Новости

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Теоретик всеобщего счастья

15.05.2003
Рассказ о том, как челябинец всю жизнь конструировал Совершенное общество

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск
Разрешите представить Александра Матвеевича Сухина - пенсионера, который, по его словам, "очень долго, с 1943 года, занимался исследованием обществоведческой науки", "учел идеи мыслителей всех времен и народов", разработал "учение о Совершенном обществе", руководителя клуба "Позитив", автора книги "Необходимость великого социально-экономического проекта", изданной на собственные деньги, а также ряда других, еще не изданных, книг и брошюр общим объемом 6100 машинописных листов.
В беседе с нашим обозревателем А.М. Сухин рассказывает о своей теории.
- Александр Матвеевич, кто вы по профессии?
- А при чем тут профессия?
- Этот вопрос вам неприятен?
- Почему неприятен? Пожалуйста, если вас это интересует.

Рассказ о том, как челябинец всю жизнь конструировал Совершенное общество

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Разрешите представить Александра Матвеевича Сухина - пенсионера, который, по его словам, "очень долго, с 1943 года, занимался исследованием обществоведческой науки", "учел идеи мыслителей всех времен и народов", разработал "учение о Совершенном обществе", руководителя клуба "Позитив", автора книги "Необходимость великого социально-экономического проекта", изданной на собственные деньги, а также ряда других, еще не изданных, книг и брошюр общим объемом 6100 машинописных листов.

В беседе с нашим обозревателем А.М. Сухин рассказывает о своей теории.

-- Александр Матвеевич, кто вы по профессии?

-- А при чем тут профессия?

-- Этот вопрос вам неприятен?

-- Почему неприятен? Пожалуйста, если вас это интересует. Я военнослужащий. Уволился из Воркуты майором. Сейчас получаю военную пенсию.

-- А родом вы откуда?

-- Из Златоуста.

-- Кто были ваши родители?

-- А при чем тут родители?

-- Мне интересно знать, из каких социальных слоев вы происходите.

-- Что я могу сказать? Мать - из деревни Ступино Чебаркульского района. С семи лет сирота. Когда подросла, ее отправили в Златоуст, на завод, там она была посыльной в одном из цехов. Отец - из Оренбургской области. Тоже сирота. Поехал на заработки в Златоуст, стал сталеваром. Там мои родители и познакомились.

-- В вашем роду кто-то попадал под сталинские репрессии?

-- Нет, никто. Разве что меня можно было забрать, за мои идеи.

-- А в партию вступали?

-- Никогда. Как я мог состоять в партии, если с марксистами и коммунистами был не в ладах?

-- И с каких пор?

-- Да с самого детства. Я сел за стол еще в 1943 году. Вот взяли меня в цех, поставили к станку, научили делать на бронзовой втулке фаску, потом канавку - и пошло, и пошло... По двенадцать часов точил детали для танков.

-- Простите, но от станка до марксизма все-таки дистанция.

-- А вот, оказалось, никакой дистанции. Меня жизнь посадила за стол. К чему я пришел? Война, на фронте люди друг друга убивают, в цехе грязь, холодина, голод, токарей на станок наматывает, все простужены, с чирьями ходят - что за жизнь? И мне сразу пришло в голову: нет теории об обществе. Одна анархия. Значит, надо в этом деле разобраться. Кто-то же должен разобраться? Этим занимаются не по указке сверху, а по личной инициативе, по зову сердца. Сел я за стол и стал разбираться. Долго, конечно, искал я истину. Прошло лет двадцать.

-- А почему не пошли в науку?

-- Я хотел бы... Моя мечта была - философский институт в Москве. Много раз туда ездил, но не поступил.

-- А десятилетку вы закончили?

-- А как же, конечно. И авиационно-техническое училище закончил, и офицерскую школу.

-- Почему же в институт не поступили?

-- Так ведь там изучали мировоззрение, беседовали...

