Новости

Российская футбольная команда «Ростов» вышла в плей-офф Лиги Европы.

Повешенную садистом собаку обнаружили сегодня утром во дворе дома жители Кировского района города.

Общий вес наркотического вещества 1 килограмм 350 граммов.

В столице Татарстана в среду рано утром заполыхала колония строгого режима.

Метод скрытого наблюдения позволил стражам порядка за день составить 74 административных протокола.

Из-за небрежно оформленного сертификата был перекрыт путь в Хабаровск двум тоннам корейского риса.

Теперь уже бывшая сотрудница Управления ФССП осуждена на три с половиной года лишения свободы условно.

Хоккейные болельщики определили, кого хотят видеть на Матче звезд.

Справиться с огнем студентам удалось собственными силами.

Свидетель шокирующего инцидента вызвал полицию.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Маленькие нищие

20.09.2000
Может ли бродяга стать трудягой?

Виктор РИСКИН
Кыштым

Из полутьмы лестничной площадки на меня надвинулись две маленькие, тощие фигурки: "Дяденька, подайте милостыньку!" Знакомимся. Паша и Кирилл - братья. Первому - одиннадцать, второму - девять лет. Кирилл широколиц, кудряв, с улыбкой на обе щеки, у Паши лицо серого цвета, носик заострен - старичок старичком.
- Мать в Каолиновом пьянствует, - докладывает Паша.

Может ли бродяга стать трудягой?

Виктор РИСКИН

Кыштым

Из полутьмы лестничной площадки на меня надвинулись две маленькие, тощие фигурки: "Дяденька, подайте милостыньку!" Знакомимся. Паша и Кирилл - братья. Первому - одиннадцать, второму - девять лет. Кирилл широколиц, кудряв, с улыбкой на обе щеки, у Паши лицо серого цвета, носик заострен - старичок старичком.

-- Мать в Каолиновом пьянствует, - докладывает Паша. - Отец лежит в больнице с простреленной ногой. Не знаю, где подстрелили. Дома есть нечего:

На голой грязноватой груди Кирилла, едва прикрытой замасленной спортивной курточкой, видны два крупных кровоподтека.

-- Это я с подружкой подрался. Она меня велосипедным колесом шваркнула, - улыбается мальчуган. - Паше сильней досталось. Ему пьяный "мусор" ухо накрутил.

Выяснилось, что семья братьев не бедствует, в доме есть скотина. Но ухаживают за ней соседи, поскольку родителям некогда: из пьянок не вылезают. Есть еще старший брат и взрослая сестра. Но чем они занимаются, Кира и Паша толком не знают. Предоставленные самим себе, ребята бродят по многоэтажкам, христарадничают.

-- Небось и по огородам шастаете? - спрашиваю я.

-- Что вы, - округляет веселые глаза Кирилл, - воровать грешно, мы лучше милостыньку попросим.

Я сбегал до квартиры, накидал в пакет вымытые огурцы-помидоры и передал пацанам. Хлеб и конфеты они уже набрали.

Мой благотворительный порыв охладили в комиссии по делам несовершеннолетних: "Зря вы это сделали. Фамилии, которой ребята назвались, в наших списках нет. Значит, все врут. Есть такая категория - в школе не учатся, из дома бегают, воруют. А вы их поощряете. Лучше про другие семьи напишите".

Узнать про другие семьи я зашел к ведущему специалисту по охране прав детей Кыштымского отдела образования (недавно ее назначили директором школы) Л. А. Дорошенко.

-- Встреченные вами ребята, без сомнения, из неблагополучных семей. Таких в органах опеки и попечительства зарегистрировано более трехсот. И эта цифра неуклонно растет. Еще пару лет назад их было на пятьдесят меньше. Быть может, не все со мной согласятся, но во многом виноваты: детские пособия! Именно эти мизерные платы провоцируют не отягощенных родительской ответственностью мамаш и папаш сложить с себя материнско-отцовские полномочия. Пособия ими же и пропиваются. И все равно - прецедент создан. Жалкие, но дармовые 67 рублей дороже 400-600, которые они могли бы заработать уборщиками, дворниками или почтальонами. Когда пьет мужчина, его пьянство в какой-то мере гасится усилиями нормальной матери. А запьет мать, одна, без мужа воспитывающая дитя, ребенок переходит в разряд беспризорных.

-- Остается единственное, - перебил я Дорошенко, - забрать маленького человечка у такой "воспитательницы" и отдать в приют или детдом.

