Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Лица УГМК

17.05.2003

Олигарх российского масштаба
Главным и наиболее заметным лицом УГМК является ее президент Искандер Махмудов. Многие южноуральцы могут не узнать его на фото, но имя наверняка слышали. Это с его активными действиями связывается приход свердловчан на челябинскую землю.

Российские СМИ - об Искандере Махмудове
Его часто называют медным королем, контролирующим 40 процентов отраслевого бизнеса России. Говорят об общих интересах с Михаилом Черным, Олегом Дерипаской, другими известными в бизнес-кругах людьми.

Олигарх российского масштаба

Главным и наиболее заметным лицом УГМК является ее президент Искандер Махмудов. Многие южноуральцы могут не узнать его на фото, но имя наверняка слышали. Это с его активными действиями связывается приход свердловчан на челябинскую землю.

Российские СМИ - об Искандере Махмудове

Его часто называют медным королем, контролирующим 40 процентов отраслевого бизнеса России. Говорят об общих интересах с Михаилом Черным, Олегом Дерипаской, другими известными в бизнес-кругах людьми. Отмечают, что он известен также своими прочными и весьма влиятельными связями в федеральных органах власти. Неохотно дает интервью и редко показывается на светских раутах и богемных тусовках. Зато неравнодушен к акулам, которых считает умными существами.

Сотрудники УГМК - об Искандере Махмудове

О нем говорят: он ходит по земле. То есть реалист. Строит церкви и мечети. Увлекается дайвингом (подводным погружением). Когда есть время, катается на горных лыжах по "серьезным" трассам. Места для этого выбирает по своему усмотрению - возможности позволяют.

У него острый ум. Умеет отделять главное от второстепенного. Не состоит ни в одной из партий.

Слышал эмоциональное высказывание губернатора Петра Сумина (насчет "мародеров"). Отреагировал спокойно: "Время терпит".

Искандер Махмудов - о себе

Из интервью корреспонденту РИА "Новости"

"Акулы - очень разумные существа. Если мы и акулы, то только в бизнесе. Но не в жизни и не в политике".

"Мы встречались с губернатором Челябинской области Петром Суминым. Разговор был кратким, непростым. Характеристики давать не буду. Но у нас в стране единое законодательное и экономическое пространство, так что этим и будем руководствоваться".

"Судимся, доказываем свою правоту. Суды вообще дело длинное, но мы оцениваем ситуацию как положительно развивающуюся (о карабашском конфликте - ред.)".

Искандер Махмудов - "Челябинскому рабочему"

-- Создание УГМК себя оправдало?

-- Рано подводить итоги. Это сравнительно молодая компания, и в полной мере еще не удалось воплотить все задуманное. Но пока тенденции положительны. Повысилась управляемость, ответственность у людей, прежде всего у руководителей, возникло понимание экономической взаимосвязи. Появились такие плюсы, как концентрация финансовых возможностей, легче стало реализовывать крупные инвестиционные проекты, которые раньше были недоступны. Пока создание УГМК себя оправдывает, что будет потом - посмотрим.

-- Крупные предприниматели должны участвовать в политической жизни?

-- Давайте сразу определимся, что такое политика. Есть город Верхняя Пышма. Если его мэром будет выбран человек, который не станет выполнять свои прямые обязанности, это скажется на городском хозяйстве и, в конечном счете, на жителях, то есть людях, которые работают на наших предприятиях. С этой точки зрения промышленники должны иметь отношение к политике, так как жители города - работники предприятия. Но напрямую влиять на политику, по моему убеждению, бизнесмены не должны. Когда у предпринимателя появляется возможность сильно влиять на политику, искушение использовать свое влияние в коммерческих целях становится слишком велико. А этого необходимо избегать. Поэтому политикой в общепринятом значении этого слова мы не занимаемся, мы занимаемся бизнесом. Но социальные вопросы обязаны решать на всех территориях, где расположены наши предприятия.

-- Ждете ли помощи от власти?

-- Только одного - чтобы к нам относились как к кусочку государства. Такое отношение к себе очень хотели бы ощущать.

