Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Курьер-водитель на автомобиле компании на Юду.
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Бабушка и мама 10-летней Яны Семиной из Магнитогорска пытаются отсудить у детской больницы № 3 компенсацию

22.08.2011
Девочка вспыхнула прямо на операционном столе, и горела не минуту-две, а от пяти до 15 минут

Девочка вспыхнула прямо на операционном столе, и горела не минуту-две, а от пяти до 15 минут.

Бабушка и мама 10-летней Яны Семиной из Магнитогорска пытаются отсудить у детской больницы № 3 компенсацию за материальный и моральный ущерб, нанесенный ребенку в ходе операции. В феврале эта история всколыхнула всю страну: прямо на операционном столе девочка вспыхнула. Позже выяснилось, что ожоги третьей и четвертой степени поразили 10 процентов ее кожи.

Со дня трагедии прошло уже полгода. В общей сложности Яна перенесла 10 операций, в том числе по пересадке кожи. Когда представляешь, сколько боли пришлось испытать десятилетней девочке, дух перехватывает. Расследование уголовного дела еще не закончено. Врачи и руководители местного здравоохранения виновных в случившемся так и не назвали. Когда история стала достоянием гласности, чиновники пообещали: ребенку будет оказана адекватная помощь и в лечении, и в дальнейшей реабилитации. Но между словом и делом оказалась дистанция огромного размера. Обещанную помощь родные девочки представляли себе совсем иначе…

Цена моральных страданий

В начале июля Правобережный районный суд рассмотрел исковое заявление мамы и бабушки Яны к муниципальному учреждению здравоохранения «Детская городская больница № 3» города Магнитогорска. Юлия Авшар и Тамара Мингазова просили о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, который они оценили соответственно в 2,5 млн. рублей и в 1,5 млн. рублей. Кроме того, истицы требовали компенсировать им расходы, понесенные в связи с лечением Яны Семиной, приобретением питания, средств ухода, оплату поездок на сумму около 70 тысяч рублей и отнести за счет ответчиков судебные расходы по оплате юридических услуг (по 20 тысяч рублей в пользу каждой истицы).

Рассмотрев исковое заявление, суд постановил взыскать с муниципального учреждения здравоохранения «Детская городская больница № 3» города Магнитогорска в пользу мамы и бабушки Яны Семиной компенсацию морального вреда в размере 50 тысяч рублей каждой и судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 2500 рублей, а в остальной части иска отказать. Данное решение в законную силу не вступило, поскольку истицы подали кассационную жалобу в судебную коллегию по гражданским делам Челябинского областного суда.

Помогали чужие люди

Бабушка Яны Тамара Мингазова при встрече с корреспондентом первым делом решила сказать спасибо всем неравнодушным людям, оказавшим в трудную минуту поддержку их семье.

- Мы благодарны учащимся школы № 65, классному руководителю Галине Кругляковой, директору школы Валентине Генераловой за участие и поддержку, - говорит Тамара Федоровна. - Низкий поклон главному врачу ожогового центра Игорю Скорику. От всего сердца благодарим всех, кто оперировал Яну после случившегося. Это Михаил Коростелев, Сергей Антонов, Вероника Дергилева, все хирурги, педиатры, медсестры и санитары.

В Челябинске бабушка с внучкой оказались совершенно одни: мама Яны вынуждена была остаться в Магнитогорске с грудным ребенком, родственников и родных в областном центре у семьи нет. Тамара Федоровна не могла отойти от ребенка ни на секунду. Ей помогали совершенно чужие люди - соседи по палате и их близкие. Это семьи Светланы Лузиной, Ирины Тарасенко, Лидии Анучиной, Галины Бардановой.

- Мы очень ждали телефонного звонка от виновников нашей трагедии, - признается Тамара Мингазова. - Думали, что позвонят мне, отработавшей в этой больнице медсестрой девять лет. Надеялись, что позвонят и спросят у Яночки: «Как ты себя чувствуешь?»

Поинтересуются, в чем нуждается ребенок. А заживо сожженная девочка нуждалась прежде всего в хорошем питании. Больничные каши она не могла есть, а кормить Яну требовалось каждые два-три часа. Для того, чтобы пересаженная кожа хорошо приживалась, нужны были мясо, творог, фрукты. От невыносимых болей внучка кричала круглые сутки. 54 дня она не вставала на ноги, разучилась ходить. Но в это время никто из больницы не позвонил, не выразил сочувствие свалившемуся на нас горю.

Травля вместо сочувствия

По мнению Тамары Мингазовой, больница старательно искала компромат против семьи.

- Из поликлиники изъяли амбулаторную карточку Яны, - рассказывает Тамара Федоровна. - Заявили, что бронхиальной астмой болеют дети только из неблагополучных семей. Значит, наша семья неблагополучная. Выяснилось также, что кричала она не от боли, а потому, что родилась якобы с какими-то нервными заболеваниями. На суде врачи лжесвидетельствовали, даже наш участковый педиатр. Нас обложили со всех сторон, травят и вынуждают покинуть город.

Остались претензии у Тамары Мингазовой и к оплате листка нетрудоспособности за период, когда она ухаживала за внучкой. Детская больница оплатила два комплекта компрессионного белья. Но этого оказалось недостаточно, так как девочка вынуждена носить его постоянно.

Мы обратились в пресс-службу городской администрации с просьбой прокомментировать ситуацию. К сожалению, на месте не оказалось лица, уполномоченного отвечать на вопросы представителей СМИ, - начальника управления здравоохранения Елены Симоновой.

Во многом отношение врачей к семье может быть продиктовано тем, что мама и бабушка все-таки обратились в суд. Но иного выхода у них не было: диалог и поиск компромисса возможен только при участии обеих сторон. А их отношения зашли в тупик.

Страдает же от этого ни в чем неповинный ребенок. В жару Яна вынуждена была ходить в вязаной шапке: кожу с голову срезали для пересадки на обожженные участки. Когда ей вплели косички, радости не было предела. Девочка тут же засобиралась на прогулку. Но суд расходы по приобретению и плетению косичек счел необязательными.

Яна, когда-то мечтавшая стать врачом, сейчас ненавидит больницу, в которой ей нанесли увечья. Между тем девочка практически выросла в этой детской лечебнице: Тамара Мингазова часто брала внучку с собой на работу. Мечты Яны о гуманной профессии сгорели в тот страшный январский день...

Что будет дальше?

В этой истории страшно не только равнодушие людей в белых халатах и их нежелание поддержать семью пострадавшей по их вине пациентки. Безотлагательного решения требует немало проблем. Для нормальной жизни Яне до 18 лет необходимо сделать еще не одну пластическую операцию. Кто их оплатить? У семьи пока нет ответа на этот вопрос.

Во время передачи «Давайте мириться» на телеканале НТВ, посвященной трагедии Яны Семиной, одним из экспертов был член правления лиги пациентов Алексей Старченко.

- Эта ситуация достаточно типичная, - так оценил он случившееся с Яной. - Состав преступления налицо - оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Чтобы девочка получила такие ожоги, нужны были не пары, а лужа спирта. Горела девочка не минуту и не две, а от пяти до 15 минут. Оплачивать пластические операции по медицинским показаниям должны из бюджета. Другого решения быть не может.

Комментарии
Комментариев пока нет