи населения, экипаж ППС - один на 120 дворов. Хотя в идеале служба ППС, охраняющая покой такого громадного района, должна состоять как минимум из 60 человек плюс 15 автомашин (сейчас машин две, а остальные - пешком).

А еще "спасибо" родному правительству за ГСМ: на смену на патрульный "уазик" по норме выделяется 12 литров бензина, а дальше - хоть сами запрягайтесь.

Комментарии
Комментариев пока нет