Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Королева биатлона

23.04.2003
Светлана Ишмуратова

Это история со счастливым концом. Которого, по всем признакам, не должно было быть. Он стал возможным не благодаря удачному стечению обстоятельств, а вопреки всем пре-вратностям судьбы.  Это история о лыжнице, ставшей знаменитой биатло-нисткой.

Допинговая
В январе 1996 года в женской лыжной сборной России разгорелся допинговый скандал.

Светлана Ишмуратова

Это история со счастливым концом. Которого, по всем признакам, не должно было быть. Он стал возможным не благодаря удачному стечению обстоятельств, а вопреки всем пре-вратностям судьбы. Это история о лыжнице, ставшей знаменитой биатло-нисткой.

Допинговая

В январе 1996 года в женской лыжной сборной России разгорелся допинговый скандал. Нескольких лыжниц обвинили в употреблении запрещенных препаратов и вывели из команды. Но официального обвинения им так и не предъявили. Скандал тихо спустили на "тормозах", а его "виновницы" неожиданно для публики появились на биатлонных трассах. Среди них была и златоустовская спортсменка Светлана Ишмуратова.

Впрочем, как истинная подоплека скандала, так и "неожиданное" появление в рядах биатлонисток новичков, для людей, знакомых с закулисьем спорта, не были из разряда чего-то сверхординарного. Особенно если учесть, что допинговая история оказалась как нельзя кстати раздутой накануне чемпионата мира по лыжам. В составе национальной сборной должна была дебютировать никому, кроме узкого круга специалистов, не известная уральская спортсменка Светлана Ишмуратова. Но кто-то, видимо, решил, что она в команде лишняя. Логика рассуждения была, очевидно, такова: со сборной не тренируется, работает непонятно с кем и где - в Златоусте, у черта на куличках. Подозрительно самостоятельна. Это и решило участь лыжницы.

Можно сказать, что в биатлон она перешла не по своей воле. Как вспоминает Светлана, ей было сказано буквально следующее: если она не переходит в разряд "стреляющих лыжниц", то ее ждет дисквалификация. В случае согласия дисквалификацию замнут. Выбор оказался невелик: на одной чаше весов - 15 лет, отданных лыжам, на другой - отлучение от спорта. Дилемма, хуже которой не придумаешь. Она обратилась за советом к отцу. Он спросил: "Как ты представляешь жизнь вне спорта?" Ответа у Светланы не было. Но, с другой стороны, какой может быть биатлон, если зрение, мягко говоря, оставляет желать лучшего, а коньковый ход никогда не был, простите за тавтологию, ее коньком? Однако выбора действительно не было, и в мае Ишмуратова приняла окончательное решение. Биатлон так биатлон!

Первые уроки

Когда Светлана впервые взяла в руки винтовку, она ужаснулась: "Господи, такая тяжесть! Еще и бежать с ней! (спортивная винтовка весит от 4,5 до 5 кг - прим. авт.)". Но в одном ей повезло: практически сразу ее включили в состав экспериментальной сборной по биатлону. Светлане досталась винтовка знаменитого в свое время биатлониста Аликина. Это было почетно, но тогда Светлана еще не знала, что срок службы ствола всего-навсего 3-4 года. А ее первая винтовка служила уже полтора десятка лет. Но это еще полдела. Зрение у нее было слабое. Мишень в прорези прицела выглядела как серое пятно. И стреляла Светлана, как она сама говорит, "по ощущению". Ну и, естественно, часто мазала. Ей тренер Елена Головина кричит: "Ты что, не видишь!" А ей в ответ хотелось закричать: "Ну не вижу, не ви-жу!"

Учителем десятикратная чемпионка мира Головина была жестким. Но стрельбу своим ученицам она поставила, за что Светлана благодарна ей на всю жизнь. Кстати, нет худа без добра. Стрельба "по ощущению" наложила на ее манеру свой отпечаток . Так как она плохо видела мишень (ей пришлось приобрести линзы), то более аккуратно "обрабатывала" спуск. Эта привычка потом не раз выручала ее на соревнованиях.

