Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Нурали - «нездешний» хребет

27.12.2011
Достаточно сказать, что хребет Нурали дает начало реке Миасс, чтобы «с этого места» мы захотели подробностей и, может быть, достопримечательностей.

Достаточно сказать, что хребет Нурали дает начало реке Миасс, чтобы «с этого места» мы захотели подробностей и, может быть, достопримечательностей.

Не сразу, но я заметил, а потом и осознал, что каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Их короткошерстные обтекаемые спины смыкаются в ложбинах, оврагах и распадках, где обрастают лесом, будто лохмотьями длинной шерсти. Я хожу по этим спинам и не могу отвязаться от мысли, что здесь - не до меня. И не прогоняют, и не принимают. Хребет скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но будто бы дает мне знать, что молчание ему навязано, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться.

Я и сам себя не узнаю на Нуралях. Уж чего не сказать - что хребет приветлив. Нет, он скорее мрачноват. На нем я почти не ощущаю той восторженной легкости, какая охватывает человека, поднявшегося на вершину горы. Наоборот, я как-то подавлен. И не очень определяю себя на местности. Окрестности «плывут» передо мною. Я как-то суетлив и бестолков. Какое-то беспокойство толкает меня туда-сюда, будто должен что-то найти, но не знаю, что.

Или я все это выдумываю? На досуге пытаюсь осмыслить нуралинские чары. И в самом деле, хребет Нурали какой-то нездешний. Даже на карте он выглядит не так, как другие «нормальные» хребты: весь в завитушках, курчавый-курчавый. Так и хочется спросить: «Чего это ты, господин Нурали, так закучерявился? Кто тебя так взлохматил и взбаламутил?»

Нельзя не заметить, как неожиданно возникает хребет Нурали: на плоском, равнинном, можно сказать, степном рельефе вдруг из дерна, «без всякого предупреждения», выпирает голый камень, поднимается темной горой, которая вытягивается-вытягивается и уходит куда-то далеко… Можно подумать, что кто-то из глубин взял и вытолкнул гору на поверхность.

А еще я поинтересовался бы у хребта Нурали, почему он, по большей части, гол. Почему деревья на нем растут только в ущельях и в складках. Там они прячутся от студеных ветров? Но на других хребтах сосны «берут» высоту и покруче, на ветреных скалах выживают. Что не нравится соснам и березам на склонах хребта?

Вопросы к хребту Нурали сами дали мне подсказку: ответы надо искать в геологии. И тогда я созвонился со знакомым геологом-аркаимцем А.И. Левитом и поехал к нему.

- Александр Иосифович, я хочу поговорить с вами о хребте Нурали, о его геологических особенностях. Прежде всего, я прошу у вас объяснений по поводу того, каким образом в породах хребта Нурали обнаружены остатки океанического дна.

- Дело в том, что на континентах развивается земная кора, мощность которой иногда достигает 60-70 километров разных пород. А на дне океанов формируется совершенно другая кора - океаническая. Она состоит из базальтов и ультрабазитов, пород тяжелых, несущих в своем составе много железа и магния. Ультрабазиты в литературе часто называют серпентенитами, а на Урале их зовут змеевиками.

Когда происходит инверсия (перестановка), океан, как говорят геологи, закрывается. Породы морского дна оказываются на дневной поверхности.

На геологической карте Урала узкая полоса ультрабазитов, так называемый Кимперсайский пояс, тянется на 2300 км к югу. К востоку от этого пояса - «подлинный» Урал с его обширными полями вулканических пород, громадным числом гранитовых, диоритовых, габбровых и т.д. интрузий (внедрение расплавленной магмы), а также протяженными «ленточными» телами серпентенитов. А к западу от полосы ультрабазитов преобладают формации осадочных и метаморфических (слабо измененных) пород.

- Здесь, на полосе ультрабазитов, как раз тектонический разлом?

- Да, здесь Главный Уральский разлом.

- И как раз на разломе - хребет Нурали?

- Да.

- А ультрабазиты «выдавлены» как раз тогда, когда Сибирская плита с востока «наехала» на восточный край Русской плиты?

- Да. Закрылся огромный, некогда существовавший Уральский палеоокеан, и Сибирская плита надвинулась на Русскую платформу.

- И получился меланж (тектоническая смесь) - все перемолото и перемешано?

