Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Банкротить по-своему

25.04.2003
Областная власть получила в свои руки мощный инструмент влияния на экономику Южного Урала

Евгений КИТАЕВ
Челябинск
В Москве зарегистрирована саморегулируемая организация "Южный Урал", которая объединила в своих рядах арбитражных управляющих, работающих преимущественно в регионе. Событие это, на первый взгляд, кажется рядовым, но на самом деле может иметь далеко идущие последствия. Несмотря на его видимую специфичность, речь идет о влиянии на всю региональную экономику. Не зря недавно еще ломались копья вокруг того, кто станет "поставлять" управленцев на проблемные предприятия Южного Урала - область или столица УрФО.
В начале-середине 90-х годов главным инструментом влияния на реальный сектор стал областной комитет по управлению государственным имуществом.

Областная власть получила в свои руки мощный инструмент влияния на экономику Южного Урала

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

В Москве зарегистрирована саморегулируемая организация "Южный Урал", которая объединила в своих рядах арбитражных управляющих, работающих преимущественно в регионе. Событие это, на первый взгляд, кажется рядовым, но на самом деле может иметь далеко идущие последствия. Несмотря на его видимую специфичность, речь идет о влиянии на всю региональную экономику. Не зря недавно еще ломались копья вокруг того, кто станет "поставлять" управленцев на проблемные предприятия Южного Урала - область или столица УрФО.

В начале-середине 90-х годов главным инструментом влияния на реальный сектор стал областной комитет по управлению государственным имуществом. Он утверждал планы приватизации, а по сути, формировал класс новых собственников, определял направление будущих финансовых потоков.

Второй глобальный этап передела собственности осуществлялся уже при участии службы по делам о несостоятельности.

Скромный отдел по делам о банкротстве, созданный тогда в комитете по управлению госимуществом, стал вначале агентством, а потом и территориальным органом Федеральной службы по финансовому оздоровлению. Заместитель председателя вышеназванного комитета Владимир Волчанов, до поры до времени державшийся в тени своих начальников, превратился в самодостаточную фигуру на политической шахматной доске, а занимающая в отделе скромную должность ведущего специалиста Наталья Котова стала его заместителем.

Каким образом могла влиять эта структура на экономическую ситуацию? Признаки банкротства предприятий усматривало как раз ведомство Волчанова. Оно же инициировало судебные процессы в отношении завалившихся на бок заводов, а также соглашалось или, напротив, не соглашалось с кандидатурами арбитражных управляющих, подыскивавших других собственников. Не удивительно, что с такими полномочиями эта служба стала "инструментом влияния".

Несколько лет назад проявились два вектора, определяемые столицей УрФО и областью. Территориальный орган должен был следовать в русле региональной или окружной политики (это не всегда одно и то же). Юрист Волчанов встал перед трудной дилеммой - оставаться под стягами области или начать ускоренное движение по направлению к северу. Судя по всему, лавирование было не очень успешным. Владимир Петрович не смог выполнить его как удачливый слаломист, не сбив ни одного флажка (некоторые источники свидетельствовали тогда, что роковым для него стало недовольство вышестоящего органа тем, как проводится конкурсное производство на ЧТЗ). В общем, он вынужден был оставить прежнее место службы не по своему желанию.

Между тем волна банкротств нарастала стремительно. Во время недавнего своего визита в область руководитель Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадий Вольский привел красноречивые цифры: недавно в российских судах находилось на рассмотрении 4,5 тысячи дел о несостоятельности, сегодня - 42 тысячи, и половина из них, по уверению лидера РСПП, - заказные. Процесс передела собственности с помощью процедуры банкротства не только продолжается, но и становится динамичнее.

Правда, появилось одно важное обстоятельство. Закон о банкротстве ввел в практику новое сильное звено - так называемые саморегулируемые организации арбитражных управляющих (СРО). Несмотря на скучное и не очень удобоваримое название, эти союзы могут стать красной тряпкой для региональных элит. Теперь, чтобы не выпасть из обоймы, арбитражные управляющие должны состоять в их рядах.

То, что кадры решают все, областная власть знает не понаслышке. Не напрасно ж велось такое яростное перетягивание каната, когда решался вопрос об управляющих Челябинскугля и Карабашмеди. Но время теперь не то - сейчас мало определиться с персоналиями. Нужен контакт с самой организацией, куда они входят, поскольку именно она "провожает на работу" своих представителей.