Уральская горно-металлургическая компания в области - "персона нон грата". Узел интересов и противоречий завязался в Магнитке. Но особенно ожесточенное противостояние имело место в Кыштыме. Позиционная борьба за промышленные предприятия и рынки ведется до настоящего времени. Каждая из сторон объясняет свои мотивы по-разному.

Представители УГМК говорят, что во всем мире "маленькие" поглощаются "большими" и это дает последним дополнительный запас прочности. Слабые просто физически не в состоянии выживать в рынке. И если б не конфликт "Карабашмеди" с УГМК, медное производство на Южном Урале лишь какое-то время работало бы спокойно, но, в конце концов, его сырьевая база все равно оказалась бы подконтрольной конкурентам.

Возить медный концентрат в Кыштым можно даже из Чили, но затраты при этом будут такими, что сведут к нулю прибыль. А делать ставку на российские "кладовые"... Их можно считать по пальцам. Иначе говоря, надо договариваться о совместном бизнесе. Тем более что грядет экономическое событие государственного масштаба - вступление России в ВТО, которое кардинальным образом изменит промышленный ландшафт.

Западные бизнесмены утверждают, что их "запаса прочности" хватит, даже если за тонну меди станут давать 1100 долларов. Но такие цены серьезно осложнят ситуацию в УГМК. Тем более "не потянет" их Кыштым.

Какие аргументы у челябинских медников и областной власти? Несколько лет назад на Южном Урале была разработана региональная программа развития медной подотрасли, которую начали воплощать в Карабаше. Целью ставилось и ставится не только возрождение самого производства черновой меди, представляющей сырье для Кыштымского медеэлектролитного завода (КМЭЗ), но и увеличение бюджетных отчислений, оздоровление социальной обстановки в городе, ставшем синонимом экологической "черной дыры". Однако началась "экспансия" с севера, которая подрывает саму идею. Незваные гости стали претендовать на имущественный комплекс, не вкладывая денег в карабашское производство и соцкультбыт, ставя под сомнение будущее регионального проекта и делая проблематичным сам медный ренессанс.

Взаимопонимания в этом споре до сих пор нет, а процессы идут, и сколько веревочке ни виться... Но на чьей стороне окажется перевес и можно ли вообще говорить о победе одних над другими? Это ощущение информационной "недостаточности" побудило газету предоставить слово руководителям УГМК, надеясь, что их высказывания позволят сделать картину дня более насыщенной.

Позиция руководителей кыштымского завода и области звучала неоднократно. Сегодня "Челябинский рабочий" впервые дает возможность высказаться представителям свердловского лагеря.

Карабашский излом

-- Основное ядро нашей компании географически сосредоточено в восьми городах Свердловской области, - говорит гендиректор УГМК Андрей Козицын. - Здесь находится плавильный и рафинировочный комплексы по меди. А вообще-то мы работаем в шести регионах. В Оренбургской области имеем свои горно-обогатительные, плавильные, перерабатывающие предприятия. В Кировской - завод по выпуску металлопродукции на основе меди, мощности по обработке цветных металлов. В Карачаево-Черкесии нам принадлежит небольшой ГОК, сейчас расширяем его. В Томской области - кабельный завод. В Курганской - Шадринский автоагрегатный завод, который производит радиаторы. Это машиностроительное направление, но в радиаторах используется медная лента, которую мы же и выпускаем.

В УГМК есть производства, относящиеся к черной металлургии: Богословское рудоуправление, Серовский завод имени А.К. Серова - он производит спецстали и прокат из них. В структуре реализации УГМК черная металлургия занимает примерно 18 процентов. Львиная же доля приходится на цветные металлы, круглый и плоский прокат из них, медную катанку, кабельно-проводниковые изделия, радиаторы.

О кадровом потенциале: сегодня в компании трудится примерно 65 тысяч человек.

-- Ваше присутствие в "чужих" областях не приводит к трениям с местными администрациями?

-- У нас везде конструктивные отношения. Полное взаимопонимание с руководством Читинской области. Мы не с улицы пришли и понимаем, что и как делать. Четыре года назад подписали соглашение с администрацией курганского губернатора Олега Богомолова, обозначили позиции. От договора не отступаем. Взаимно вежливы. Столь же позитивна ситуация в Кировской области с губернатором Владимиром Сергиенковым. В Оренбургской - с Алексеем Чернышевым, на других территориях, где работаем.