-- Приют у нас и так не пустует, постоянно обновляется. Если прежде за год через него проходило около пятидесяти ребят, то сейчас порядка ста. Вот недавний пример. Папа с мамой ушли в загул. Четверо детей от четырех до девяти лет вторые сутки сидят голодные, греются на кухне у электрической плитки. Нам позвонили встревоженные участковый милиционер и социальный педагог. Приехали забирать. А одеть не во что - ни трусиков, ни колготок, ни курточек в доме не нашли. Взяли в охапку, посадили в гороновскую машину, отвезли в приют. Через три месяца папу-маму лишили родительских прав и всю четверку перевели в детдом. Там они впервые почувствовали взрослое внимание и тепло. Но поначалу рвались домой. Приходили, смотрели на пьяного отца и возвращались обратно. Ребенка из другой семьи пришлось спасать от матери, страдающей психическим заболеванием, развившимся на почве злоупотребления алкоголем.

-- Так, может, надо забирать у алкоголиков-психопатов детей и растить из них полноценных граждан?

-- Перспективы никакой, - приземлила меня Лидия Андреевна. - На днях из детдома выпустился мальчик. Окончил Каслинское профтехучилище, получил профессию слесаря. Мы нашли ему относительно приличную комнату, причем с очереди на благоустроенное жилье не сняли: дети-сироты и оставшиеся без попечения имеют на это право. Детдом дал кровать, постельное белье, чашки, ложки, сковородки. Выдали подъемные - более трех тысяч рублей. Помогли трудоустроиться. Два дня поработал, ушел на больничный. Все подъемные проел-порастерял. Мы ему говорим: "Сходи в лес, пособирай ягоды, продай, чтоб было на что жить". Нет, отвечает, там комары, они кусаются, вы мне лучше денег дайте. Парню 19 лет, и он привык, что о нем постоянно заботятся. И теперь, когда он сам должен выстраивать свою жизнь, оказалось, что делать этого не умеет и не хочет. Такие дети совершенно не могут адаптироваться к самостоятельной жизни. Так и идут по ней потребителями.

В беседе с Дорошенко мы не припомнили ни одной отечественной методики, по которой из запрограммированных бездельников и нищих можно выковать заядлых работяг.

-- В нашем детском доме есть ребятишки, у которых тетя с дядей живут в сельской местности. И они ходатайствовали взять их под опеку. Но родная сестра ребятишек, которая давно выпустилась и нигде не работает, поселила в детдоме мысль, что дядя-тетя берут своих племянников как работников, и в ходатайстве им было отказано. Другой пример. Родственникам удалось стать опекунами. Продали трехкомнатную квартиру, на вырученные деньги построили прекрасный дом, завели хозяйство. Дети вкалывают наравне со взрослыми. Я была у них. Без преувеличения скажу, что пришла в восторг: "Есть же люди, умеющие работать на земле, да еще детей приучают к труду!" Зато соседи исскулились: "Бедные детки, как пчелки пашут!" Главное, чтобы не было насилия, не было озлобленности в этих семьях, а труд - это всегда благо.

Нельзя не согласиться. Один мой знакомый постоянно мрачно предрекает: "Двадцать восемь часов каменоломни в сутки снимают все болезни - социальные, психические и физиологические". А что думают на этот счет специалисты? n

Комментарий психотерапевта Геннадия Романова:

-- Я придерживаюсь генетической теории: каким родился, таким и проживешь. У психиатров это называется ядром личности. Есть у человека предрасположенность - до конца дней своих будет бродягой. Прежде подобное сдерживал социум - общество. Людей заставляли вести оседлую жизнь, принуждали к труду. Проводилась поведенческая терапия: хочешь или не хочешь, но ты обязан учиться, работать. Теперь такие институты исчезли. Люди оказались бесхозными, государство в них не нуждается. Переменить положение, повторюсь, может лишь терапия приказа. Одновременно необходимо создавать приюты, ночлежки, общежития для тех, кто не поддается терапии приказа. Нынешнее наше общество расслоилось. Действует закон стаи: выживает сильнейший, слабый опускается на самое дно. Надо, чтобы первые во имя собственного самосохранения проявляли заботу о вторых. Методом, проверенным временем, - благотворительностью. А государство должно сказать: "Вы видите этих людей? Мы от них страдаем. Они не виноваты: так сложились обстоятельства. Их не переделать. Давайте протянем им руку помощи!"

Комментарии
Комментариев пока нет