Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Исцеляющая Вода с Урала

16.05.2003
Племя наваха дало индейское имя озерчанке Наталье Манзуровой

Виктор РИСКИН
Озерск
Женщины против радиации
Наталья Борисовна Манзурова - председатель городской общественной организации инвалидов Союз "Чернобыль". Она уже по статусу своему некоммерческая, а потому председатель села за парту, чтобы изучить: фандрайзинг.
- Это такая наука, - поясняет Наталья Борисовна, - которая помогает добывать средства для существования общества. Постижение фандрайзинга освобождает от унизительных хождений с протянутой рукой. Одно из средств - написание грантовских проектов.

Племя наваха дало индейское имя озерчанке Наталье Манзуровой

Виктор РИСКИН

Озерск

Женщины против радиации

Наталья Борисовна Манзурова - председатель городской общественной организации инвалидов Союз "Чернобыль". Она уже по статусу своему некоммерческая, а потому председатель села за парту, чтобы изучить: фандрайзинг.

-- Это такая наука, - поясняет Наталья Борисовна, - которая помогает добывать средства для существования общества. Постижение фандрайзинга освобождает от унизительных хождений с протянутой рукой. Одно из средств - написание грантовских проектов. Например, "Женщины: здоровье нации и радиационная безопасность".

Тема напрямую касалась профессии Манзуровой: в недавнем прошлом она работала радиационным биологом. Кому, как не ей, заниматься загрязненными территориями и людьми, на них живущими. Учить их, как вести хозяйство, как поддерживать пошатнувшееся здоровье, как пользоваться защищающими их законами и что делать, если эти законы нарушаются: Первый проект из-за неопытности автора потерпел фиаско. Зато второй после нескольких семинаров и тренингов имел успех.

-- Я его написала, - рассказывает Наталья Борисовна, - вместе с коллегой из США. В Томске на пятидневном семинаре встретились лидеры женских организаций из Америки и России. Как выяснилось, нас многое объединяет. В России был Чернобыль, в США - взрыв в лаборатории Лос-Аламоса. Но определились и существенные различия: у нас права людей, пораженных радиацией, защищают общественные организации, у них - это проблема каждого человека. У нас есть закон, которого у них нет. Наш человек получает в течение всей жизни определенное пособие. В Америке этого нет.

"Подачка" вместо льгот

Вот это открытие! В хваленых Штатах, трубящих на весь мир о своей приверженности лозунгу "Все во имя человека!", на самом деле попирают элементарные права пострадавшего от радиации, лишая его пожизненного пособия. Там государство цинично бросает ему жалкую разовую подачку в виде компенсации за подорванное здоровье в сумме ста тысяч (100 тысяч!) долларов - и все. Хочешь - пропивай эти деньги, хочешь - трать на лечение организма. И никакого контроля со стороны официальных органов или общественных организаций!

Но не будем ерничать. Не все можно решить с помощью денег - больших или малых. Людям действительно нужно внимание общества. Эту мысль доказали доклады, которые писали российские и американские женщины на томском семинаре. И хотя делали они свои работы в разных аудиториях и на разных языках, но боль была единой. И те, и другие семинаристки изложили в докладах общую идею.

-- Честно говоря, мы все были в шоке, - говорит Наталья Борисовна. - Создалось такое впечатление, будто сидели в одной комнате, подслушивали и подсматривали друг у друга! Содержание работ - как должен человек жить, как женщина должна защищать здоровье своей семьи, поколения, нации - показывало, что мыслим мы общечеловеческими категориями.

Брошенные Чернобылем

В общественное движение за радиационную безопасность Наталья Манзурова вошла не спонтанно. Для этого были как минимум две существенные причины. Во-первых, она видела, как люди, пострадавшие после взрыва на Чернобыльской АЭС, оказались, по сути, брошенными, оставленными государством на произвол судьбы. А во-вторых, она была в Чернобыле с августа 1987 по декабрь 1991-го. Работала под тесной опекой неких личностей в штатском, бдительно следивших, чтобы радиобиолог Манзурова не шибко делилась с людьми своими профессиональными знаниями.