-- Почему нет контакта с челябинской властью?

-- Изначально позиция у вашего руководства была такая: никого к себе не пустим. Будто Челябинская область - ближнее или дальнее зарубежье. Хотя все мы - граждане России, живем в едином правовом пространстве. Сейчас доказываем это, участвуя в судопроизводстве.

-- Вспомните, с чего началось противостояние в Карабаше.

-- Был такой директор Карабашского медеплавильного завода (КМК) - господин Огурцов. Пришел он к нам два года назад и сказал примерно следующее: "У меня есть пакет акций, который готов продать. Раньше его хотели выкупить люди из Кыштыма, но теперь делать этого не собираются. Имущественный комплекс находится уже в другом месте (в ЗАО "Карабашмедь" - ред.). Зачем, мол, сейчас акции КМК?"

Мы приобрели этот пакет. И второй тоже, предложенный нынешним директором карабашского комбината Голиковым. В итоге консолидировали 58 процентов акций КМК. Сделав это, предъявили свои претензии на активы, незаконно выведенные, по нашему мнению, из ОАО "Карабашский медеплавильный комбинат" и внесенные в уставный капитал "Карабашмеди". Инициировали судебное разбирательство. Но сначала компания заплатила около семи миллионов рублей, которые КМК задолжал в бюджеты всех уровней. Погасив долги, мы предъявили документы с печатью банка, и пристав закрыл делопроизводство. Тем не менее челябинский суд принял решение о введении процедуры банкротства на комбинате. Но прошло несколько месяцев, и все вернулось на круги своя. В суде была доказана незаконность регистрации ЗАО "Карабашмедь", поскольку его уставный капитал до сих пор не наполнен. КМЭЗ, доля которого в этом акционерном обществе более 75 процентов, сформировал ее векселем, а он ничем не был обеспечен. Хотя по закону в течение года с момента регистрации уставный капитал на сто процентов должен быть наполнен материальными активами. Видимо, упреждая нежелательные для себя последствия, кыштымское руководство решило банкротить "Карабашмедь". На предприятии ввели наблюдение, а потом и внешнее управление. Дальше, судя по всему, планируется распродажа имущественного комплекса. Основной кредитор "Карабашмеди" - КМЭЗ, он же ее самый крупный акционер. Ему нужно, чтобы "спорная" собственность в конечном итоге оказалось у него, и таким образом вопрос с ее принадлежностью был закрыт. Но я сильно сомневаюсь, что руководство КМЭЗа сможет преодолеть решение суда, который отметил: сделка по передаче активов карабашского комбината незаконна.

-- Чем сегодня владеет КМК?

-- В уставный капитал "Карабашмеди" было выведено практически все имущество комбината. Сейчас у него остались здание старого заводоуправления, лесопилка и гараж. Инженерные сети и коммуникации, которые принадлежали пусть стоящему, но существующему производству, также были переданы ЗАО.

-- Как, по-вашему, могут развиваться события?

-- Если мы живем в правовом государстве, то выиграем в суде. Наступила последняя стадия разбирательств. Будет решение - приставы вернут собственность на КМК. Те лица, которые вложились в нее ранее, смогут заявить о своих правах. С ними сядем и посчитаем, кто кому должен. Определимся с тем, продолжать ли бизнес совместно или искать иные варианты.

-- Значит, основа для переговоров с Александром Вольхиным есть?

-- Все, повторюсь, будет видно, когда приставы вернут имущество. Это и станет основанием для переговоров. Только не знаю - с Вольхиным, Ивановым или Сидоровым, потому что, как уже говорил, КМЭЗ к "Карабашмеди" имеет условное отношение. Все, что там построено, возводилось на инвестиционный кредит Сбербанка. В этой организации заложен весь имущественный комплекс "Карабашмеди" и КМЭЗ. Поэтому еще вопрос, с кем придется разговаривать. У нас ведь так: собственник тот, кто выдал кредит.

-- Значит, речь идет о войне до победного конца?