С бегом на лыжах тоже были проблемы. Светлана не любила коньковый ход, предпочитая классику. В биатлоне иначе. Коньковый быстрее, поэтому биатлонисты выбирают именно его. А у нее не было ни лыж, ни ботинок под "конек". В "классическом" же ботинке бежать - чистейшей воды безумие: сразу заработаешь кровяные мозоли. В общем, когда в сборной увидели, как она бежит коньковым ходом, снисходительно посмеялись:

-- Лет через пять, может, что-нибудь и получится.

Потом, когда через полгода на чемпионате России она заняла второе место, перестали. После успешного выступления на российском первенстве ее привлекли в сборную страны. Свое первое международное выступление Светлана помнит очень хорошо. Это было в январе 1997 года (всего год прошел после памятного допингового скандала!) в германском Оберхофе на одном из этапов Кубка мира. В спринте, своей первой международной гонке, она поразила все мишени. На последний круг уходила второй, на финиш пришла седьмой, за что заслужила укоризненные взгляды. Но никто не знал, какой страх она испытала на первом огневом рубеже, когда, взглянув на мишень, поняла, что забыла надеть линзы! Тренеры сконцентрировали все внимание на неудачном, по их мнению, беге, забыв, во-первых, о том, что она бежала после гриппа, а также о том, что отстрелялась она все-таки без промахов. Практически вслепую! Это была ее маленькая победа.

Быстро прогрессирующая биатлонистка заставила обратить на себя более пристальное внимание наставников сборной. Ей предложили перебраться в Ханты-Мансийск (тренерский штаб тогда состоял из северян): предлагали квартиру, неплохую зарплату. Светлана спросила: "А сколько будет получать мой тренер?"

-- Какой? - последовал удивленный вопрос. - Забудь о нем, тренировать тебя будем мы.

Она отказалась. Не смогла бросить всех тех людей, которые не отступили от нее в трудную минуту. Этого ей не простили. Как не простили и другого: излишней, по мнению начальства, самостоятельности.

-- Я не люблю ходить строем, - убежденно, как о давно выстраданном, говорит Светлана. - Если мне тренер на тренировке не может объяснить, зачем мне нужно именно это задание, я не могу с таким человеком работать. Я перестаю ему верить. А если не верить тренеру... Тогда остается делать так, как считаешь нужным.

Нагано, 1998 год

Воспоминания об Олимпиаде в Нагано Светлана постаралась выбросить из памяти. Да и получились они какими-то отрывистыми, словно лоскутное одеяло.

Готовилась она к играм очень серьезно - все-таки первые в жизни. В Италии в горах набрала неплохую форму. В общем зачете Кубка мира была четвертой - лучшей из россиянок. И чувствовала, что на Олимпиаде способна бороться за призовое место. Когда вернулись в Москву, сборную прямо с дороги сразу повезли на тренировку в Битцу. Она не хотела туда ехать, словно чувствовала, что случится что-то очень неприятное. Уже потом пожалела, что не пошла на принцип и не отказалась. Но не хотелось лишний раз перед Олимпиадой портить и так непростые отношения с тренерским штабом сборной.

Контрольная тренировка, которую она вместе с Галиной Куклевой выиграла, проходила при сильном ветре. Там Светлана и простыла. Дальнейшее происходило как в дурном сне. В Нагано болезнь прогрессировала. На одной из тренировок темнота внезапно закрыла мишень: Когда она пришла в себя, то поняла, что на какое-то мгновение потеряла сознание. Три дня Светлана пролежала в своей комнате. Начавшееся воспаление легких поставило крест на олимпийс

Солт-Лейк-Сити, 2003 год

:Светлана, как натянутая струна, сгорая от нетерпения, ожидала появления Галины Куклевой на старте третьего этапа олимпийской эстафеты. Она уже знала, что ее старшая подруга из-за плохой стрельбы- пять промахов и два штрафных круга - растеряла все преимущество, добытое Ольгой Пылевой на первом этапе (Пылева выиграла этот этап и первой передала эстафетную палочку Куклевой - прим. авт.). Сейчас Галина с трудом заканчивала дистанцию. Светлана видела, как ей тяжело, и буквально молила: "Галя, ну, давай же, давай!" Свой этап Ишмуратова начала на седьмой позиции.

