Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Поверх барьеров

07.05.2003
Челябинский живописец Павел Ходаев разрывает границы изведанного

ивопись погибла - изрекали исследователи современного искусства в конце ХХ века. А может, лишь сузила границы своего обитания? Для нее нужна неспешность, возможность уйти от суеты, привести в гармоническое соответствие координаты внутренней и внешней жизни. Только в состоянии любования жизнью проявляется точность ощущений. "Пока будет у людей интерес к живым желаниям и реакциям, живопись не исчезнет, пока будет потребность не только в бытовом, но в художественном пространстве и в художественности в целом, живопись неистребима..

Челябинский живописец Павел Ходаев разрывает границы изведанного

ивопись погибла - изрекали исследователи современного искусства в конце ХХ века. А может, лишь сузила границы своего обитания? Для нее нужна неспешность, возможность уйти от суеты, привести в гармоническое соответствие координаты внутренней и внешней жизни. Только в состоянии любования жизнью проявляется точность ощущений. "Пока будет у людей интерес к живым желаниям и реакциям, живопись не исчезнет, пока будет потребность не только в бытовом, но в художественном пространстве и в художественности в целом, живопись неистребима..." Это убеждение Павла Ходаева.

Павел Петрович Ходаев - художник со сложившейся собственной творческой системой, художник европейского уровня. Учился в художественном училище искусств Уфы, города с прекрасной живописной традицией: А. Тюлькин, Б. Домашников, А. Борзянцев, А. Кузнецов... Тогда и были заданы некие эталоны художественности и потребность последовательного творческого самоопределения. Друзья остались с тех времен.

Патриарх уфимской школы Александр Эрастович Тюлькин говорил: "Кто не переболел Сезанном, тот не художник". Эта "болезнь" не миновала и Ходаева. Он с "пристрастием" обратился к европейской живописной традиции и разделил взгляд и понимание живописи и картины в духе Делакруа, Сезанна как самодостаточной художественной вещи, которой не нужны подпорки в виде сюжета, литературности... Сюжетность - в интриге постижения образной структуры произведения, ее глубины, красоты живописной пластики. Каждое произведение просит неспешного рассматривания - погружения и соприкосновения с его сокровенной тайной. У каждой из десяти живописных фуг, представленных на нынешней персональной выставке Павла Ходаева в Челябинской картинной галерее, впервые совместно звучащих, своя тема, свое состояние.

Ветвистая черемуха в Тюлюке, сквозь сито веток которой видно бесконечно меняющееся небо. Осенью сюда прилетают птицы, чтобы клевать ягоды: В четвертой фуге словно вырезок бесконечного неба "наброшен" на холст. Многовариантность синего, от цвета выгоревшего ситца (как у Есенина: "ситец неба такой голубой") до сложно-лилового, зеленого поддержана ржавым золотом звездных "гвоздей", организуется упругими нитями-стяжками, преодолевает кажущийся хаос и обретает внутренний, смысловой порядок. Безбрежный простор едва удерживается мозаикой веток... Сквозь шум и хлопанье ритмов, как крыльев птиц летящих и планирующих, пробивается гул Вселенной.

Этот кусок неба и бесконечно далекий, улетающий и одновременно родной, обжитый птицами, деревьями, человеком... Ища спасения, человек поднимает глаза к небу. Весь комплекс переживаний, связанных с небесным пространством, живет в нас на клеточном уровне, бессознательно, и дело искусства - заключить смысл в твердь, чтобы он не растекался и не ускользал, а был сохранен и закреплен в жесткой структуре.

В человеке заложена страсть к преодолению барьеров, замкнутых, исследованных пространств как внешних, так и внутренних... Однажды возникает непреодолимое желание разорвать границы изведанного. Наступил момент, когда художник "разрушил" традиционную раму картины. Внутренняя сила, что заключена в структуре плоскости живописного произведения, потребовала иного "обрамления", и появилось "паспарту", своеобразное приспособление живого организма картины к другому пространству. В одних случаях - как живописное продолжение, в других - отграничение стены свободно висящей рамой больших размеров, чтобы собрать внимание и не погасить живые реакции. Художник отстаивает первозданность ощущений и чувств, освобождая от цивилизационных наслоений, именно поэтому предпочитает обструганному брусу ствол дерева с естественными напряжениями его изгибов. Поэтому логично, естественно и понятно появление, как творческого поступка, эйдо, в котором реализовалось подспудное желание попробовать иной произвольный формат. "Надоело работать в одном формате". В непредсказуемой форме согнутого прута - эйдо - художник закрепляет мимолетные впечатления, которые наполняются важным жизненным и в то же время ясным смыслом...

В его произведениях соразмерно гармонично существуют математическая выверенность и интуиция. И всегда - блестящая живописная маэстрия. Залы картинной галереи как возможность для художественного высказывания художника Павел Петрович решил с блеском, в духе особого живописного пространства, учитывая цветовую, ритмическую и образно-смысловую интонации. Композиционная сцепка произведений основывалась на законах гармонии. Сама экспозиция - это музыкально-поэтическое по состоянию и настроению произведение, конструктивно изложенное чистым, ясным живописным языком. Череда мгновений-состояний, с цветением летнего дня, весенней сонной прохладой, неспешным стоянием перед открытым окном, прорубью. Даже стремительный полет соколов превращается в плавное кружение птиц в поднебесье, а временная спираль - в палитру...

Ушел напряженный драматизм прежнего Ходаева, и открылся просветленный во всех смыслах мир, в котором слышна тихая мелодия. Цвет, звук, ритм сопряжены органично и очевидно. Некоторые мотивы произведений: "Распев", эйдо 16 (жница), 48 (с покоса), 33 (акафист) уже звучали, но здесь они очищены от всего случайного и проявилась в них устойчивость как смыслосодержащее качество. Например, в образе жницы, единство плоти и духа в эйдо 33 (акафист Пресвятой Богородице) и в "Распеве".

Другой по состоянию, интонации Ходаев. Состояние замирающего восторга, счастья и радости и невозможность эту радость спугнуть, как бабочку... Прежде трепетность была вызвана мятежностью, почти яростью, сегодня трепетность - нежность, едва соприкосновение...

Мастер способен преобразовать бытовое пространство и превратить его в насыщенное и наполненное смыслом, красотой... Каждая из явленных цветопластических систем-звезд несет в себе созидательный заряд необыкновенной силы, вечный двигатель, направленный внутрь человека и извлекающий энергию жизни, любви, надежды, человечности.

Наталья КОЗЛОВА,

искусствовед

Комментарии
Комментариев пока нет