-- До 1992 года, то есть до начала приватизации, Кыштым входил в состав "Уралэлектромеди", был ее цехом. Поэтому я хорошо знаю Вольхина. Сам он родился в Верхней Пышме, отец его здесь долгое время работал. Но это еще не основание для братания. Пока у нас нет на руках окончательного решения суда, наверное, не стоит торопить события.

-- Вы твердо уверены, что все имущество вернется КМК?

-- Конечно. Установлено, что регистрация "Карабашмеди" незаконна. Поэтому руководство КМЭЗа и выбрало путь банкротства ЗАО, чтобы через конкурсное управление выкупить имущественный комплекс.

-- Без карабашского завода Кыштым сможет работать?

-- Почему нет? На отходах цветных металлов, на драгсодержащем вторичном сырье. Хотя, конечно, без меди в концентрате экономика будет сложнее.

-- КМК вам нужен был как технологическое звено или для того, чтобы сломить конкурента?

-- Поставьте всех нас в рыночные условия. Пусть команда Вольхина работает в тех же условиях, что и мы, и за все платит в полном объеме. Если б они платили за то, что выбрасывают в атмосферу Карабаша, вчера бы закрылись. Кто с них за выбросы хоть копейку взял? За год в воздух вылетало по 100 тысяч тонн серы, несколько тысяч тонн цинка, свинца. Если посмотреть структуру бюджетных отношений в самом Кыштыме, окажется, что Вольхин также имеет необъяснимые льготы. Где в таком случае справедливая конкурентная среда? Они предлагают более высокие цены на сырье. И хотя берут его только около 80 тысяч тонн, все равно это ломает рынок. Владельцы сырья, конечно, предпочтут тех, кто платит больше. Это же ненормально: в Кыштыме создают себе сверхприбыли и при этом уверяют: "Мы - за народ".

-- Что все-таки побудило вас "зайти" в Карабаш?

-- Это рынок, и мы с КМЭЗ на нем конкуренты. А как в законных рамках "нейтрализовать" конкурентов - дело хозяйствующих субъектов. Мы купили комбинат. Не украли, заметьте. При этом у нас эту собственность увели. Поэтому законно требуем вернуть. В таком случае появится предмет для разговора. Сейчас его нет.

Кстати, в августе 2001 года я уже встречался с Александром Ивановичем и сказал ему тогда, как можно договориться. Вольхин записал все в свою тетрадь и уехал думать. Полтора года прошло. Ни личных встреч, ни телефонных бесед больше не было.

-- Если не секрет, какое предложение тогда звучало?

-- Оно касалось ведения совместного бизнеса на базе имущества, которое у Вольхина есть. В его руках сосредоточен контрольный пакет, доверенный коллективом. Я предложил: выкупим эти акции, построим совместный бизнес на основе паритета, и работай директором, если нравится.

-- Поговорим о публикации в газете "Монд". Она представляет УГМК в не очень выгодном свете.

-- Чтобы вы знали: страница в этой газете стоит 25 тысяч долларов.

-- Считаете, заказ?

-- Почему считаю? Знаю. Был иск в нью-йоркском суде. Американцы полагают возможным принять заявления двух граждан России, устроив разбирательство на своей территории. Но УГМК к этой истории не имеет никакого отношения. Податели иска - господа Хайдаров и Живило - оформили претензии к "Русскому алюминию" и Махмудову как к физическому лицу. Ко мне и к компании претензий не было. Кстати, суд в Нью-Йорке истцы проиграли.

Политический мониторинг

Как стало известно "Челябинскому рабочему", аналитики УГМК подготовили любопытную таблицу, взглянуть на которую, думается, не отказались бы представители нашей региональной элиты. На ней квадратиками и стрелками обрисована ситуация на Южном Урале, хозяйственные (и не только хозяйственные) связи. Это, так сказать, рабочий инструмент, подсказка, позволяющая в любой момент в динамике представить целостную картину и, соответственно опираясь на "концентрированные" знания, следовать выгодным компании курсом. Но делать это, судя по всему, предполагается, включив и политические рычаги. По словам осведомленного источника, участие в выборных кампаниях на территории нашей области не противоречило бы принципам УГМК. Депутаты, считают свердловские топ-менеджеры, как минимум смогут написать запрос на действия чиновников, как максимум - выразить близкую им самим точку зрения.