-- Да, заставили вы нас понервничать тогда, - говорю я Светлане.

-- Зато интересно было, - улыбается она.- Ведь правда? Поволновались, адреналинчик выплеснули:

-- Да уж:

Колоссальный груз ответственности давил на нее, когда она стартовала на третьем этапе. Права на ошибку у нее не осталось - никаких промахов, никаких штрафных кругов.

По этой причине Светлана чуть дольше своих соперниц задерживалась на огневых рубежах. Зато уверенно отстрелялась и ушла на дистанцию пятой. Но до "бронзы" надо было достать еще двух соперниц. И тут она напомнила всем, что лучше нее в сборной на лыжах никто не бегает. Ишмуратова на глазах изумленных соперников и зрителей оставляет не "у дел" еще двух биатлонисток и буквально вытаскивает сборную России на третье место. На четвертом этапе Альбине Ахатовой оставалось лишь сохранить эту позицию. Это была "бронза", которая дороже любого "золота".ких надеждах.

И все-таки 1998 год она сумела завершить на мажорной ноте. На чемпионате мира ее включили в состав для командной гонки. Вернее, она заставила тренеров сделать это. Заставила своими результатами. На послеолимпийских этапах Кубка мира она вновь стала лучшей в российской команде. Так она завоевала свою первую золотую медаль.

Впрочем, радость от победы была недолгой. Светлана понимала, что если рассчитывать в дальнейшем на что-то серьезное в биатлоне, то необходимо решить проблему со зрением. Линзы - это не выход из положения. И она решилась на операцию. Никому об этом не сказала ни слова. Попросила врачей, чтобы делали сразу на оба глаза.

-- Вы очень рискуете, давайте сначала на одном, - уговаривали ее в клинике.

-- Нет, - стояла она на своем. - Я так решила и не хочу свое решение менять.

Как в омут бросилась, вспоминает она. Но почему-то была у ней непоколебимая уверенность, что все пройдет нормально. И действительно, операция прошла успешно. Между прочим, делали ее в Челябинске, в клинике "Новый свет".

Ханты-Мансийск, 2003 год

Сезон 2002/2003 года для героини олимпийской эстафеты начался с очередного удара. Осенью ее решили вывести из состава национальной команды. И это в самый ответственный момент, когда идет "втягивание" в сезон, когда закладывается фундамент будущих выступлений. Ей сказали, что место на чемпионате мира в Ханты-Мансийске у нее и так будет, а на этапах Кубка мира пусть выступят молодые.

-- Так пусть молодые доказывают, что они сильнее, - возражала она. - Я в мировом рейтинге седьмая, так почему мне нужно еще что-то доказывать?

Но никакие аргументы не действовали, и тогда она со своим тренером Задонским решились на отчаянный шаг, продиктованный безысходностью: написали письмо министру спорта Вячеславу Фетисову. В нем, в частности, говорилось: "Если мне не дают выступать за Россию, то в таком случае дайте возможность выступать за любую другую страну. Предложения у меня есть. Денег на свою подготовку от России я не получала (вся помощь Светлане свелась к выделению ей 500 патронов, которых хватило на десять дней- прим. авт.). Я готовилась к сезону и не хочу, чтобы моя подготовка пропала даром".

-- Фетисов помог?

-- Помог.

-- Тебе действительно предлагали выступать за сборные других стран?

