Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Блок для реактора

15.05.2003
Новая челябинская технология помогла сохранить отечественную атомную энергетику

Евгений КИТАЕВ
Челябинск

В Челябинске вышла в свет книга, написанная первым вице-президентом Ассоциации предприятий и банков области, проректором ЧелГУ по науке Виктором Шеррюбле в соавторстве с генеральным директором "Углеродпрома", доктором технических наук Анатолием Селезневым. Для обывательского уха название ее звучит сложно - "Пековый кокс в углеродной промышленности". Это специальная, не мемуарная литература, но у нее интересная история.
К написанию книги экс-директора Челябинского электродного завода (ЧЭЗ) В. Шеррюбле подтолкнули события не очень далекие, хотя и достаточно драматические, связанные не только с попытками сохранить в начале-середине 90-х годов одно из направлений оборонного комплекса, но и не допустить глобальных экологических катастроф, подобных чернобыльской.

Новая челябинская технология помогла сохранить отечественную атомную энергетику

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

В Челябинске вышла в свет книга, написанная первым вице-президентом Ассоциации предприятий и банков области, проректором ЧелГУ по науке Виктором Шеррюбле в соавторстве с генеральным директором "Углеродпрома", доктором технических наук Анатолием Селезневым. Для обывательского уха название ее звучит сложно - "Пековый кокс в углеродной промышленности". Это специальная, не мемуарная литература, но у нее интересная история.

К написанию книги экс-директора Челябинского электродного завода (ЧЭЗ) В. Шеррюбле подтолкнули события не очень далекие, хотя и достаточно драматические, связанные не только с попытками сохранить в начале-середине 90-х годов одно из направлений оборонного комплекса, но и не допустить глобальных экологических катастроф, подобных чернобыльской.

Несколько десятилетий назад ни одна ракета в стране не обходилась без комплектующих ЧЭЗ, даже летательные аппараты, предназначенные для освоения мирного космоса. Говорят, и на корабле Юрия Гагарина стояла челябинская деталь. О засекреченном космическом патриархе Сергее Королеве на предприятии узнали гораздо раньше, чем весь советский народ.

Но завод работал со всеми ведущими российскими КБ, развивающими эту тематику. Еще в должности главного инженера днепропетровского "Южмаша", головного предприятия по производству стратегических ракет, в Челябинск приезжал будущий президент Украины Леонид Кучма. Заводских специалистов хорошо знали в Мекке отечественного ракетостроения - подмосковных Подлипках (ныне город Королев). В общем, ЧЭЗ был сильным звеном ракетной кооперации, выпуская чистый графит, который использовался в "небесных сферах".

Однако в 1992 году Волгоградский нефтеперерабатывающий завод, поставщик сырья для челябинцев, демонтировал оборудование и ликвидировал производство специального нефтяного кокса марки КНПС, из которого при дальнейшей переработке и получались "крылатые" изделия.

-- Реально подобные марки графита в то время делали лишь Япония, Америка, Германия и Россия, - вспоминает возглавлявший в те годы ЧЭЗ Виктор Шеррюбле. - Но государство мимоходом, даже не заметив того и не осознав, лишило себя сырьевой базы. Причем это ударило не только по космическим программам, что полбеды, - никто тогда не строил орбитальных кораблей, не запускал "Бураны". Отсутствие нужного сырья, как это ни громко звучит, грозило более серьезными испытаниями с точки зрения возможных техногенных последствий для миллионов человек.

Нефтяной кокс применялся еще при изготовлении ядерного графита (в этом деле челябинское предприятие было стопроцентным монополистом). Из него делали графитовые блоки для реакторов типа РБМК. Такие действовали на Чернобыльской АЭС, а всего их было построено в СНГ 26.

Ресурс графитовой кладки, работающей в реакторах при температуре 800 градусов, не бесконечен - 25 лет. Когда Волгоградский завод предпринял свой рыночный демарш, первому пущенному в эксплуатацию блоку РБМК исполнилось 20 лет. Ядерщики на бумаге продлили его ресурс на пять лет. Но это был уже рискованный путь.

С электродного завода в самые высокие инстанции, тогдашнему вице-премьеру Олегу Сосковцу, а затем и Виктору Черномырдину, полетели тревожные письма, коих набралось в общей сложности около 40 (до сих пор хранятся в заводском архиве). Но они возвращались обратно даже без убаюкивающих резолюций вроде "разобраться и доложить". Чувство самосохранения у столичного кабинета в то время исчезло, он перестал реагировать на предостережения. В общем, никто не рассматривал эту проблему как катастрофическую. И если б не инициатива самого предприятия и отдельных лиц - как знать...

В начале 50-х годов исследователи в Германии проводили эксперименты, стараясь получить чистые графиты на основе не нефтяных, а так называемых каменноугольных коксов, используемых в металлургической отрасли. О том встречались описательные упоминания в технической литературе, но не более того. За них-то и зацепилось руководство электродного завода. В Челябинске технологию отрабатывали с нуля семь лет. Могло бы не получиться, но старания окупились. Уже четыре года ЧЭЗ выпускает по 150 тонн ремонтных изделий для блоков РБМК. Восстановлено и производство оборонной продукции, для которой теперь применяется исключительно рядовое сырье. Прежде оно шло на строительные нужды, к примеру, для выпуска того же асфальта, а теперь получаются чистые графиты, свойства которых лучше прежних, а стоимость в четыре раза ниже.

-- Это была не проблема завода, а проблема всей страны, - продолжает В. Шеррюбле. - Ну, закрылся б ЧЭЗ, обанкротился. Мало ли мы теряли предприятий? А вот то, что чернобыльский саркофаг придется и дальше доводить до ума и затраты потребуются огромные (сейчас уже идет речь о материальной помощи международного сообщества), - факт, который не проигнорируешь. И это должно служить предупреждением.

К тому же Россия могла быть отброшена назад на этом научно-техническом направлении, как, увы, уже случалось. Чистые графиты считаются стратегическим сырьем. Ни одно из государств, владеющих подобными секретами, не продает саму технологию. Можно, правда, купить готовый продукт, но это просто расточительство. Есть свидетельства, что когда Литва попыталась приобрести ядерный графит для Игналинской АЭС у Америки, заокеанские партнеры заломили цену выше себестоимости в 700 раз.

...Еще до выхода книги двух соавторов из печати отдельные ее главы появились во всемирной паутине, благодаря чему ведущие университеты и столичная "Менделеевка", готовящая для страны квалифицированных химиков, загодя прислали свои заявки. Недавно презентация книги прошла в МГУ, готовится ее представление в Уфе. Осенью на материале, положенном в основу печатного труда, В. Шеррюбле планирует защитить докторскую диссертацию. "Это, может быть, самое важное, что сделано в жизни", - говорит он о своем практическом и писательском опыте.

Комментарии
Комментариев пока нет