Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Частная дивизия

26.04.2003
Хорошая собака ест с руки хозяина

Почти по Чехову: если в первом акте на сцене висит ружье, то в ближайшем акте из него кого-нибудь убьют. Таковы законы нынешнего житейского театра, где даже производственный конфликт улаживается кровью.
Еще немного риторики. Зачем богатым телохранители, если даже русских царей и американских президентов не спасала охрана? Наверное, личный телохранитель теперь моден и престижен. Впрочем, в нашем случае стреляли как раз в телохранителя.

Хорошая собака ест с руки хозяина

Почти по Чехову: если в первом акте на сцене висит ружье, то в ближайшем акте из него кого-нибудь убьют. Таковы законы нынешнего житейского театра, где даже производственный конфликт улаживается кровью.

Еще немного риторики. Зачем богатым телохранители, если даже русских царей и американских президентов не спасала охрана? Наверное, личный телохранитель теперь моден и престижен. Впрочем, в нашем случае стреляли как раз в телохранителя.

Извините, но есть еще пояснение. В материале будут слова: пуля от Палыча. Просим известных земляков не принимать их на свой счет. Но - к делу, наконец.

В нашем расследовании косвенным образом участвуют Валерий Панов и Михаил Юревич. Сотрудники их охранных служб схватились не на жизнь, а буквально на смерть... Личный конфликт, отнюдь не проецируемый на отношения Панов-Юревич, на их политические, деловые разрывы. Но как все связано, как тесно в этом городе, где за фигурами явно второстепенных людей мгновенно просматриваются Очень Важные Персоны - с их заводами, службами, планами.

Полтора года назад Панов наведывался в "Макфу", и каждый его приезд обязательно отмечался службой безопасности этого предприятия. Если случался здесь в этот момент Владимир Павлович Портнягин ("Палыч"), Панов перекидывался с ним парой слов: Портнягин и на "Макфе", и на пановском УралАЗе имел свои серьезные интересы в охранных структурах, выступая учредителем, руководителем и консультантом... Все личные телохранители Панова, включая последнего - Антона Масленникова, - рекомендованы Портнягиным.

-- Давайте я вам Масленникова заменю, - сказал Портнягин притормозившему, чтобы поздороваться, Панову. - Слабоват он для вас.

-- Да нет, подходит. - Панов внимательно посмотрел на Палыча, прекрасно зная причину, по которой невзлюбил вдруг Портнягин своего воспитанника. Панов, конечно, не знал всего, а то бы не притормаживал. Антон Масленников не согласился сливать Палычу информацию о личной жизни шефа: где, с кем, когда и как. Масленников считал это служебным нарушением. Палыч на очередной тренировке выставил против Антона парня из другой весовой категории, и тот хорошо поучил телохранителя-джентльмена. Антон учел урок, но на повторное предложение вновь ответил отказом. "Ты забыл, что я тебя поднял, почистил, человеком сделал?" - спросил Палыч. - "Специалистом, - ответил Антон Масленников, - а человеком я был и останусь". Он был тоже характером не подарок. Конечно, не строил из себя героя. Знал, что пришелся Панову, и рассчитывал на его поддержку. Но и Палыча нельзя недооценивать. Вот подходящий момент представить его.

Владимир Портнягин. Бывший (хотя они не бывают бывшими) офицер Главного разведывательного управления Генерального штаба армии. Афганистан. Чечня. Правительственные награды. Ранения. Как многие сослуживцы, был вынужден искать новое поприще, и закон о частной охранной деятельности пришелся впору. Не то, что раньше было, понятно. Но хоть ствол холодит, да денежка греет. Он был не корыстен, но считал себя мужчиной - значит, обязан обеспечить себя достойно. Ему, спецу высшей пробы, которого боялись парни из ЦРУ и ребята из КГБ, - ему игрушкой была новая роль, но он, как всегда, профессионально выстраивал охранную службу, сам подбирал и учил молодых охранников, не жалел советов мужикам из других ЧОПов. В Челябинске авторитет Палыча в частных охранных предприятиях был надежен, как "калашников". Это тем более надо ему зачесть, что немало профи из развед- и спецслужб осело в охранных структурах и службах безопасности новых русских хозяев. Что ж, "Служу Советскому Союзу!" надо забыть. "Служу России!" - тоже. Служу Юревичу? Портнягин улыбнулся и четко козырнул Герману Васильеву, теперь сотруднику службы безопасности "Макфы", а раньше полковнику милиции. (Лихой, кстати, офицер: на охоте пристрелил совхозную лошадь на мясо. Едва ушел от жесткой посадки. В охранных службах немало таких: с щербинками. Здесь ценятся люди без комплексов).

