Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Личные страницы человека-легенды Владимира Гусарова

10.09.2011
Жизнь замечательного человека, металлурга, директора ЧЭМК обросла легендами, несмотря на 5 написанных книг

Гусаров был директором ЧФЗ ЧЭМК с 1949 по 1981 год, а начинал трудовую карьеру в 1930 году мастером плавильного цеха № 1. Имел 82 свидетельства авторских изобретений. Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, заслуженный металлург РСФСР, почетный гражданин Челябинска, почетный ветеран ЧЭМК. Награжден орденами и медалями. Его как талантливого руководителя-производственника выделяют все, кто знал, работал с ним бок о бок, дружил, был учеником, стал его последователем. Об этом редком человеке народ сложил немало легенд, несмотря на то, что Владимир Николаевич написал о своей трудовой жизни пять книг («Чудесный сплав», «Незабываемые годы», «Родина советских ферросплавов», «Встреча с Америкой», «Судьбы моей маршрут»).

К столетию со дня рождения В.Н. Гусарова, которое состоялось 15 апреля 2011 года, были приурочены митинги и грандиозное заводское мероприятие с мини-спектаклем и концертом. В печати появились статьи. Об этом человеке всегда много писали и пишут. Народ прозвал его «глыбой, гигантом, сплавом…». Он действительно был «чудесным сплавом», состоящим из сильного жаркого характера, холодного закаленного рассудка, грандиозной ответственности, беспощадной требовательности к себе и подчиненным, особого чувствования любимого детища своего - ЧЭМК, его-то уж он знал как свои пять пальцев. Но о личной его жизни мы знаем мало, и хотя все говорят, что его личной жизнью был завод, попытаемся приоткрыть завесу, увидеть этого человека среди родных и близких ему людей.

Галина Владимировна Мамаева (приемная дочь Гусаровых) осознанно помнит отца лет с четырех-пяти. Он был заботливым и внимательным, искренне любил ее. Баловал подарками, которые привозил из командировок. Она уже была студенткой, а отец, куда ни поедет (был и на XXII, и XXIV съездах КПСС в Москве), отовсюду посылал посылки. Он покупал ей дефицитную косметику, вещи, французские духи. Жил Гусаров, это правда, практически на комбинате, но умудрялся крепко держать руку на домашнем пульсе - быть в курсе всех дел. Интересовался, как Галя учится, чем увлекается. Но в основном воспитанием Галины занималась мама Марианна Владимировна. Она ходила на родительские собрания, следила за занятиями дочки в музыкальной школе. Работать жене Гусаров не разрешал. Ему важно, чтоб дома были готовы вкусный обед и ужин. Марианна Владимировна подавала ему все самое свеженькое, готовила только на один раз. Выстиранные и выглаженные рубашки дожидались своего хозяина, квартира блестела чистотой. И дома для Гусарова был важен идеальный порядок во всем, такой же, как и на производстве.

«Маме было тяжело с ним, - рассказывает Галина Владимировна. - Весь в работе… Он только иногда позволял себе в субботу или воскресенье отдохнуть. Спал в выходные до 9.00. Мы на цыпочках ходили».

В свободное время любил читать. Бытует ошибочное мнение, что у него была только техническая литература. Наверное, потому так думают, что после смерти Владимира Николаевича его близкие передали на ЧЭМК всю его техническую библиотеку, весь антиквариат. Гусаров любил читать и художественные книги. Получал подписные издания. Если выдавались свободные минутки, устраивался на удобном кожаном диване в любимой полосатой пижаме и читал. Особое предпочтение отдавал Чехову и Достоевскому. Читал «Правду», Известия», «Новый мир». Нравился ему журнал «Иностранная литература». Для дочки Галочки выписывал «Мурзилку», потом - «Пионер», «Костер»…

А вообще его трудовой день начинался рано, заканчивался поздно.

«В обычные дни у папы подъем был в 6:00, - подтверждает Галина Владимировна. - Зарядка, ванная, завтрак и - на работу. Ездил и на машине, но любил ходить пешком. В последние годы на завод и обратно - только пешком. Когда еще Дмитрий Каменев был директором бассейна, то каждое утро папа в 7:00 уже плавал. Дома о производстве не говорил. Один случай, правда, запомнился мне. Он рассказывал маме, а я услышала, большая тогда уже была и запомнила. Отец участвовал в заводском семинаре. Один рабочий поднял руку и сказал:

- Наш директор почему-то зазнался.

- В чем это выражается? - спросил его отец.

- Я иду вам навстречу, здороваюсь, а вы со мной даже не поздоровались.

- Извините, когда иду пешком, думаю о производстве.