-- Не то слово. Предложений поступало много: от болгар, белорусов, шведов. Подходил тренер легендарной Магдалены Фосберг - немец Пильхер. Света, говорит, ты- суперженщина. Я бы хотел тебя тренировать. Подпишем контракт, условия создадим - не пожалеешь.

-- Отказалась?

-- Да я серьезно и не рассматривала эти предложения. Как-то непатриотично.

-- Не слишком ли пафосно?

-- Нет, я на самом деле так думаю. Меня родители воспитали патриоткой - работать не только для себя, но и для страны.

Между тем в сборной не простили ей письма к Фетисову. На первых этапах Кубка мира она еще участвовала, а затем перед чемпионатом мира ее с Галиной Куклевой отправили в Италию тренироваться на высокогорье. Из-за этого она пропустила два этапа и с седьмого места в общем зачете опустилась на четырнадцатое. Но главным было то, что к чемпионату мира она подходила не в лучшем психологическом состоянии.

И вот Ханты-Мансийск. Первая гонка. И настоящая трагедия. В спринте она отстает от финишировавшей третьей чешки Холубцовой всего на четыре десятых секунды! На людях она еще сдерживалась, но в телефонном разговоре с мамой по-детски расплакалась. Не зря говорят, что самые обидные места в спорте - это второе и четвертое. Еще подумалось: неужели так и не получится выиграть медаль в личном первенстве?

Казалось, начало гонки преследования подтверждает самые мрачные ее предположения: уже на первом огневом рубеже она допускает два промаха и откатывается на восьмое место. Но что-что, а держать удар Светлана умеет. На четвертом стрельбище она окончательно пришла в себя, отстрелялась без промаха и ушла на последний круг третьей. Ее пыталась достать украинка Олена Зубрилова, выступающая ныне за Белоруссию, но тщетно. Ишмуратову в этот день было не удержать. Радость от "бронзы" получилась двойной. Наконец-то в ее коллекции появилась медаль в личном первенстве!

Но настоящий триумф ожидал ее под занавес чемпионата мира. Сначала "золото" в эстафете, затем "серебро" в масс-старте окончательно развеяли ее репутацию как сугубо эстафетной гонщицы. Домой в Челябинск она привезла полный комплект медалей.

Тренер

...Задонский буквально влетел в номер, где жила Светлана, и обомлел. Его подопечная мало напоминала пышущего здоровьем члена олимпийской сборной России.

-- Света, что с тобой?

Впрочем, вопросы были излишни. Тренер Ишмуратовой и так видел, что Светлане плохо. Он схватил ее буквально в охапку и потащил вниз. Слава Богу, в корпусе, где она жила, на первом этаже размещались независимые московские врачи. Они ее прослушали и вынесли вердикт: воспаление легких. При флюорографическом обследовании в японском медицинском центре диагноз подтвердился (те снимки до сих пор хранятся у нее дома). Японцы хотели ее госпитализировать, но Задонский и российские врачи не дали: будем лечить сами. Вот так закончилась для нее Олимпиада 1998 года.

Как Задонский смог пробиться к ней в Олимпийскую деревню, не имея туда пропуска, до сих пор остается для Светланы загадкой. Когда он чудесным образом появился в ее номере, она три дня к этому времени лежала с большой температурой. Одна. Никто ее не навещал. И появление Задонского для нее было сродни появлению Деда Мороза. Валентин Николаевич оказался отличной сиделкой: носил ей в номер фрукты - ничего другого больной организм не принимал. Когда улетали из Нагано, Задонский выглядел как елка, обвешанная игрушками - нес вещи и свои, и Светланы. Она до того ослабла - не то что держать сумку, стоять не могла.

Содружество Ишмуратовой с Задонским началось шесть лет назад. Светлана - человек самостоятельный, жизнь научила ее ничего не принимать на веру, в том числе и слова тренеров. Задонский - другое дело.