Молодые ребята-оперативники видели в Портнягине жесткого начальника, коллеги из родственных служб держали Палыча за очень серьезного мужика. Хозяева, кому теперь он служил и кому был нужен не меньше (а то и больше?), чем они ему, чувствовали его способность выстрелить первым и - что греха таить - боялись его. Он глядел им в глаза, как равный, это как бы смущало, но неспокойный отблеск чужих для них войн ставил все по местам. Комбат-батяня, батяня-комбат... Лучше, когда он на Кавказе или, в крайнем случае, свой.

Портнягина приглашали в летние лагеря для подростков. Ребята обожали разведчика Владимира Портнягина. Он обучал их забавным спецназовским штучкам, балдел с ними у походных костров и, рассказывая о войне, скрывал нехитрую вещь: проще простого убить человека. Если он тебя не убьет: он же не знает, что ты, брат, хват.

В его собственном частном охранном предприятии "Пеленг" было сто человек: рота. Оружие, машины, связь, форма, дисциплина - свой спецназ, непривычно повернутый против своих, русских. "Пеленг" дислоцировался на УралАЗе, в Миассе, где когда-то сидели в проходных старики-вахтеры. На заводе несли охрану пятьдесят оперативников Портнягина, это была хорошая работа за хорошие деньги. Как же он не разглядел Масленникова, а ведь насквозь видел двадцатипятилетних ребят, привык там, в горах, что в бойцах нельзя ошибаться. Собака должна есть с руки хозяина, или ее убирают. Масленников разорвал круг, и Панов уходил из-под надзора. Портнягин плевать хотел на личную жизнь Пановых и Юревичей, но были люди, которым эта жизнь представлялась очень-очень интересной...

В начале лета 2001 года стояли холода, и три человека, пришедшие в кабинет службы безопасности "Макфы", были в одинаковых куртках. Одного Портнягин с виду знал: бывший сотрудник МВД, другие тоже выглядели военными людьми. Гости представляли Союз офицеров России, их интерес к Владимиру Портнягину был ясен: в его руках обученная и вооруженная сила, способная при переделах собственности играть серьезную роль. Все чаще охранные структуры оказывали действенное сопротивление судебным исполнителям, местным властям, милиции, защищая интересы новых хозяев на промышленных предприятиях области. Правоохранительные органы отмечают высокую боеготовность охранных частей, профессиональные качества их командиров. Портнягин, услышав об очередном заказном убийстве, легко определял руку опытного исполнителя и только головой качал на клятвы следствия найти убийц. Он не очень интересовался политической окраской Союза офицеров, но счел не вправе отказать им в конкретной поддержке. Союз не на последний счет ставил боевую подготовку молодого пополнения (здесь тщательно избегалось слово "боевики"), и Портнягин взялся за эту работу в центре обучения "Аргус" (несколько таких структур, занятых подготовкой новых оперативников для охранных предприятий, действуют в Челябинске) - он имел в этом центре имущественную долю, а главное, авторитет боевого наставника. Ребята, прошедшие школу Палыча, ценились в городе.

Так вот, люди из Союза офицеров интересовались крупными хозяевами, их личная жизнь имела понятный интерес и при необходимости - немалую ценность. В этом плане телохранитель был не только хранящим, но и смотрящим за своим шефом, и Палыч, давно уже мало чему удивлявшийся в жизни, здесь руками разводил: умные люди, эти новые хозяева, а играют в войну, как скауты. И не видят, как личная охрана вглядывается в каждого нового человека, вслушивается в любой разговор, заодно запоминая на нужный момент бани, девочек, клубы, приятелей. Портнягин понял простую вещь: как бы ни играли хозяева в разные партии, в близость к власти, вражду к власти - деловые интересы связали их накрепко. Портнягин только посмеивался про себя, записывая в очередной раз приезд друга губернатора к врагу губернатора. "Все в порядке?" - спрашивал он оперативника, охранявшего офис, где шла встреча. - "Беседуют, - кратко докладывал тот и на вопросительный взгляд начальника добавлял: - похоже, о делах: не слышно".