-- В то время, - поясняет Наталья Борисовна, - почти не было индивидуальных дозиметров. Рабочих посылали в колодцы чинить коммуникации, и никто не оговаривал время, сколько им там можно сидеть. В итоге они проводили в колодцах часы и получали мощное облучение.

В таких условиях неоправданной секретности, граничащей с преступлением, радиобиолог делала, что могла: ходила с дозиметром по зараженным площадям, отмечая мелком опасные места, учила людей, как и что пить, есть, настаивала, чтобы набравших повышенные дозы рабочих хоть на пару дней вывозили на чистые территории. Заботясь о других, Манзурова подчас забывала о себе. Тогда не хватало лаборантов, и она вместе с коллегами ездила по зараженной зоне, отбирая радиоактивные пробы воды, почвы, растительности. Выезжали в лес - собирали шишки, спиливали деревья. Смотрели, где какой уровень радионуклидов. Пробы обрабатывали по ночам, чтобы к утру выдать рекомендации. В таких условиях, приближенных к военному времени, меньше всего думали о собственной безопасности.

-- После таких поездок, - вспоминает Наталья Борисовна, - специалистов мучили страшные головные боли, их рвало. Прямо на полу лаборатории лежали матрасы, на которые мы буквально падали. Но работать продолжали, потому что это было необходимо.

Позже Манзуровой "выпишут" дозу, которую она получила за четыре года работы в Чернобыле - четыре рентгена!

-- По рентгену на год получается, - невесело смеется моя собеседница. - А мы за день один рентген схватывали. Но дело в том, что не учитывалось внутреннее поглощение. Мы же питались, пили воду, дышали этим воздухом.

Арестовали и выпустили

"Неучтенные" рентгены "подарили" Манзуровой поражение щитовидки, нервной и сердечно-сосудистой систем и в итоге привели ко второй группе инвалидности. Всех этих обстоятельств было достаточно, чтобы бывший радиобиолог стала активным борцом за права таких же, как она, - использованных, брошенных и обманутых государством. Общая беда, как и общая обида, побуждает объединяться с коллегами по несчастью. И не только в своей стране.

-- В Томске, - продолжает Наталья Борисовна, - я познакомилась с удивительной женщиной из США - Кэфи Салливан. Она художник, знакома с сыном Оппенгеймера. Участвует в антиядерном движении. Однажды вместе с другими общественниками организовала акцию в лаборатории Лос-Аламоса. Они раздавали буклеты, где рассказывалось о влиянии радиации на человека, об опасности бесконтрольного атома. Полиция их арестовала. Затем, разобравшись, отпустила. За моральный ущерб им выплатили по нескольку десятков тысяч долларов, разрешили организовать музей. В нем представлены экспозиции, посвященные Хиросиме, Нагасаки и Чернобылю.

Да, в Америке знали про Чернобыль, слышали о реке Тече. Но понятия не имели, что стало с людьми, живущими на загрязненных территориях. А между тем и в США есть земли, по которым прогулялась радиация. И там тоже живут люди, которые мало что знают о радиационном влиянии на природу и человека. Власти в любых странах - от демократических до деспотических - почему-то не любят просвещать свои народы насчет грозящей им опасности. Видимо, заботятся об их психическом здоровье. А народам надо всего-то ничего - слышать правду и желательно покаянные слова своих лидеров. И уж потом - льготы и прочие унизительные подачки. Вот почему честные, профессиональные рассказы специалистов принимаются на таких территориях с благодарностью. Специалисты не пугают, а учат, как держать себя с выпущенным из клетки атомным зверем.