Обычно в выходные он тоже шел на предприятие. Кепка, плащ или телогрейка - всегда наготове. За субботу и воскресенье обходил все цехи. А комбинат большой. Во все сам вникал, высматривал и подмечал. Знал лично мастеров и многих рабочих. А в понедельник проводил оперативки, опускал голову, исподлобья буравил взглядом подчиненных. Его боялись. Иногда отец возвращался с работы в 21:00 - это был праздник. Обычно же он приезжал после 22:00, 23:00…»

Если он возвращался «рано», Гусаровы садились играть в карты, Марианна Владимировна и сам Владимир Николаевич любили преферанс. Наверное, в такие редкие вечера совместного отдыха заглядывали к ним на огонек и друзья.

Когда в доме Гусаровых собирались гости, Владимир Николаевич преображался, становился душой компании. Хорошо играл на скрипке еще со студенческих лет (купил ему ее дедушка). В студенческие годы он зарабатывал деньги игрой на скрипке или разгружал вагоны. Марианна Владимировна хорошо пела. Знала русские песни, исполняла арии. Мама и дочка были завсегдатаями театров. Отцу было не до театров! А они и на оперы, и на оперетты постоянно покупали билеты. В дни рождения дочери в доме Гусаровых собиралась молодежь, и здесь отец блистал своим остроумием, рассказывал анекдоты, байки. Галины подружки обожали его.

Он ведь был охотником, рыболовом, заядлым грибником, историй накопил за свою жизнь много. Иногда притаскивал грибов столько, что набиралась полная ванная. Марианна Владимировна ругала его: сколько работы! Но чистила и солила грибы бочками. Приносил Гусаров с охоты трофеи - уток. Маленькой Галя жалела уток и плакала.

Были у Владимира Николаевича и свои пристрастия - любил винегрет и сам его готовил. Еще в 50-е годы ему удалили желчный пузырь, поэтому разводили кур бройлерных специально для него. Лакомился Владимир Николаевич тортом «Наполеон». Пельмени, вареники, домашнюю выпечку, беляши с мясом мог кушать хоть каждый день.

Вместе Марианна Владимировна и Владимир Николаевич прожили около 53 лет, ездили отдыхать на юг, но как только в семье появилась Галочка, Марианна Владимировна стала реже выезжать на отдых. Галя пошла в школу. Куда уедешь от нее? Гусаров же часто отдыхал в Кисловодске, Ессентуках и в местных здравницах. Ездил в Кисегач или с семьей в редкие выходные выбирался на заводскую дачу на озеро Акакуль, где построил замечательный пионерский лагерь. Здесь из озера вытаскивал лещей и щук. Это приносило ему огромное удовольствие.

Дочь воспитывал в строгости, но никогда не наказывал, только один раз не сдержался. «Было это жарким летом, - вспоминает Галина Владимировна, - я еще школьницей была. Мы поехали с ребятами на озеро Смолино. Я так сильно обгорела на солнце. Приехала домой, у меня температура поднялась. Мама меня мокрой простынею обернула. А папа пришел, как увидел меня такую, жутко рассердился. Стал сразу же в мои тетрадки и дневник заглядывать. Ругался - тетради в меня полетели. Единственный раз сорвался…»

Он очень любил свою квартиру на Российской. Раньше вокруг дома был сплошной частный сектор. Из окон можно было наблюдать, как поутру овец, коз гнали в стадо. Паслись животные на том месте, где сейчас стоит теплотехнический институт. Однажды И.Г. Бутенко, начальник ЖКХ комбината, задумал, без ведома Гусарова, выделить ему хорошую квартиру в центре города и занялся поисками. А Владимир Николаевич как узнал, ужасно рассердился: «Какое вы имеете право решать, где мне жить?» И остался в прежней, но любимой квартире.

Бывал два раза в Америке. Даже жил там с 1947 по 1949 год. Потом еще в 60-х годах его приглашала одна из видных американских фирм, которая полностью только ему одному оплатила проживание в гостинице, питание. Его ценили всюду.

«Папа был прекрасным шахматистом, являлся членом шахматного клуба в парке имени Гагарина, - говорит Галина Владимировна. - Если в парк приезжал поиграть в шахматы, то обязательно заходил ко мне на работу в студенческую больницу № 2. Но прежде осмотрит со всех сторон машину, на которой я ездила. Зайдет и спросит: «Что это у тебя номера грязные на машине?» Ему во всем был нужен порядок!

«Вот фотография, - показывает Галина Владимировна на снимок в рамке. - Здесь и мамочка моя, и папа. Золотая свадьба у них - 50 лет вместе… Он ведь без мамы смог прожить только семь лет. С работы ушел в 1998 году. 30 января. Мама умерла в 90-м».

Когда Владимир Николаевич ушел с работы, старался никого не обременять - все сам делал. Но с дочерью и внуками часто встречался и перезванивался не один раз в день. Готовил, стирал, убирался в квартире. В холодильник, в морозилку, набивал мороженое. Очень его любил! Покупал арбузы. А книги свои писал от руки за круглым обеденным столом. Расположится основательно: все вокруг разложит и тогда пишет. Последнюю книгу «Судьбы моей маршрут» дописать не успел. Галина отдавала все его рукописи на завод. Там ее и дописали.