Отказ Антона Масленникова был неожиданностью, и Портнягин, не верящий в случайные отклонения, копнул поглубже, и не зря. Анализ показал, что отношения Масленникова и Панова вступили в деловую фазу. Телохранитель с похвальной оперативностью учредил свою охранную фирму и предложил ее услуги УралАЗу. Панов пообещал телохранителю поддержку в его бизнесе и решил прервать договор с фирмой Портнягина. Это был удар, но Палыч хорошо обучен держать удары. Тут главное - не суетиться.

Все же Чечня и Афган заставили смотреть на мирную жизнь через прицел. Хоть как себя охолаживай - все равно как на войне. Подготовка шла автоматически. Табельное оружие не пойдет. Портнягин достал самодельный ствол, выполненный под авторучку. Примитив, но как раз на одну "запись". Давно присмотрелся к оперативнику Чеснокову и сломал его легко: угрозой и деньгами. Чесноков выслушал предложение как обычный приказ по охране объекта. Только надо, наоборот, объект убрать. "Изучи обстановку", - сказал Портнягин, и Чесноков (толковый ученик, не зря Палыч с ним возился) несколько раз съездил в дом, где жил Масленников, потоптал подъезд, площадки меж этажами и не раз погрел в руке авторучку, привыкая. Как на учении, Портнягин диктовал: "Бей с бедра в живот - не промахнешься. Контрольный - в голову". Важней всего продумать "после", убрать подозрения. Кое-кто знал, что между ним и Масленниковым пробежала кошка-брюнетка, но в охранных службах языки не в чести, а отцы-командиры знают, что делают. Портнягин решил, что зачистка подготовлена, и назначил Чеснокову точное время: 7.05 утра, 18 октября.

Антон Масленников ждал лифт, когда с площадки восьмого этажа спустился и прошел по лестнице высокий парень. Правая ладонь его была обмотана бинтом. Уже в лифте Масленников вспомнил, что видел этого парня, когда приезжал с шефом на "Макфу". Даже на фамилию его (кто-то того позвал) обратил внимание: типа "чеснок", в соседнем доме жил уголовник с такой кличкой. Он вышел из лифта. Чесноков как бы копался в почтовых ящиках. Он обернулся, они встретились глазами. Чесноков понял, что Масленников его узнал, и помедлил секунду. Масленников уже открыл дверь, когда его ударило под лопатку. Еще минуту он был в сознании и по мобильному позвонил наверх жене: "Запоминай. Пуля от Палыча. Стрелял Чеснок".

Чесноков доложил: все в порядке. Но как раз и не было все в порядке. Масленникова спасли.

Портнягин в этот день встречался с Пановым - в конце концов, от него был телохранитель. Хозяев раздражают нетипичные происшествия, в которые их втягивают, и Панова Портнягин как бы успокоил: "Говорил, Антон ненадежный, всегда с ним что-нибудь да случится. Ладно, другого подберем". Это он неплохо сказал - точку поставил.

Но подвели оплошности. Первая: стреляй в живот - верняк, а Чесноков зевнул - стрелял в спину. Вторая: Масленников зацепился за фамилию, запомнил: "Чеснок", найти и опознать теперь было просто. Что пуля от Палыча - это легко читалось, и авторучка быстро нашлась.

Не совсем типичный случай, но, если отбросить стрельбу по своим, картина достоверна. Охранные фирмы вступили в борьбу за "рабочие места" и верность хозяевам доказывают оружием. Валерий Панов, внешний управляющий УралАЗом, подвел теоретическую базу: "Это разумная конкуренция в условиях сегодняшнего рынка". Хорошо, по-марксистски сказано. Но разумная конкуренция тяжело идет законным путем, все чаще мирная добыча приходит с боевой удачей. Во главе охранных дружин теперь серьезные люди, для них вопрос "стрелять - не стрелять" решен еще в Афгане: стрелять первым. В любой уважающей себя конторе - служба безопасности. Любой уважающий себя человек окружен телохранителями. Хороший стрелок бьет наповал уважающих себя людей, и только изредка падает телохранитель.

Комментарии
Комментариев пока нет