Непуганые американцы

В Вашингтон Манзурова прилетела накануне подготовки войны с Ираком. Поводом для приглашения в США послужил грантовский проект, написанный совместно с Кэфи Салливан. Материал вызвал такой интерес, что из Штатов в Россию прибыла группа кинодокументалистов. Она работала в Челябинске, Златоусте, встречалась с теми, кто не понаслышке знал про аварии 57-го и 86-го годов.

И вот Манзурова в Вашингтоне. Как раз в дни, когда шла подготовка к войне с Ираком.

-- Мы гуляли возле Белого дома, - делится впечатлениями Наталья Борисовна, - и видели, как вокруг него что-то рыли, ставили ограждения. В небе летали вертолеты, а на крыше сидели снайперы. За всем бдительно следила полиция. Когда телевизионщики делали съемки, подошел коп и предложил убрать треногу, а камеру взять на плечо. Подразумевалось, что на треногу можно водрузить пулемет или зенитку. Между тем сами вашингтонцы проявляли беспечность и любопытство. В кулуарах американцы живо обсуждали новость о возможных акциях шахидов, готовых подрывать себя в людных местах. У моих собеседников блестели глаза. Они говорили, что непременно пойдут на площадь, чтобы посмотреть, как все будет происходить! В общем, непуганые они, эти американцы.

Дух и: водка

После выступлений в институтских аудиториях группа полетела в штат Нью-Мехико, в город Санта-Фе, что неподалеку от Лос-Аламоса. Манзурову удивили вопросы, которые ей задавали слушатели. Они касались опять-таки жизни на загрязненных территориях. Она пришла к выводу, что и здесь, как и у нас, люди располагают минимумом информации. Поэтому некоторые просили дать им рекомендации по ведению хозяйства и поддержанию здоровья своих близких. Наталья Борисовна резонно отвечала: мол, возле вас находится целый институт профессионалов. Им в самый раз выйти к вам и разъяснить все, что требуется. Ей же так же резонно возражали: дескать, со стороны виднее. Так и пришлось посланцу из далекой России стать радиационным просветителем в далекой Америке. И не где-нибудь, а в резервации индейского племени наваха.

-- Оказалось, - рассказывает Манзурова, - что многих туземцев привлекали к дезактивации загрязненных территорий, причем ничего не объясняя, не выдав даже индивидуальных средств защиты. Теперь они пасут на этих землях свой скот и не знают, какое получают молоко и мясо. Не знают, надо ли отстреливать диких животных и куда их в случае отстрела девать: то ли есть, то ли закапывать?

Русский радиобиолог тут же предложила индейцам тест, восхитивший их простотой и мудростью. Вы, сказала она, подстрелите оленя или медведя и поднесите в дар бледнолицым братьям, которые охотятся на соседних с вами землях. Если примут, то мясо есть можно, шкуру выделывать и носить тоже, а если нет, то сами делайте выводы. Многому еще научила Манзурова коренных жителей Америки. В том числе и тому, как бороться за свои права. Благодарные за такой ликбез индейцы даже дали ей коренное имя племени наваха - Исцеляющая Вода, Лечащая Душу и Сердце. Многому научилась и сама Манзурова. Индейцы спрашивали ее: как живут возле грязных речек ваши люди? Как поддерживают себя? Вот мы не разделяем дух и тело: если страдает тело, то дух с помощью обрядов, медитирования помогает ему выстоять. А как у вас?

-- Я честно призналась, - говорит Наталья Борисовна, - что у нас на таких территориях в почете не дух, а водка. Индейцы к сообщению отнеслись серьезно. Сказали, что им раньше бледнолицые братья тоже завозили спиртное, откровенно спаивали, чтобы не думали о проблемах. Но шаманы не позволили племени превратиться в алкогольное стадо. Вековые традиции, обрядовые алтари, голос предков, бой тамтамов не дали наваха пропасть, стать последними из могикан.

Трудно предположить, что заокеанский опыт выживания американских индейцев можно легко перенести на наши околотеченские берега. Но призадуматься, право же, стоит.

Комментарии
Комментариев пока нет