Гусаров был человеком немногословным. Гале достаточно было одного взгляда отца. Глаза у него были чистые, голубые, но ослушаться его было невозможно. Дети Галины были привязаны к деду, но тоже хорошо усвоили его особенный взгляд. Слушались беспрекословно. Несмотря на строгость Владимира Николаевича, искренне любили и уважали его. Он ведь очень много знал и много чего рассказывал внукам. Любил искусство, историю, знал все о войне. Помогал внукам делать уроки, объяснял материал. В общем, был авторитетным человеком и дома. «Они деда больше слушались, чем меня, - утвердительно кивает головой Галина Владимировна. - Дед - это закон! Когда он заболел, мои сыновья помогали мне ухаживать за ним».

Заболел Гусаров тяжело в 1997 году - рак легкого, метастазы пошли в голову. Он всегда много курил «Беломорканал», потом бросил. Только последние лет 20 не курил… Из больницы дочь его забрала к себе. До последних своих дней у нее жил. «Однажды приехал к нему Брахович, директор «сороковки», который еще начинал работать с самим Курчатовым, - вспоминает Галина Николаевна, - посмотрел на отца. Как заплакал! «Какого человека эта болезнь коварная свалила!»

Отцу нравился домик в деревне, купленный Галиной. Последние три года практически в нем жил. «Вот фотографии, - раскладывает передо мной Галина Владимировна цветные яркие снимки. - Вот мы в лесу. И Рыжик был всегда с нами… Пес прибился как-то к нам в больницу. Папа любил нашего Рыжика. Умный был пес. Потом потерялся. Папа переживал…»

Немногие знали на предприятии, что до Марианны Владимировны у Гусарова была другая жена. О первой семье Владимира Николаевича мало что известно. Была жена-красавица. В семье рос сын Олег, который окончил в Челябинске школу и здесь же учился в институте. Потом окончил МГИМО и работал в торговом представительстве в Финляндии. Там и остался жить. Когда с первой женой В.Н. Гусаров расстался, то эта тема была для всех закрыта. Он никогда не обсуждал ее даже со второй женой, потому Марианна Владимировна и Галина Владимировна ничего практически не знали.

Олег однажды приезжал в Челябинск. Говорят, что они с отцом всю ночь ходили по Российской, разговаривали. Сыну было уже за 60 лет. Когда Гусаров умер, его вызывали из Финляндии, он прилетал всего на два дня (по визе). Похороны отца задержали, и он вынужден был вылететь обратно.

Незадолго до смерти близкие родственники вдруг обнаружили у Владимира Николаевича старинную простенькую (как маленькая открытка) иконку Божией матери и маленький крестик. Удивились, узнав, что он все молитвы знает наизусть. Когда выучил? Или знал их всю жизнь? Ведь в советские времена даже празднование Пасхи не приветствовалось. Галина Владимировна удивляется этому открытию и сегодня: «В семье мы Пасху отмечали. Мама красила яйца, пекла куличи. Папа ей же все время напоминал: «Мура (он так дома называл по-простому маму), яичную скорлупу заверни, как следует, чтобы не увидели». Как-то я даже хотела окрестить сыновей Вовочку и Алешу тайком в Чебаркуле, так нельзя же было, ему бы сразу сообщили! А когда мы окрестили дочь Оксану, он увидел у нее крестик и спросил строго: «Что это такое у тебя? Откуда?» А Оксана маленькая была, и потому ответила: «Это мне Дед Мороз подарил». А когда папа память потерял, то помнил только молитвы и читал их наизусть. Очень удивил… Он научил меня многому, первое чему - это сдержанности. Говорил: «Прежде что сказать, думай. Не знаешь - молчи, не говори!» Боялась я его, как огня! Как на что посмотрит… И только б не подвести его, не навредить! А в папе такая внутренняя сила была! Когда он заходил в квартиру, тесно становилось в прихожей, и я невольно сжималась».

Рассматривая семейные фотографии Гусаровых, я подметила, что Галина очень даже похожа на своих родителей. «Похожа, похожа, - согласилась она. - И на папу, и на маму. У нас с мамой даже голоса были одинаковые. Мне кто-нибудь из друзей позвонит, а мама разговор поддерживает, будто это я, чтобы все разузнать. Строгие они у меня были, воспитывали, все обо мне хотели знать, а воспитывали правильно, баловали, но в меру».

Время быстротечно, обрастает легендами жизнь замечательного человека, металлурга, директора ЧЭМК. Значит, все, что он сделал, сказал, помнится, ведь только о сильных личностях слагает народ легенды.

Надежда ЛЫСАНОВА

Комментарии
Комментариев пока нет