Первые выборы, где может проявиться ресурс УГМК, состоятся в декабре - это ближний рубеж, на котором в борьбу вступят кандидаты в Государственную Думу. По логике свердловчан больше должен интересовать Кыштымский избирательный округ, там ими уже отвоеван плацдарм и четко просматриваются экономические интересы. Какими, однако, видятся шансы? Один из аналитиков УГМК сделал такой расклад: "Возможно, в округе снова попробует силы Гришанков. Говорят также, что гендиректор КМЭЗ Александр Вольхин намерен составить ему конкуренцию. Может появиться и сильная фигура, доселе неизвестная. Но если решим помочь кому-то - непринципиально будет, свой ли это кандидат или нет. Главное, чтобы он предложил программу, которую мы смогли бы разделить".

С таким человеком велись предварительные переговоры. Но чем завершились? Вопрос без ответа. Несколько месяцев назад фамилия возможного союзника не называлась. Можно предположить - отчасти из дипломатических соображений, а отчасти во избежание ненужного фальстарта.

О персоналиях на место в Желтом доме представитель свердловского лагеря высказался достаточно подробно. Хотя "список" этот не сильно отличается от тех, что уже звучали в прессе.

Разноплановым политиком и бизнесменом считается сенатор Александр Аристов. О нем не так много пишут, но он, даются оценки, человек влиятельный. Что-то в силу особенностей характера получается у Юревича. Однако здесь возможны очень интересные повороты. Несмотря на заявления первого вице-премьера российского правительства Виктора Христенко, все же не исключается, что на следующие губернаторские выборы он может пойти. Десять лет в правительстве - большой срок. Смена кабинета все равно произойдет. Если ему не предложат премьерства, то почему бы и нет? Тем более, что область "он тоже мониторит довольно плотно". В УГМК знают лица и предприятия, которые находятся в поле его зрения. Называются ЧТПЗ, цинковый завод, ММК, "Магнезит", ракетный центр в Миассе, КПДиСК, Златоустовский металлургический завод, "Уфалейникель", "Связьинформ".

Виктору Борисовичу, впрочем, не надо следить за каждым из производств отдельно, достаточно держать руку на пульсе политической ситуации в целом. Но если он или кто-то из известных уже персонажей не согласятся выдвигаться в губернаторы, может появиться фигура, не очень заметная на сегодняшний день. К примеру, руководитель местного отделения "Единой России" Георгий Лазарев - многие понимают, кому он близок.

Допускается также, что на следующие выборы пойдет действующий губернатор. Но, просчитывают перспективу соседи, как встретит эту новость бизнес или некоторые его представители? Нельзя не учитывать и другие "особенности момента". Контакты с хозяйственниками плавно движутся в сторону окружного руководства. Это отдельный разговор - о месте федеральных округов в корпоративной России, только без него нельзя математически рассчитывать будущее.

Есть такое мнение: президент В. Путин видит страну корпоративной. В Москве сидят люди, которые знают, что и как делать. С них за действие или бездействие и спросить можно. А с представителей местных элит? Поэтому ограничивается влияние губернаторов. Каким образом? Один из путей состоит в том, чтобы "откорректировать" полномочия и влияние на бизнес. Сделать это просто. Надо начать системный диалог о том, что необходимо власти и бизнесу, проводить "круглые столы", окружные форумы, другие встречи. И тогда люди чаще станут смотреть на округ. Потому что у полномочного представителя президента дорога в Кремль короче и пролоббировать любой вопрос восемь "государевых людей" могут эффективнее, чем несколько десятков губернаторов. Это лишь один штрих к пониманию процессов.

А нынешнее положение таково. Очень хороших отношений, как представляется наблюдателям, у свердловской компании в области нет ни с кем. Есть плохие - с администрацией. И напряженные - с областной прокуратурой. На уровне разговор были контакты с некоторыми предпринимателями, в том числе Юревичем, Гартунгом, возглавляющим партию пенсионеров. Эта партия в Свердловской области заняла одно место в Законодательном собрании. При этом в региональном парламенте даже СПС никак не представлен. Поэтому, жизнь учит, отношения надо поддерживать. Но общего бизнеса нет.