-- Вот он дает задание: пробежать, к примеру, 50 километров, - говорит Светлана. - Я его, естественно, спрашиваю: зачем? Я ведь такие длинные дистанции не бегаю. Максимум 15 километров. Он в ответ: "Если ты сегодня 50 километров пробежишь, то через две недели мы сможем выполнить вот такую работу. А если нет, то эта работа не пройдет". Я поначалу сомневалась, а сейчас умная стала - слушаюсь.

Когда в январе Ишмуратову сняли с двух последних этапов Кубка мира, первое, что она сделала, написала заявление, чтобы ей позволили тренироваться с Задонским. Разрешили. Весь февраль, накануне чемпионата мира в Ханты-Мансийске, она провела под опекой Валентина Николаевича. Результат совместной работы всем известен - три медали мирового первенства. И ведь не одна она тренировалась в Италии. Рядом были и Галина Куклева, и Анна Богалий. Но у них в Ханты-Мансийске не получилось ничего.

Последний рубеж

Светлана росла болезненным ребенком. До семи лет состояла на учете с астматическим осложнением. Переболела двухсторонним воспалением легких. Была частым гостем в больнице. И тогда отец, сам бывший лыжник, принял кардинальное решение: хватит лекарств.

Рецепт у него был простой. Они уезжали в лес, там он цеплял Светлану к себе веревкой и становился на лыжню. Через некоторое время игра заканчивалась, отец оставлял дочь одну и убегал на дистанцию - отмеривать свои двадцать километров. А она училась ходить на лыжах. Потом, когда замерзшая и промокшая, ждала отца, давала себе клятву, что больше никогда сюда не придет. Но проходила неделя, наступали новые выходные - и вновь она с отцом поднималась на ту же самую горку. Может быть, это банально, но именно здесь сформировался ее неуступчивый, строптивый характер, адское терпение и фантастическое трудолюбие.

Но вот парадокс. Такая индивидуалистка - и приобрела репутацию командной, эстафетной гонщицы.

-- Никакого парадокса нет, - убеждена Светлана. - На эстафету совсем по-другому настраиваешься. Если в личной гонке где-то можешь себя пожалеть, то в эстафете никогда. Установка одна: быстро, без промахов, стрелять, еще быстрее бежать. Чтоб глаза на лоб.

Поймите, это команда! Это Россия, это святое. Здесь забываешь все обиды, интриги, работаешь только на команду.

Безусловно, характер у Светланы не сахар. Как у каждой большой индивидуальности. Да с мягким характером в спорте и делать нечего. Себя она жалеть отучилась и, по возможности, играет по своим правилам. Не всегда это вызывает понимание, часто порождает ответную реакцию и неприятие.

-- Света, тебе не мешают околоспортивные игры вокруг тебя? Мне кажется, если бы не они, у тебя и медалей было бы больше.

-- Конечно, мешают. Но вот вывести из равновесия они меня не могут. Наоборот! У меня злость спортивная, азарт появляется, стимул дополнительный. Тренируюсь как сумасшедшая.

Но вот однажды я задала этот вопрос Задонскому. И знаете, что он ответил? "Тебе не приходило в голову, почему на последней стрельбе ты часто мажешь?"

А надо сказать, что последний огневой рубеж для меня словно заколдованный. Могу всю гонку лидировать, а на нем пару выстрелов послать в "молоко", и прощай медали. Аж зло берет. Но слова Задонского заставили задуматься.

-- Валентин Николаевич, а может, я просто дергаю спуск. Из-за этого и допускаю промахи.

-- Ты действительно дергаешь. И знаешь, почему? Тебе не хватает психологической энергии до конца дистанции. Ты ее расходуешь на то, чтобы кому-то что-то доказать. Делай, как на тренировке, и у тебя все получится.

...В Ханты-Мансийске она последовала его совету. И ведь действительно получилось.

Михаил АРАЛОВЕЦ

Комментарии
Комментариев пока нет