-- И вы уже тогда высказывали свое несогласие...

-- Конечно.

-- И где-то еще высказывались?

-- А как же! Постоянно. Когда учился в офицерской школе, написал брошюрку "Вопросы и ответы". И в ней прямо заявил, что перед нами культ личности Сталина. Как-то вызвали меня в политотдел, на беседу. После беседы офицер мне сказал: "Может, ты и прав, но пойми и меня. Раз на тебя пришел донос, я должен принять меры. Поэтому я отправляю тебя в психиатрическую больницу".

-- И отправил?

-- Отправил. В Ленинграде была крупнейшая психиатрическая больница, и там, в палате N 6, были собраны такие теоретики, как я. Там я пробыл три месяца. Комиссия пришла к выводу, что взгляды у меня в общем-то здоровые. И разрешила продолжать службу.

-- А КГБ вами не интересовалось?

-- Интересовалось.

-- Вызывали?

-- Вызывали. И не раз. Спрашивали: "Что, и дальше будешь заниматься своей теорией?" Я им отвечал: "Если она сидит во мне, надо же довести ее до общества. Чтобы люди разобрались".

-- И вас не признали диссидентом?

-- Нет.

-- И не посадили?

-- Нет.

-- И не выгнали из страны?

-- Нет.

-- Почему?

-- Считали, что мои идеи не вредные.

-- И в самом деле, вы ведь от коммунизма недалеко ушли.

-- Да, я его признаю. Как можно уйти от коммунизма, когда это светлое будущее человечества? Только оно не определено. Я и определил его.

-- Вы считали, что в СССР был не тот коммунизм?

-- Конечно. Какой это коммунизм?

-- Понятно. А теперь я прошу вас коротко сказать о сути вашей теории. Я прочитал вашу книгу и мог бы сам сделать это, но лучше, если вы изложите свое мировоззрение.

-- У меня есть статья, в ней все кратко изложено.

-- Ну, если не хотите, тогда ответьте на мои вопросы. Как я понял, вы предлагаете прежде всего устройство общества на коллективных началах.

-- Совершенно верно.

-- Вы исходите из того, что человека надо поселить на земле?

-- Правильно.

-- Вы предлагаете дать ему два гектара земли. Но не наделом, а в составе коллективного поместья, которое будет насчитывать 2-3 тысячи человек и расположится на 60 кв. км.

-- Да. Эта теория проверена в нашем клубе "Позитив". Мы ее обсуждали десять лет. В ее обсуждении принимали участие известные ученые, многих из них вы знаете.

-- Знаю. Знакомство с профессором Благих навело вас на мысль, что на коллективном поместье надо построить дворец-термос.

-- Именно термос. Но на первых порах мы не учли экологию. Сначала мы полагали, что хватит 70-80 соток на человека. Но к нам пришли "зеленые" и сказали: надо, чтобы в поместье 50 процентов земли было занято лесом. В таком случае на человека надо два гектара.

-- И вы производили расчеты? Например, по нашей области: хватит земли на всех?

-- Считаем, что хватит.

-- Далее. Вы обещаете, что наступит Вторая эпоха, которая обеспечит самоуправляемое, добровольное, безгосударственное и безденежное существование общества.

-- Да, это так.

-- Хорошо. Допустим, президент Путин прочитал вашу книгу, которую вы ему послали, одобрил ее. И позвонил нашему губернатору: Петр Иванович, у вас там есть теоретик Сухин, я думаю, надо внедрять его теорию. Сумин вызывает вас и говорит: будем внедрять. С чего начнем? И я вас о том же спрашиваю: с чего начинать?

-- Надо через Думу добиться юридического признания теории. И нужен диалог. Через прессу. Объяснить народу, убедить его.

-- Сколько это займет времени?

-- Это будет зависеть от вас, от СМИ. Как будете вести пропаганду.

