Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Мы - обманутые дети..."

20.09.2000
Николай Година. "Ручная работа". Стихи. Библиотека Каменного пояса. Екатеринбург, 2000

В моих глазах поэтическое мастерство является всего лишь обязательным условием.

Николай Година. "Ручная работа". Стихи. Библиотека Каменного пояса. Екатеринбург, 2000

В моих глазах поэтическое мастерство является всего лишь обязательным условием. Своего рода знанием таблицы умножения. Когда речь идет о провинции, где талантов никогда не бывает слишком много, на первое место выходят люди, уверенно владеющие пером или кистью, или смычком. "Только этого мало". Я либо говорю: "Ах, как мило, как складно!", - и тогда меня легко обмануть, либо ставлю автора в более широкий контекст и смотрю, что из этого получится.

Николай Иванович Година - человек со здоровой психикой, что, в общем-то, редко встречается среди поэтов. Его трудно заподозрить в зависти, в тщеславии. И его стихам передается это олимпийское спокойствие. Тем более ценишь даже слабый намек на драматизм. Например: "То новый день идет, а я и в этом / Еще не разобрался до конца". Я поневоле вчитываю в эти строки больше, чем в них содержится. Для меня они равносильны знаменитому признанию: "С того и мучаюсь, что не пойму, / Куда несет нас рок событий". В этом смысле автор в гораздо большей степени продолжает есенинскую традицию, чем, скажем, Геннадий Суздалев или Ким Макаров.

Слышится мне в стихах Годины также и Фет. Кто не помнит безмятежно-радостного: "Я пришел к тебе с приветом, / Рассказать, что солнце встало..."? Та же радость и готовность ею поделиться (в том же размере, кстати) у челябинского поэта: "Снег на пне, на птичьем ложе, / Снег на веточке сосны... / Не событие, и все же / Светлый праздник новизны".

Более современные литераторы у Николая Ивановича представлены либо в эпиграфах, либо в посвящениях. И это - действительно славные имена: Борис Пастернак, Виктор Астафьев, Давид Самойлов, Олег Чухонцев, Александр Кушнер, Владимир Соколов, Борис Чичибабин... (Не совсем, правда, понятно, как в эту компанию затесались Константин Скворцов и Олег Кульдяев.)

:Я еще застал те времена, когда челябинские писатели вставали на дыбы при одном лишь упоминании фамилии Евтушенко. С годами выяснилось, что ревновать ценителей стиха надо было не "к мужу Марьи Иванны", но "к Копернику". Я имею в виду Бродского. Которого местные поэты упорно пытались не замечать вообще и который тем не менее оказывает влияние на стихи Н. Болдырева, Н. Ягодинцевой, С. Борисова. Современная отечественная поэзия делится для меня на два периода: до Бродского и после.

В этом смысле Николай Година, конечно же, "до-бродский" поэт. В этом убедиться может каждый, кто раскроет на любой странице этот симпатичный томик под названием "Ручная работа", оформленный талантливейшей Еленой Щетинкиной и изданный в Екатеринбурге. Я нахожу у Годины целые россыпи изумительных строчек и не сомневаюсь, что у него есть своя постоянная аудитория. Более того, благодарен Николаю Ивановичу как человеку, много сделавшему для меня лично. Но...

Дело даже не в изощренности Бродского и его тотальном пессимизме, доходящем до отвращения к жизни, к людям, которого нет и не может быть у челябинского поэта. "Водораздел" между этими двумя авторами проходит гораздо глубже. Приведу лишь строки нашего земляка, датированные 1991 годом: "Да, мы обманутые дети, / Но равно Марксом и Христом". Оставляя в стороне вопрос о совместимости этих двух имен, скажу, что такое мироощущение сегодня воспринимается как инфантильное. Хотя и характерное для, например, Европы. Именно поэтому при "попутном ветре", при доброжелательности критиков, при достаточной рекламе стихотворения Николая Годины могут достичь уровня континентальной известности. "Что тоже, как подумаешь, немало".

Дмитрий КОНДРАШОВ

Комментарии
Комментариев пока нет