Вопрос не стоял бы так остро, если б не столичные амбиции соседнего Екатеринбурга. Уральская СРО была зарегистрирована одной из первых в стране, а в качестве филиала в нее вошла челябинская организация, возглавляемая экс-губернатором Вадимом Соловьевым. Возможность назначения на челябинские предприятия кандидатов из Екатеринбурга вызвала болезненную реакцию областной администрации. Как говорится, свежи еще предания. Одного Карабаша за глаза хватает, а если сюда потоком хлынут управленцы с севера, не опустошит ли это половодье местные производственные нивы? Теоретически "темные лошадки" могут поднять на дыбы не одно производство, обнадежив собственностью пришлых "ковбоев", стреляющих от пояса по всему, что движется и дышит.

Областная власть срочно взялась за создание альтернативной СРО, поручив организационные хлопоты экс-чиновникам Василию Гранину и Евгению Лысову. Со своей ролью они справились успешно. Худшие ожидания не оправдались. Хоть со второго захода, но организация была зарегистрирована.

Дуэль в пользу губернатора

Было бы неверно видеть в нынешних событиях продолжение "идеологических споров" Петра Сумина и Вадима Соловьева. Но некоторые мазки к пониманию общей картины история все же дает.

Совсем не удивительно, что филиал свердловской СРО возглавил именно Вадим Соловьев. Находясь в губернаторском кресле, он показал себя стойким поборником федерализма. Наблюдатели отмечали его органичную "встроенность" в существовавшую систему. В этом смысле он напоминал политического "монетариста", уверенного, что достаточно следовать в фарватере проводимой центром политики, не проявляя местной самодеятельности.

Петр Сумин пришел к власти под лозунгом возрождения Урала, что само по себе предполагало некий регионализм, желание жить своим умом, без ежеминутной оглядки на златоглавую. Команде Сумина избиратели оказали поддержку, проголосовав против "механических" принципов, и Петр Иванович это не забыл.

Однако Россия Путина - это не Россия Ельцина. Строительство вертикали власти началось всерьез. Были, в частности, созданы федеральные округа. Финансовая опора губернаторов истончилась. Это еще не тонкий лед, по которому-то и ступать боязно, но и не скальная порода Каменного пояса. Перераспределение налоговых поступлений ограничило возможности администрации проводить самостоятельную политику, крепче привязало региональных лидеров к Москве. Да и федеральные округа стали заметнее влиять на саму экономику. Аналитики отмечают, что возможно построение и экономической вертикали, где областное звено рискует оказаться лишним, если руководство округов станет напрямую контактировать с хозяйственниками, организуя встречи, "круглые столы" и так далее. Приблизившись к ним на расстояние вытянутой руки, представители "ока государева" вызовут встречный порыв, ибо, обсуждая проблемы в округе, можно рассчитывать арифметически, что путь полпреда до Кремля короче, чем тот же самый путь у губернатора.

Монополия на создание СРО окружного масштаба грозила принести областной власти еще одну крупную неприятность, по сути, подорвав возможность проводить собственную политику в отношении проблемных предприятий, расположенных на Южном Урале (а таких, как известно, немало). И даже больше - она могла лишить власть душевного равновесия, а значит, инициативы. В общем, есть повод задуматься: губернатор утратил бы серьезный рычаг влияния.

Наивно было бы полагать, что планы по созданию своей саморегулируемой организации не обсуждались в высоких кабинетах желтого дома, что все случилось само собой, по инициативе снизу. Не согласуется с этим и участие в организационных мероприятиях вице-губернатора В. Дятлова. Регистрация СРО "Южный Урал" нужна была областной власти почти как воздух, ибо она если и не поворачивает вспять наметившийся вектор, то, по крайней мере, не расшатывает его, грозя областному правительству остаться полководцем без армии "пожарных экономики". Ну, а в житейском, как говорится, смысле обещает Петру Ивановичу еще и некую моральную сатисфакцию: и на этот раз давняя дуэль с Вадимом Павловичем закончилась в его пользу.

Комментарии
Комментариев пока нет