-- Сталин закончил коллективизацию за три года. Вы хотите примерно в эти же сроки уложиться?

-- Нет, в эти сроки никак не получится. Сталин действовал силой, приказом, а мы хотим через воспитание народа.

-- А сколько времени займет воспитание?

-- Я считаю, лет пять.

-- И наступит день, когда я (он, она) скажу: бросаю Челябинск, уезжаю в поместье. Но как это будет происходить? Не в теории, а на практике?

-- Вы берете слишком большой рычаг. Надо взять поменьше. Отдельные эксперименты можно начинать с сегодняшнего дня. Начнут добровольцы. Например, у меня есть задел в Кундравах. Есть у меня задел в Вахрушево. Там директор бетонного завода мне говорит: я согласен, но где разрешение?

-- А кто должен его дать?

-- Кто-то должен... Хотя бы и областная власть.

-- Вы думаете, областная власть может дать поместью 60 кв. км земли? У кого-то отнять и дать поместью?

-- Ни у кого отнимать не надо. Все разработано.

-- Получается, что вы хотите повторить коммуны.

-- Да, поместья можно назвать коммунами. Но у коммун не было теории. Они же работали на чистом энтузиазме.

-- Вы говорите людям: я знаю, как жить счастливо. А у них вопрос: когда?

-- Если будет материальная и идеологическая поддержка, то лет через 10-12.

-- А если я скажу - 150-200 лет?

-- Нет, не допускаю.

-- Вы хотите быстрее?

-- Да.

-- И Сталин хотел быстрее согнать крестьян в колхозы. Быстрее их осчастливить.

-- Народ, дай ему ясную цель, он и спать не будет, все сделает. А ясной цели нет.

-- Простите, но я легче вам доверился бы как серьезному теоретику, если бы вы сказали: полтора-два столетия. А вы хотите признания при жизни.

-- Мы в клубе эти вопросы тоже обсуждали. Если приступить к делу в массовом порядке, то самое большее - 50 лет. Больше не надо.

-- Пусть так. Александр Матвеевич, я хочу быть с вами откровенным. В вашей теории очень много слабых мест. Кто-то назовет ее простодушной и наивной. Допускаю, что так оно и есть. Но легче всего взять и отбросить вашу теорию, над которой вы размышляли всю жизнь. Сама по себе она, может быть, и не из тех, которые изменяют мир. Но она - аргумент в тенденции. В тенденции, которая беспокоит не только вас, но и, например, Нобелевского лауреата Жореса Алферова. Не думаю, что ваша (и других) приверженность к коммунистической идее объясняется только упертостью советского воспитания. Не исключено, что это результат анализа. Допускаю даже то, что это вещь очевидная.

В своей теории вы сделали ставку на коллективизм. Наверное, не все так просто. В человеке сочетаются два начала - индивидуализм и коллективизм, и нельзя, впадая в крайность, отказываться от одного или другого. Что касается вашей попытки конкретно, в деталях, расписать структуру будущего общественного устройства, то это, скорее, настораживает, чем убеждает. Я бы больше верил прогнозу в очертаниях размытых, но отражающих реальность, а не выдумки. Из сегодня детали будущего увидеть нельзя. Их можно угадывать, но тогда это именно гадания, а не наука.

-- А что вы считаете наукой?

-- Наука должна в опыте прошлого искать и находить тенденции, которые имеют будущее. Вам кажется, что вы нашли пути к Совершенному обществу. Но у человечества уже достаточно опыта, чтобы убедиться, что совершенного общества не будет никогда. Не будет общественного устройства, прекрасного во всех отношениях. Оно невозможно в принципе, как невозможен вечный двигатель. Поэтому искать его - напрасный труд. Мы должны смириться с тем, что всякое общественное устройство испортится, если его не исправлять, не корректировать, не ремонтировать, не модернизировать, не совершенствовать - без надежды на совершенство.

Комментарии
Комментариев пока нет