Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Тоска по родине

06.05.2003

Только что вышедшая книга писателя Владимира Черноземцева "Ухари" навела меня на размышления о малой родине.
Странно, однако, мы устроены: подрастая в какой-нибудь деревеньке, мечтаем куда-то уехать, а уехав, тоскуем о ней, то есть хотим вернуться обратно. Как и многие из нас, автор в детстве залезал на крышу родного дома, чтобы вожделенно обозревать окрестности. За околицей дороги уходили к сизому горизонту, который манил неукротимым желанием "отправиться на край света".
И как ни страшен был поначалу большой мир, автор (как и многие из нас) бросил малую родину и подался в город.

Только что вышедшая книга писателя Владимира Черноземцева "Ухари" навела меня на размышления о малой родине.

Странно, однако, мы устроены: подрастая в какой-нибудь деревеньке, мечтаем куда-то уехать, а уехав, тоскуем о ней, то есть хотим вернуться обратно. Как и многие из нас, автор в детстве залезал на крышу родного дома, чтобы вожделенно обозревать окрестности. За околицей дороги уходили к сизому горизонту, который манил неукротимым желанием "отправиться на край света".

И как ни страшен был поначалу большой мир, автор (как и многие из нас) бросил малую родину и подался в город. Сначала в Златоуст, которому годы тоже отвели местечко в душе, потом - в Челябинск. Но как только оторвался он от родных мест, взяла его тоска о родине. Навещая родной Булдак, деревню в Зауралье, он каждый раз просит водителя оставить его у знакомого колка, километр-два идет пешком, находя "удовольствие в медленном приближении к самому святому для меня месту на земле". Он идет, "и все забытое возвращается ко мне, воскресает, накатывает". Наконец, он подходит к родному дому и говорит ему: "Ну, здравствуй, наш дом!"

А родители автора "хранили светлую, наивную память" о селе Ухарском, которое оставили на далекой Рязанщине, "порвали пуповину, откочевали за леса и степи, за реки и горы, так далеко, что и самим не хватило жизни собраться в обратную дорогу".

Между прочим, в Ухарском Черноземцевых называли московскими. То есть принимали не как коренных, а как приезжих из Москвы.

Не сидится Черноземцевым на месте. Один из их рода и в самом деле оказался на краю земли, "на дальнем-предальнем востоке".

И что из этого следует? Что тоска по малой родине всего лишь блажь? Казалось бы, если тоска грызет, возвращайся в родной дом, а если не возвращаешься, то не тоскуй.

Легко сказать - "возвращайся"... Ну-ка все бы мы вернулись к своим колыбелям? Кто бы варил сталь, кто бы грыз гранит науки, кто бы летал в космос? Остаться в старом или уехать в новое - это решаем не мы, а время. Уже не одно столетие дуют ветры, сгоняя нас в чудовища-мегаполисы, которых, дайте срок, тоже когда-нибудь постигнет участь малых родин. Тем более, что теперь, когда люди навсегда уезжают в США, Канаду или Австралию, малой родиной становятся такие города, как Челябинск и даже Москва.

Может быть, и блажь она, тоска по малой родине - и пусть. Блажен тот, кого, как автора книги "Ухари", посещает сладкая тоска о колодезном срубе во дворе, о мельнице за околицей, о Солнечной поляне, о Чертовом болоте, о собаке Полкане и корове Зорьке. Я не нахожу в том ничего плохого. Но и выискивать в том что-то хорошее не хочу. Душу не доказывают, ее чувствуют.

Прекрасно иметь сладкое далекое прошлое.

Комментарии
Комментариев пока нет