Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Прагматика безумных идей

11.11.2011
Ильяз Зинуров: «Одна западная фирма готова была каждый месяц платить мне, только чтобы я ничего не делал»

Ильяз Зинуров: «Одна западная фирма готова была каждый месяц платить мне, только чтобы я ничего не делал».

Ильяз Зинуров - человек-легенда. В юности после аварии на ЧМК он остался без обеих ног. Однако сумел побороть обстоятельства, не потерялся, научился ходить на протезах. Что еще важнее - стал выдающимся конструктором. Вот уже 20 лет он возглавляет уникальный коллектив специалистов - научно-техническую фирму «Аконт». Дуговые сталеплавильные печи - предмет страсти Зинурова. В свои 72 года он полон планов, творческих замыслов.

Считает, что проект самой совершенной конструкции дуговой печи у «Аконта» еще впереди. Сегодня много говорят о модернизации страны. А на днях Россия снова не смогла запустить космический корабль. В монологе челябинского конструктора-металлурга нет ни слова о космосе. Но этот материал о космосе в том числе…

Ведерников

- Геннадий Георгиевич был, как бы мы сейчас сказали, вице-премьером, курировал черную и цветную металлургии, транспорт, геологию. У него было 15 «безумных» идей, которые он поддерживал. Одной из них стало наше альтернативное конструкторское бюро, точнее - «временный творческий коллектив», созданный приказом Министра чёрной металлургии в 1987 году. Я был назначен его главным конструктором. Цель - создание современной 100-тонной печи для ЧМК.

Мы вместе много работали, и я с ним был достаточно близок. Ведерникову я однажды рассказал про Л.Г. Притуляка.

Этот челябинский изобретатель создал принципиально новый тип рассевающего устройства, с помощью которого можно было получить нужную фракцию любого материала заданного размера.

Допустим, в один миллиметр. Главное - это устройство не повреждало материал. И вот Ведерников (а это, повторю, заместитель председателя Совета министров Рыжкова) сам приехал в Челябинск, спустился в подвал, где была лаборатория изобретателя. И дело пошло.

…ДСП-100 на ЧМК была изготовлена процентов на 70. И тут Ведерникова услали послом в Данию. А в СССР началась перестройка. Потом СССР не стало. Элементы ДСП-100 использовали в ЭСПЦ-2 при реконструкции печи № 8. Хоть что-то. А главное - наша группа конструкторов стала мощным интеллектуальным ядром, способным на решение серьезнейших конструкторских задач в области электрометаллургии.

«Так ведь рынок!»

- На рубеже 80-90-х спрос на наши разработки враз пропал. Заводам надо было самим выжить. Мы не знали, в какой момент возникнет необходимость в нашей конструкторской работе. Однако мы понимали, что без металлургии, а следовательно, без ее модернизации жизнь немыслима, рано или поздно потребность в нашей работе будет. Даже в Китае после длительной культурной революции все вернулось на круги своя. Жизнь заставила.

Но тогда нужно было выживать, элементарно кормить семьи. Чем только не занимались - пытались сетку-рабицу делать, организовать производство гвоздей. Тыкались, пока не поняли: добиться успеха и сделать нечто серьезное можно только в той сфере, где ты знаешь больше других. Так на фундаменте (или развалинах?) лаборатории в научно-исследовательском институте металлургии (НИИМ) появился «Аконт».

От НИИМа сейчас остались крохи. А ведь там был проектный отдел, 18 лабораторий, экспериментальные цеха. Из 720 сотрудников в научно-конструкторской работе сейчас всего десятая часть.

По существу, все помещения института сданы в аренду. Все что можно было продать - продали. Какие там были великолепные лаборатории! А какая уникальная аппаратура - цена ей миллион долларов, не меньше! После неудачных попыток продать, ее просто порезали автогеном, чтобы освободить помещение. А комнату сдали по 400 рублей за квадратный метр. «Аконт» тоже арендовал там помещение. Нам каждый год повышали плату. После очередного повышения я не выдержал: «Ну как же так можно!» На что директор, его фамилия Шкуркин, развел руками: «Так ведь рынок!» Он счастлив, он - предприниматель!

