Новости

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Чужая родня

29.04.2003

Передо мной - исковое заявление. Внучка требует от своего деда переселиться из комнаты площадью 18,5 квадратных метра в 12-метровую. Мне кажется, девушке следовало бы заняться не исковым заявлением, а документом несколько иного характера: "Я, такая-то, являюсь на этой земле абсолютным паразитом". А ниже - расписаться в собственном ничтожестве.
К деду в Челябинск внучка приехала из Снежинска, чтобы отучиться пять лет в академии культуры и искусств.

Передо мной - исковое заявление. Внучка требует от своего деда переселиться из комнаты площадью 18,5 квадратных метра в 12-метровую. Мне кажется, девушке следовало бы заняться не исковым заявлением, а документом несколько иного характера: "Я, такая-то, являюсь на этой земле абсолютным паразитом". А ниже - расписаться в собственном ничтожестве.

К деду в Челябинск внучка приехала из Снежинска, чтобы отучиться пять лет в академии культуры и искусств. Приобщение к прекрасному не пошло ей на пользу, и она начала водить в дом кавалеров с первого этажа. Дед не возражал. Когда дело дошло до суда, тоже особо не встревожился: иск отклонили. Но начались побои, и это заставило пожилого человека позвонить в редакцию.

А вот и еще одна история, рассказанная нашей читательницей. Долгое время она была беспомощной свидетельницей того, как неработающий племянник поколачивал ее родную сестру. Заставлял ее работать на себя, торгуя пирожками. И лишь когда несчастная женщина, забитая до полусмерти, попросила у старшей сестры временного приюта, удалось, наконец, уговорить ее обратиться в суд. Он состоялся уже после смерти истицы: мать скончалась от побоев собственного сына.

Ежегодно в судах рассматривается немало дел, в основе которых лежит семейный конфликт. Дети подают на своих родителей, родители на детей. Поневоле удивишься человеческому бессилию. Чего стоит вся наша критика государственной машины, если мы и семейные-то свои проблемы без помощи этой машины решить не можем. Обращаемся в суд, к участковому, развязываем войну против самых близких, казалось бы, людей. Впрочем, родной человек за ненадобностью вмиг становится чужим.

Наталья Ковалева заведует поликлиникой по месту жительства первых героев нашей истории. На окраине северо-запада живут пожилые в основном люди. Как раз во время моего прихода к Наталье Александровне ей позвонила женщина.

-- Им сейчас бабушку надо "прибрать", - поясняет врач, - куда - неважно.

У каждого участкового этой поликлиники по нескольку таких стариков. Перестал ходить человек или нарушился мозговой аппарат - первый вопрос родственников, который нисколько не стесняются задавать: "Когда он помрет?" Иной раз недужного сторонятся, как прокаженного. Вызывают врача сменить ему воду в стакане, уплотняют изнутри комнату, чтобы не шел неприятный запах.

У детей, живших в деревне или проработавших на заводе, старики, как правило, ухоженные. Бунтуют против своих родителей прежде всего люди умственного труда. Физическая нагрузка сиделки их пугает.

Есть формула жизни: "Построить дом, посадить дерево, вырастить ребенка". Ничего не сказано здесь о родителях, и это как будто бы освобождает нас от ответственности. Зачем заботиться о прошлом, когда оно все равно уйдет в прошлое? Но если ты связан с этим прошлым кровными узами, если ему ты обязан своим существованием?

Моя близкая родственница, ухаживая за больной мамой, "посадила" себе сердце. Меня долго мучил вопрос: "Во имя чего, зачем?" Теперь ответ предстал передо мной со всей ясностью. Она знала с самого начала, что мы ничего не стоим в этом мире, если не можем отдать свой первейший долг - родителям. Забота о родителях, подчеркну, не о детях, прежде всего отличает человека от животного. Или, по крайней мере, должна отличать.

Комментарии
Комментариев пока нет