- Да, между пластичными глыбами змеевиков (серпентенитов) мы видим обмятые, сильно трещиноватые обломки вулканических пород, известняков, сланцев и т.д.

- Это и есть проявления океанической коры?

- Да. Кроме того, упомяну о серпентенизации. Что происходит? Очень важно, что при процессах серпентенизации все железо, которое здесь есть, выделяется в виде магнетита. Порода становится сильно магнитной.

- Да? И, значит, в Нуралях можно обнаружить магнитное поле?

- Совершенно верно. Там должно быть довольно сильное магнитное поле.

- А еще какие физические поля могут быть там?

- Должно быть повышенным и гравитационное поле (поле силы тяжести) Почему? Если граниты имеют плотность 2,6 единицы, то серпентениты - больше трех. Разница огромная. Серпентениты создают положительные аномалии поля силы тяжести. Понятно?

- Вроде бы. И что, поднявшись на Нурали, можно почувствовать эти поля?

- Я сомневаюсь. Но добавлю, что есть другие, очень образованные люди, которые придерживаются иного мнения. Про Аркаим тоже говорят, что там прекрасные физические поля, обладающие большой положительной энергией. Но это уже не область геологии. Я этого не знаю и в это не верю.

- Однако эти поля существуют. Вы это признаете?

- Абсолютно. В моем учебнике сказано, что физические поля - суть латентные составляющие ландшафта. Никто никогда так не писал. А я написал.

- Поля есть, но мы их не ощущаем?

- Субъективные ощущения, очевидно, зависят от самого человека. Вы на магнитные поля реагируете? Вы чувствуете все эти магнитные бури?

- Непосредственно я их, конечно, не воспринимаю.

- Но магнитные поля, безусловно, действуют на живые существа. Птицы летают по магнитным силовым линиям, муравьи пользуются ими. И люди их воспринимают, но по-разному. Кто-то недомогает от магнитных бурь, а кто-то к ним равнодушен.

- Александр Иосифович, от Нуралей какое впечатление? На ровном месте вдруг из земли вылезает гора. Она почти вся голая, но вся изрезана оврагами. Овраги оттого, что грунт такой сыпучий?

- Это склоновая эрозия. Грунт, по-видимому, щебенистый. Должен сказать, что вообще темные минералы выветриваются быстрее.

- А на Нуралях минералы темные?

- Темные. Светлые минералы - это кварц и полевой шпат, то, что составляет основу гранитов. И что еще интересно? Например, граниты в Челябинском бору лежат плитами. Это такая плитчатая отдельность. А в серпентенитах такого нет. В них глыбовая отдельность. А раз так, то между трещинками вода просачивается хорошо. И возможен размыв, разрушение.

- Александр Иосифович, спасибо. Нурали малость прояснились.

Моя гипотеза. Хребет Нурали среди соседей действительно пришелец, но не со стороны, а снизу. Мало того что здесь океаническая кора выдавлена наружу, мало того что породы испытывали немыслимые давления и температуры, они орошались, вспрыскивались еще и горячей магмой - тут было настоящее тектоническое пекло.

Теперь хребет сложен из пород, которые сильно перемяты и раскрошены (меланж!). И я смею предположить, что влага с хребта не только стекает по склонам, но и проваливается вниз. Хребет собирает воду вокруг себя. Не зря к востоку и к югу от него - все больше сырые низины и болота, питающие реки.

И сам Миасс спускается не со склонов хребта, а вытекает из его сумрачного ущелья, можно сказать, почти на уровне подошвы. То, что нуралинские грунты легко пропускают сквозь себя воду, объясняет и другой нечастый случай: река Миасс, только-только «вырулив» из ущелья, пропадает, уходит под землю и выныривает из нее только для того, чтобы сразу же потеряться в Нуралинском озере. Об обилии влаги говорит и тот факт, что ее хватает не только для Миасса, но и для двух рек еще - для Шерамбая и Шардатмы. Эти две реки у западной стены Нуралей смотрят друг на друга, грозясь сомкнуться, однако уходят в разные стороны: Шерамбай - на север, к реке Нижний Иремель, а Шардатма - на юг, чтобы влиться в Уй.

Влаги много, но внизу, а не наверху, на склонах хребта ее мало, и, может быть, деревья там не приживаются, потому что сухо. Даже и травы на склонах - из тех, которые влагой не избалованы.

И это все, что пока я могу сказать о Нуралях.

Комментарии
Комментариев пока нет