Китай и мы

- Во время недавнего визита в Китай В.В. Путин высказал предположение, что современные технологии мы можем искать не на западе, а в этой стране. В Китае все наши руководители делают открытия. Помню, Ельцин удивлялся: мол, мы думали, что тут все голодные, а здесь такой прогресс. Разве не было у него аналитиков, статистики? Мы, например, это открытие сделали еще в 90-е. Тогда еще Россия что-то продавала Китаю, чему-то могла учить. Из 10 направлений в металлургии мы были везде на голову выше Китая. Он у нас учился.

Сегодня мы теряем позиции с ужасающей скоростью. Что у нас осталось? Военные самолеты, ракеты, атомная энергетика? Уже сомневаюсь.

Считается, что китайцы хорошо воспринимают идеи, но сами их не генерируют. Интересно, что примерно то же говорили в свое время о японцах. Они покупали лицензии, но далее двигались самостоятельно. Китайцы поступают еще проще: покупают промышленные образцы. Точнее - два. Один запускают. Другой разбирают и воспроизводят. Без всякой лицензии. Конечно, это нечестно и даже незаконно. Можно сказать, что разобрать и вновь собрать - это отнюдь не инновация. Но поверьте, даже просто воспроизвести сложный современный механизм - уже не просто. А дальше-то и у них начинается усовершенствование. Что делаем сегодня мы? А мы покупаем технологии. Покупаем и покупаем, расплачиваясь ресурсами.

Это я к тому, что суть прогресса такова, что неуспокоенность - не чья-то исключительная национальная черта. И наше неверие в свои силы - это какой-то злой самообман.

Кому выгодно?

- До меня доводили предложение одной западной фирмы. Они хотели чтобы я просто прекратил работу. Им не нужен конкурент. И за это готовы были каждый месяц перечислять мне энную сумму.

Без лишней скромности скажу: есть область, в которой в России «Аконту» действительно нет равных. Это дуговые сталеплавильные печи, агрегаты «ковш-печь», установки вакуумирования. Вот мы впервые сделали полностью российский двухпозиционный агрегат «ковш-печь». Его изготовил по нашим чертежам завод «Сибэлекротерм». Там очень много наших конструктивных находок. Шесть лет агрегат отлично работает на ЧМК. Понадобился еще один. И холдинг «Мечел» покупает его… у итальянской фирмы «Даниели». Наш обошелся в 320 миллионов рублей. Итальянцам заплатили больше миллиарда. При равных технических возможностях наш оказался даже функциональнее. А к «даниелиевскому» уже при пуске были вопросы.

Сейчас часто говорят о том, что российское машиностроение нужно спасать. И в этот самый момент российская же компания лишает эту отрасль заказа. Значит, крест поставили? Кому это выгодно? Комбинату? Точно нет. Государству? Не думаю! Но мы своими же руками уничтожаем последние очаги технического прогресса в нашей стране. Уверен, «Аконт» и «Сибэлектротерм» могли бы следующий агрегат сделать еще лучше. И в два с половиной раза дешевле итальянского. Но купили его…

Другой пример. Знаю, что на ЧМК с установкой вакуум-кислородного рафинирования, купленной у той же фирмы «Даниели», имеются серьезные проблемы. Если бы привлекли к работе «Аконт», проблем бы не было. Зная тему досконально, слыша отзывы специалистов, я не могу найти рационального объяснения такому выбору…

С ЧМК в последние годы вообще как-то не заладилось. Нам даже за выполненную работу неаккуратно платят. Мы подготовили иск в арбитраж. ЧМК, не дожидаясь решения суда, все же заплатил. Но вскоре мы узнали, что «Аконт» занесен в черный список. Это вместо того чтобы извиниться за задержку! А мы ведь столько сделали для комбината в труднейшее время, за мизерные деньги. Вывели сталеплавильное производство комбината на новый уровень. Внедрили четыре агрегата «ковш-печь» и многое другое…

Сейчас появилась надежда: на ЧМК - новое руководство, пришли настоящие специалисты-металлурги. И я надеюсь, ситуация будет меняться.

