Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Память о Сергеевне не должна омрачаться чьей-то выдумкой:"

17.04.2003

6 февраля нынешнего года в "Челябинском рабочем" была опубликована статья "Привет, Эрик!" В ней рассказывалось о том, что жительница Кыштыма А. Клепалова узнала на старой фотографии скульптора Эрнста Неизвестного и его сестру Людмилу, которых нянчила в детстве. Увы, то ли память подвела А. Клепалову, то ли беседовавший с ней журналист приукрасил картину,- так или иначе сведения, содержащиеся в статье, оказались недостоверными. Об этом написала в своем письме в Челябинск мать Эрнста Неизвестного поэтесса Белла Дижур, в настоящее время проживающая в Нью-Йорке.

6 февраля нынешнего года в "Челябинском рабочем" была опубликована статья "Привет, Эрик!" В ней рассказывалось о том, что жительница Кыштыма А. Клепалова узнала на старой фотографии скульптора Эрнста Неизвестного и его сестру Людмилу, которых нянчила в детстве. Увы, то ли память подвела А. Клепалову, то ли беседовавший с ней журналист приукрасил картину,- так или иначе сведения, содержащиеся в статье, оказались недостоверными. Об этом написала в своем письме в Челябинск мать Эрнста Неизвестного поэтесса Белла Дижур, в настоящее время проживающая в Нью-Йорке. Письмо носит частный характер, но с согласия адресата редакция решила его опубликовать с небольшими сокращениями. Правда превыше всего. Тем более когда речь идет о восстановлении "уральского" периода жизни семьи Неизвестных, которого практически не коснулось перо биографов.

"Я не успела запечатать конверт (бывают же такие совпадения!), как пришла почта и среди нее ваше письмо от 2 марта, в котором вы сообщаете, что и в Верхнеуральске, и в Оренбурге нашли нужные материалы о моем свекре, и от меня, как я понимаю, ничего больше не требуется.

Но есть в вашем письме нечто, требующее разъяснений. Некий бред и ложь, непонятно для чего и кому понадобившиеся. Речь идет о Людочкиной няне. Об этом вы прислали мне газетную статью "Привет, Эрик!" с фотографиями неизвестных мне лиц. Повторяю, все это бред и ложь! Кому это надо?

Да, была у нас няня, но звали ее Анна Сергеевна, а не Павловна, и пришла она к нам не юной девушкой, а женщиной пятидесяти лет. Она прожила у нас много лет, стала членом семьи, дети звали ее "баба Анна", а мы, взрослые, - "Сергеевна". Она была еще не старая, но старше нас всех, и все в доме это понимали и соответственно сложились отношения.

Сохранилось в памяти много милых, иногда смешных, иногда горьких деталей. Сергеевна наша была малограмотной колхозницей, нужда погнала ее в город на заработки, дома у нее оставалась дочка. (Позднее, в годы войны, эта повзрослевшая дочка приезжала не раз к нам в гости). До войны мы всей семьей уезжали куда-нибудь отдыхать. Сергеевна, конечно же, всегда с нами. Одно лето мы прожили в Алатыре, это город в Казанской области, прославившийся чудесными яблоками. Сергеевна вздыхала и ахала, глядя на яблоневые ветки, склоняющиеся до земли от тяжести созревших плодов. Как-то она сказала: слыхала я, что есть рай, а вот теперь побывала в раю.

Мы расстались, когда началась война. Людочка пошла в школу, Эрик уехал в Самарканд, туда в это время перевелась из Ленинграда школа одаренных детей, в которую он был принят. И дальше пошла жизнь военных и послевоенных лет, описанная в сотнях книг, со всеми ее бедами, потерями, переездами.

Сергеевны уже, наверное, нет в живых. Она была старше меня по крайней мере лет на двадцать, а мне уже сто (летом исполнится). Пусть же память о ней не омрачается чьей-то выдумкой".

Комментарии
Комментариев пока нет