Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Рядовые из Златоуста не могут получить удостоверения ветеранов боевых действий

29.09.2011
Ребята участвовали в грузино-осетинском конфликте

В августе 2008 года во время грузино-осетинского конфликта рядовые срочной службы из Златоуста Максим Останин и Иван Борисов участвовали в так называемой кампании по принуждению Грузии к миру. Но до сих пор не могут получить удостоверения ветеранов боевых действий.

Узнали из новостей

К моменту, когда 8 августа 2008 года Грузия напала на Южную Осетию, златоустовцы Иван Борисов и Максим Останин прослужили в армии всего два с половиной месяца (они были призваны 17 мая 2008 года). Поэтому их родители никак не ожидали, что сыновей отправят в горячую точку. По уставу, не прошедших «учебку» неоперившихся новобранцев даже в караул с оружием не имели права поставить, не то что бросить в бой. Согласно действующему законодательству, на войну могли послать только контрактников.

Не трудно представить удивление Ольги Петровны, мамы Ивана Борисова, когда она увидела своего сына в теленовостях на фоне боевой техники среди военных, направленных в Южную Осетию. Но пришлось поверить: фигуру сына показали крупным планом, объектив оператора на секунду задержался на его лице, и сомнений не осталось. Ольга Петровна созвонилась с сыном, и он подтвердил: едем в Осетию. («Челябинский рабочий» сообщал об этом 14 августа 2008 года в материале «Новобранцы на войне»). Позже Ольге Борисовой удалось выяснить, что в те дни в Южную Осетию было направлено 26 южноуральцев весеннего призыва.

На поле брани

- Мы проходили курс молодого бойца в Буйнакске. Утром 8 августа после построения нас погрузили в БМП и повезли в неизвестном направлении. Сначала все думали, что это очередные учения, - вспоминает Максим Останин. - Но когда колонна попала под обстрел, стало ясно: едем на войну. Примерно после двух суток пути нас повзводно распределили по горным высотам и приказали окопаться. Сначала траншеи рыли с упора лежа, потом - с колена, а затем в полный рост.

- Вам была поставлена боевая задача?

- В случае нападения мы должны были удерживать высоту у поселка Пакуэ, чтобы перекрыть доступ к Рокскому тоннелю. По нему в Южную Осетию из России перебрасывались наши войска, - пояснил Иван Борисов.

- Приходилось отражать атаки?

- Мы стояли на Рокском перевале примерно две недели, пока другие подразделения добивали остатки банд по лесам на территории Южной Осетии, - рассказывает Максим Останин.

- То есть попыток атаковать перевал не было?

- Незадолго до нашего прибытия примерно в том же районе почти полностью был разбит батальон из Владивостока, примерно 500 человек. В живых осталось около 15 бойцов.

- От кого вам стало об этом известно?

- Все об этом знали.

- В случае атаки вы и ваши товарищи готовы были профессионально вести бой?

- Со 2 июня по 21 июля 2008 года на курсах молодого бойца мы занимались сборкой-разборкой автоматов, один раз выезжали на стрельбы. Когда поехали в Осетию, у нас были гранаты и автоматы, по дороге нам выдали патроны. Мы с Иваном умели обращаться с оружием. Но многие до этого автомат даже в руках не держали. Одного нашего сослуживца вооружили гранатометом, а он понятия не имел, как им пользоваться. Вертел в руках и спрашивал: «Что это за труба такая?» - вспомнил Максим.

В спешке военное начальство собрало солдат в поход на скорую руку. Не было палаток, бойцы спали под техникой или вовсе под открытым небом. Питание было организовано из рук вон плохо: плошка каши да стакан чая в день. Не хватало питьевой воды, отсутствовала медицинская помощь. Обувь не была приспособлена для похода: ноги у солдат стерлись до крови и распухли.

Война за права

За участие в миротворческой операции златоустовские парни получили «боевые» - примерно по 21 тысяче рублей. В военные билеты им внесли соответствующие записи об участии в операции. Перед «дембелем» ребята зашли в штаб части и поинтересовались, как оформить ветеранские «корочки». Им посоветовали отправляться домой и оттуда послать письменные запросы в свою воинскую часть.

Так они и сделали. Вернувшись в Златоуст, пришли в военкомат, встали на учет. Спросили о порядке получения удостоверений. Им сказали: запрос сделаем, ждите. Обещанного они ждут уже три года.

За это время Ольга Борисова куда только не писала. В часть, где служил сын, в военные и гражданские прокуратуры, министерство обороны, администрацию президента. Из всех инстанций ей приходили ответы о направлении ее запроса по нисходящей вертикали или подведомственности.

Из военной прокуратуры войсковой части, где служили ребята, пришел ответ о проверке по факту их незаконного направления в зону грузино-осетинского конфликта. Из документа следовало: в Южную Осетию были незаконно направлены 77 новобранцев, в том числе Иван Борисов. Но Максим Останин почему-то выпал из этого списка. На момент отправки в зону конфликта он якобы прослужил в армии больше полугода. На самом-то деле он призывался в один день с Иваном Борисовым.

Что ж, вполне возможно, что новобранцев на той войне было гораздо больше. И только некоторые из них признаны ветеранами. Виной всему, как выяснилось, небрежное делопроизводство в воинской части.

- Почему Иван Борисов и Максим Останин не могут получить ветеранские удостоверения и прилагающиеся к ним льготы и выплаты? - спросила я военного комиссара Златоустовского городского округа Константина Данилова.

- Мы не имеем права выдать ветеранские «корочки» этим ребятам, поскольку в пакете документов у них отсутствует выписка из приказа командира части о непосредственном участии в боевых действиях. На наш запрос пришел ответ о том, что их часть расформирована. После этого 24 октября 2010 года в архив штаба Южного военного округа мы направили письмо с уведомлением, в котором запросили необходимые данные. Как следует из уведомления, адресат письмо получил. Однако ответа до сих пор нет, - пояснил военный комиссар.

Комментарии
Комментариев пока нет