Специалисты или менеджеры?

- Убежден: руководить предприятием должен специалист. В уме перебираю всех известных мне директоров Челябинского металлургического комбината. Вот Николай Алексеевич Тулин. Когда он в составе делегации советских металлургов оказался на сталелитейном заводе в США, запросто сказал тамошним руководителям: «Вот вы ведете плавку пять часов, я вам сварю за три!» Он знал свое дело. Понимание технологии производства не бывает лишним.

Менеджеров в России сейчас много - при острейшем дефиците специалистов. Вот другой бывший директор ЧМК Николай Иванович Воробьев. Он даже в те времена, когда комбинатом владел швейцарский «Гленкор», умел убедить владельцев, что отличные агрегаты для завода можно делать в России. Воробьев просто спрашивал нас: «Сможете создать?» И мы начинали конструировать, причем в тесном контакте с производственниками, учитывая их нужды. Если перебрать, что мы сделали, то большая часть внедрений на ЧМК относится именно к тому периоду.

Простор для полета

- Если бы мы получили задание от правительства и очень небольшое финансирование, мы бы создали образцы новых агрегатов. Наибольшая потребность сейчас в 120-тонной дуговой сталеплавильной печи. И мы бы создали такой агрегат, внедрив все лучшее, что сейчас есть и, возможно, чего еще нет. Мы б создали современную установку вакуумирования, вакуум-кислородного рафинирования мирового уровня. Это два примера навскидку. Хорошо бы появился некий экспертный совет, который бы оценивал и сравнивал отечественные разработки с иностранными. Если мы делаем не хуже, да еще дешевле, почему бы не поддержать отечественного производителя?

«Аконт» без работы не сидит. Поймите, речь о другом. Сейчас мы заняты, большей частью, мелочевкой. Но я убежден, что тем конструкторским силам, которые сегодня у нас есть, по плечу серьезные творческие задачи! Вот же о чем речь! Нет сегодня больших, серьезных проектов. Нет простора для полета мысли…

Наши конструкторские силы на исходе. Лучшим слегка за 50. И такое же положение в других отраслях. Конструктора должны иметь работу, должны все время создавать новые образцы, иначе они превращаются в творческих импотентов. Без госполитики здесь, видимо, ничего не получится. А это не только финансирование. Здесь комплекс мер: ввозные пошлины, кредитование покупателей нашей продукции, борьба с коррупцией, ограничение пыла проверяющих органов. И хорошо бы не забывать про те «безумные идеи», с которыми в свое время работал Ведерников, - это тоже ведь была государственная политика.

Про Сколково и нано

- Сегодня все слышали про нанотехнологии. Боюсь только, мало кто понимает, что это такое. Мое убеждение: технический прогресс не нужно искать в сверхчувствительный микроскоп. Конструкторская смекалка и традиционное инженерное знание могут делать жизнь людей удобнее, а производство - эффективнее, экономичнее, экологичнее и т.д.

Я где-то слышал цифру: в Сколково планируется вложить 4 триллиона рублей. Для сравнения, на развитие всей российской науки тратится 2,2 триллиона рублей в год. Проект «Сколково» возглавляет олигарх Вексельберг. Тот самый, что купил Челябинский электродный завод. И вскоре его часть перепродал за цену, большую, чем отдал за весь завод. Который сейчас на грани краха.

И вообще, создавать нечто искусственно, огородив место для гениев, - идея не жизнеспособная.

