Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Исаак Зальцман: властный и страстный

10.10.2011
На Челябинском тракторном заводе трудно найти человека, не знающего, кто такой Исаак Моисеевич Зальцман - легендарный директор военного Танкограда.

На Челябинском тракторном заводе трудно найти человека, не знающего, кто такой Исаак Моисеевич Зальцман - легендарный директор военного Танкограда. Со дня Победы идет седьмой десяток лет, а вокруг этой неординарной личности до сих пор не утихают споры. О Зальцмане написано довольно много, но очень мало о том, каким он был человеком, как мог любить и ненавидеть, страдать и радоваться.

Не открыла директору дверь

О якобы многочисленных романах Исаака Моисеевича ходят легенды. Их главных персонажей уже нет с нами, поэтому сегодня трудно отделить правду от вымысла.

Например, в книге воспоминаний челябинского ученого Якова Гольдштейна, работавшего главным технологом Танкограда, есть такой абзац: «В своих отношениях с женщинами Зальцман был очень «демократичен». Он мог стащить с крана ночью понравившуюся ему крановщицу и уединиться с ней в конторке, вовсю «стрелял» за моими лаборантками, не отказывал себе в близости с женами начальников цехов и иных заводских работников. Когда сведения об амурных похождениях супруга достигали ушей его жены, она, умная женщина, говорила: «Не мыло, не сотрется».

Пассаж этот вызвал у меня чувство глубокого недоверия: словно сексуальный маньяк бродит ночами по цехам в поисках симпатичных крановщиц, а не директор военного завода, прекрасно знающий, что каждый его шаг контролируют люди из ведомства Берии! Одно неловкое движение - и ты в ГУЛАГе или, как минимум, уже не директор и замнаркома, а слесарь где-нибудь на Колыме… И зачем размениваться на крановщиц, когда, наверное, первые красавицы Урала сочли бы за честь удостоиться внимания могущественного Зальцмана?

Чтобы проверить правильность своих впечатлений, позвонила одной уважаемой танкоградке. Несмотря на солидный возраст, она пребывает в здравом уме, твердой памяти да и выглядит до сих пор вполне привлекательно. Можно представить, какой красавицей была эта женщина, назову ее Анна, в далекие 40-е. Любопытную историю она поведала, взяв с меня слово, что никому не раскрою ее настоящего имени: «Смеяться люди будут! Скажут, ну ты даешь, а я - совсем наоборот…».

Первой послевоенной зимой директора Челябинского Кировского завода Исаака Зальцмана выдвинули кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР. Хотя было понятно, что раз выдвинули, то и выберут, к таким мероприятиям в те годы относились со всей серьезностью. Анну, как передовичку, комсомолку и просто красавицу, выдвинули в члены окружной избирательной комиссии. Девушка была ответственная, сметливая, внимательная, так что секретарь комиссии Иван Степанович Белостоцкий, старый большевик и первостроитель ЧТЗ, отнесся к Нюре по-отечески. Зная, что дома у нее условия очень стесненные, спят с матерью, бабушкой и братом в крохотной комнатушке едва не вповалку, секретарь разрешил девчонке ночевать в помещении комиссии. «Я себя там королевой чувствовала - целых три комнаты в моем распоряжении!» - вспоминает «счастливица».

Прежде чем отдать Ане ключи от двери, чтобы закрылась на ночь, старый большевик Белостоцкий, смущенно наклонился к девичьему ушку, прошептав: «Ты только Зальцману ночью не открывай, а то он очень любит молоденьких девушек - будь осторожна!». Анюта, барышня юная, невинная, в амурных делах неискушенная, не очень поняла смысл предупреждения: где она, простая труженица, а где сам знаменитый товарищ директор, и с чего бы он ночью заявился в окружком?!

В тот момент ее больше занимала другая проблема - выделенный ей за трудовую доблесть талон на зимнее пальто. Сшить его должны были в десятидневный срок, а модную каракулевую шкурку на воротник, подходящую по цвету, Ане найти никак не удавалось. Поскольку подписывал заветные талоны сам Зальцман, сегодня женщине кажется, что ему просто захотелось посмотреть: кто же будет с его легкой руки щеголять теперь в модном пальто, а не в промасленной телогрейке? Это - главная причина, что однажды часов в 10 вечера, когда Анюта уже собиралась уютно устроиться на кожаном диване окружкома, послушать по радио концерт из Москвы и спокойно уснуть, раздался требовательный стук в дверь.

Анна сразу вспомнила «непонятное» предупреждение Белостоцкого. Набравшись храбрости, подошла к двери: «Кто там?» - голос предательски дрогнул, хотя она старалась говорить как можно увереннее и спокойнее. «Открывайте, директор!» - потребовали с улицы. «Не имею права никого пускать без разрешения председателя окружкома, даже вас!» - парировала Аня и пошла прочь от двери, чтобы не продолжать опасный диалог. Зальцман постучал еще немного, неразборчиво выругался и пошел прочь.

Всю ночь Анюта не спала, прикидывая, что с ней будет завтра, какое наказание понесет она за «непочтительность»? Ждать развязки пришлось примерно до обеда. Дверь в окружком распахнулась, на пороге появился Зальцман. «В генеральской форме под распахнутой шинелью, глаза острые, голос строгий», - вспоминает Анна Ивановна. Гость поздоровался, внимательно посмотрел на членов комиссии. Аня среди них была самой молодой, поэтому долго гадать, кто ночью не впустил его, Исааку Моисеевичу не пришлось. Он подошел к девушке, смерил ее долгим пристальным взглядом и тихо, но отчетливо произнес: «Хорошенькая ты девочка, но… директору надо открывать!».