В преддверии возможной политической активности в области УГМК не сформировала медийный ресурс. "Деловой Урал" приобрел один из ее менеджеров, но как физическое лицо. Забрал газету в Екатеринбург с желанием сделать ее окружным экономическим изданием, без политики.

Подготовка телепередачи "Деловой Урал", которая выходит на канале "Югра", финансируется из того же источника. Но к владельцам челябинских масс-медиа руководители УГМК за помощью как будто не обращались. Бывает обмен информацией. Это, однако, считается нормальной практикой.

Из досье "Челябинского рабочего"

Махмудов Искандер Кахрамонович. Родился в Бухаре в 1963 году. Окончил Ташкентский университет, факультет востоковедения. Работал в системе Министерства внешнеэкономических связей СССР, представляя страну на Ближнем Востоке (Ливия, Ирак). Владеет арабским и английским языками.

В российском бизнесе с 1990 года. В 1996-м стал генеральным директором Гайского горно-обогатительного комбината. В 1999-м вместе с партнерами создал Уральскую горно-металлургическую компанию, президентом которой стал с момента ее основания.

Козицын Андрей Анатольевич. Родился в Верхней Пышме в 1960 году. Окончил Свердловский горно-металлургический техникум, металлургический факультет УГТУ-УПИ. На комбинате "Уралэлектромедь" с 1979 года. Начинал слесарем. С 1995 по 2002 годы - генеральный директор. Был признан победителем областного конкурса "Лидер в бизнесе" в личной номинации "Олимп".

Награжден орденом Дружбы. За благотворительную деятельность - Орденом Святого Благоверного Князя Даниила Московского III степени, Орденом Сергия Радонежского III степени. Медаль "За спасение утопающих" ему была вручена в 14 лет.

Сегодня А. Козицын - генеральный директор ООО "УГМК-Холдинг", президент Союза предпринимателей металлургического комплекса Свердловской области, член президиума Ассоциации металлургов России и экономического совета при губернаторе Свердловской области, председатель комитета по металлургии Торгово-промышленной палаты РФ, почетный гражданин Верхней Пышмы. Кандидат экономических наук. Женат, воспитывает дочь. Увлечения: история, спорт, охота.

От редакции

Очевидно, что крупный капитал не собирается останавливаться на пороге области. Все больше становится предприятий, контроль над которыми берут иногородние собственники, и это ограничивает возможность региональной власти влиять на экономическую ситуацию в целом.

Считается, что глобализация экономики - процесс объективный. Но можно ли в рынке управлять им, формируя иной экономический ландшафт? Хотя бы корректировать аппетит крупного бизнеса, создавая режим наибольшего благоприятствования "хорошим" олигархам, чтобы избежать негативных последствий для самой территории? Или эти попытки заранее обречены на неудачу? "Челябинский рабочий" приглашает бизнесменов и политиков к продолжению разговора.

Информация управления региональных общественных связей УГМК:

"Ежегодно на социальные нужды компания направляет порядка 600 миллионов рублей. Силами головного предприятия - ОАО "Уралэлектромедь" - в Верхней Пышме построены храм Успения Пресвятой Богородицы и Медная мечеть Исмаила Бухари. С Патриаршего благословения на Ганиной Яме, месте уничтожения останков семьи последнего русского императора, возводится храмовый комплекс во имя Святых Царственных Страстотерпцев. "Уралэлектромедь" принимает участие в строительстве храма на Крови в Екатеринбурге, восстановлении культурно-исторического и духовного наследия Верхотурья и Невьянска.

Третий год действует созданный по инициативе УГМК благотворительный фонд "Дети России", дающий путевку в жизнь молодым талантам, а также реализующий программы помощи детям из социально неблагополучных семей.

На предприятиях компании работают сотни секций, открыты спортивные залы, плавательные бассейны. Конно-спортивный клуб УГМК считается одним из лучших не только в России, но и в Европе, а клуб борьбы самбо и дзюдо служит базой для подготовки сборной Свердловской области".

Комментарии
Комментариев пока нет