На мой взгляд, гораздо эффективнее находить уже существующие центры, где рождаются интересные мысли, и вот их поддерживать. Причем, во всех областях знаний. У нас в Челябинске, например, есть великолепная кафедра прокатки металла ЮУрГУ, так называемая «школа Выдрина». Сейчас ею руководит профессор В.Г. Дукмасов Это высший уровень. У них была так называемая «проблемная лаборатория», в ней трудилось 75 человек, сегодня - 10, Жива кафедра металлургии стали Д.Я. Поволоцкого, сегодня ее возглавляет В. Е. Рощин. У них есть уникальные технологии по использованию титано-магнетитовых руд. Сейчас на всей кафедре работает 4 человека. Можно вспомнить столичный ВНИИМетмаш А.И Целикова и многих других…

Что в шлаке?

- В мире в прошлом году произведено 1 миллиард 600 миллионов тонн стали. Можно восхищаться этой цифрой. А меня она ужасает. В моем школьном учебнике географии было написано: наши просторы необъятны, запасы недр неисчерпаемы. Сегодня мы уже знаем, что нефти осталось на 20-30 лет, газа чуть больше. Никель и вольфрам - на исходе. Китай уже запретил экспорт редкоземельных металлов. Самое время задуматься, как жить дальше?

Обратная сторона металлургии - шлаки. В мире накоплены огромные шлаковые отвалы. За минувший год их стало на 320 миллионов тонн больше. Куда девать шлак? А ведь он отравляет землю и воду, разносится по воздуху. Сейчас в Европе готовится законодательство, запрещающее шлакоотвалы. И мы будем вынуждены что-то с ними делать. Это одна проблема. Вторая - как сейчас используется шлак. На подсыпку дорог, для засыпки шахт и т.д. Это расточительно. В шлаке железа - больше четверти. Мы в «Аконте»,совместно с профессором Ю.А. Гудимом создали агрегат. Точнее - пока есть техпроект. Такая установка могла бы извлекать железо из шлака, а остальное можно превратить в клинкер - материал для получения цемента.

Агрегат рассчитан на производство 45 тысяч тонн чугуна и 300 тысяч тонн клинкера в год. Его уже сейчас готовы купить бельгийцы. Но им нужен действующий образец. На его постройку нужно около 15 миллионов евро. Этих денег у нас нет. Нет и инвестора. Для России пока подобная технология переработки шлаков имеет нулевую рентабельность. Я убежден, что за год-два эту установку можно довести до ума, сделать рентабельной. А если правительство завтра примет решение о штрафах за шлакоотвалы, то агрегат автоматически станет рентабельным. Но я легко могу предположить и другой вариант. Лет через пять Россия похожий агрегат будет покупать у японцев или немцев…

Удиви, придумай, создай!

- Я немного скептически отношусь к Прохорову, не могу понять это название - «Ё-мобиль». Но иной раз готов снять шляпу перед человеком, который стремится создать нечто такое, чего нет у других. И вот я думаю: есть в России очень богатые люди, так называемые «олигархи». Может, дать им трактор, автобус, локомотив и сказать: «Покажи года через два, что ты смог из него сделать!» Или вот с губернаторов требуют инвестиции. Ну а во что инвестиции? В очередную лавку по продаже спиртного? Кто-то кого-то спросил, а родилось у тебя в регионе за время твоего руководства что-то путнее? Если бы губернатору сказали: вот тебе 15 безумных идей - доведи до ума хотя бы три. Если нужны деньги, требуй, мы тебе дадим. Ты удиви, придумай, создай!...

Досье

Зинуров Ильяз Юнусович - директор проектно-конструкторской фирмы «Аконт», кандидат технических наук. Автор 140 изобретений и 10 книг по электрометаллургии, одну из них всемирно известное издательство «Шпрингер» выпустило на английском языке. В возглавляемом им коллективе работают и конструкторы, технологи-исследователи, энергетики. Шестеро сотрудников являются кандидатами технических наук. Партнерами «Аконта» являются более 20 металлургических предприятий России, а также Казахстана, Украины и Китая.

Комментарии
Хорошо сказано — "последние очаги технического прогресса"
Юрий
20.01.2012 16:49:57