На этом их общение закончилось, Анна сжалась в комок… Однако «репрессий» за ночной отказ в общении герою тыла не последовало. После того как Исаак Моисеевич стал депутатом Верховного Совета, он пригласил членов избиркома и руководство завода на банкет, поблагодарил за работу. Была там и Анюта. До сих пор помнит, что в конце февраля 1946 года на столе присутствовали виноград и другие, диковинные для Челябинска фрукты. В сторону девушки депутат старательно не смотрел. Видимо, понимал: насильно мил не будешь, даже если вся грудь в орденах.

Жалеет ли Анна Ивановна о том, что не открыла дверь грозному директору? Говорит, что нисколечко: как мужчина он ей не нравился - слишком старый и женат, что означало табу для близких отношений. А «старому» Зальцману было только 40 лет…

«Бархатный орешек»

Думается, женщин, которые смогли устоять перед обаянием и напором Исаака Моисеевича, найдется немного. Ведь даже известная советская писательница Мариэтта Шагинян попала под его магию: «Зальцман сразу и совершенно очаровал меня. Это человек Стивенсона, легендарное существо. Маленького роста, изящный, с маленьким собранным черноглазым лицом, умным лбом… Мне кажется, что выпавшую на его долю тяжелую историческую задачу он решает огромным напряжением нервной системы, а вовсе не «органически». Хотя, возможно, это внешнее впечатление, и Зальцман - бархатный орешек с металлом внутри».

Судя по воспоминаниям современников, писательница попала в точку. Сбрасывать чудовищное напряжение Исааку Моисеевичу помогали не только женщины, но и безмерная любовь к искусству. Во время войны Танкоград постоянно посещали артисты. Среди них были ансамбль танца Игоря Моисеева, певица Клавдия Шульженко, чтец Владимир Яхонтов и многие другие исполнители - цвет и слава советской сцены. На их концерты Зальцманы ходили всей семьей, а после директор Танкограда приглашал артистов к себе домой. «Это было очень задушевное, теплое общение, переходящее, как правило, в длительную дружбу, - вспоминает его сын Леонид. - У нас бывали писатели, поэты, и для всех у отца находилось время, несмотря на занятость».

Время находилось не только на общение со знаменитостями, но и на приобщение к искусству всех танкоградцев. Например, при поддержке Зальцмана родился поныне популярный ансамбль танца «Самоцветы» ДК ЧТЗ. Исаак Моисеевич громко аплодировал на концертах, провожая восхищенным взглядом красивых танцовщиц. Иногда появлялся в конце вечера в заводском театре и приглашал самую очаровательную девушку на тур вальса.

Вскоре после Победы танкоградцы-ленинградцы засобирались домой. Но теперь Родине понадобились тракторы, и отпускать людей запрещали. На заводе возник стихийный митинг, страсти кипели нешуточные. Слово взял директор:

- Жилые дома строим?

- Да!

- Театр построили?

- Построили!

- Стадион?

- Да!

- Хотите, я вам Исаакиевский собор построю?!

Раздался дружный хохот. Затем договорились, что уезжать ленинградцы станут постепенно, подготовив себе замену. Никого после митинга не арестовали - директор не позволил.

Король в изгнании

Себя защитить от репрессий Зальцман не смог. Он попал в опалу в 1949 году, когда отказался давать показания против своего товарища, секретаря ЦК Кузнецова. Но с такой формулировкой с должности не снимешь, надо было придумать что-то другое. И поводы нашлись, в том числе «аморалка». Доносов на крутого директора писалось предостаточно. Война кончилась, можно было дать им ход.

В разных источниках называют разные фамилии людей, причастных к низвержению Зальцмана. Но дело не только и не столько в них: в то мрачное время «полетел» не один Зальцман - Сталин начал закручивать гайки, вытесняя из верхних эшелонов власти многих, кто реально ковал Победу, начал борьбу с космополитизмом. С фамилией Зальцман удержаться наверху было невозможно. Исаака Моисеевича сняли с работы с формулировкой «за личную нескромность и неискренность перед партией».

Анна Ивановна рассказывает, что судилище над «королем танков», как прозвали лидера Танкограда иностранцы, происходило в театре ЧТЗ. Через репродукторы его транслировали на улицу, где стояла толпа любопытных. Реакция была разная. Кто-то злорадствовал, кто-то тяжело вздыхал. Многие женщины украдкой вытирали слезы. Заводчане шептались, что во всем виноват юрист, который целенаправленно собирал компромат на директора, потому что приревновал к нему свою жену…

Несмотря на увлечение всем прекрасным, в том числе дамами, Исаак Моисеевич много лет прожил с единственной женой и воспитал двоих прекрасных детей, Леонида и Татьяну. Они по сей день живут в Санкт-Петербурге. Незадолго до своей смерти в 1988 году отец попросил их, чтобы на его могильной плите обязательно были изображены: проходная Кировского завода, где он начинал работать мастером, заводская труба, определившая его судьбу, и танки, сделавшие на весь мир известной фамилию Зальцман. Дети выполнили просьбу любимого отца.

Ирина АРСЕНИНА

Комментарии
В 2005 г. в Киеве вышла книга В. Сергийчука "Танковый король России", заканчивающаяся словами: "Этой книгой Украина напоминает о своем сыне, в честь которого, к сожалению, еще не названы улицы в Санкт-Петербурге, Челябинске, Нижнем Тагиле, Свердловске - там, где он ковал Великую Победу". Правда, у нас недавно такая улица появилась - в Чурилово. После напоминания? Автору - спасибо за материал, хотя, мне кажется, немного... "односторонний". Семьи моих родителей и дедов - ЧТЗ-вцы, и память об этом человеке передается по наследству.
Анна
10.10.2011 14:57:46