Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Букет на заказ дешево, смотреть варианты >>
Доставка кормов для обак: подробности здесь.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Якуб Ахтямов: ««Все мои поступки и решения предопределялись моими клятвами самому себе»

14.01.2012
Основоположник отечественной вермикулитовой промышленности Якуб Ахтямов остался благодарен судьбе, за то что она не была «бесцветной и легкой».

Основоположник отечественной вермикулитовой промышленности Якуб Ахтямов остался благодарен судьбе, за то что она не была «бесцветной и легкой».

Сын ахуна

Якуб Ахтямов родился 100 лет назад, 9 января 1912 года, в городе Зайсан, в восточной части нынешнего Казахстана, а тогда - на окраине Российской империи. Его отец Ахмед-Заки был городским главой мусульманского духовенства - ахуном и муллой мечети, построенной на его собственные пожертвования.

Якуб был младшим ребенком в большой высокообразованной семье. Четыре его сестры имели высшее образование. Преподавали в школах математику, литературу, татарский и русский языки.

В Зайсане мирно уживались люди многих национальностей - русские, казахи, татары, китайцы. А между двумя религиями - исламом и православием - существовало как бы негласное соревнование, но в чем - в благочестии!

Сам городок у склонов Алтая, каким помнил его всю жизнь Ахтямов, утопал в зелени, а посередине его делила чистейшая речка Жиманай. По воскресеньям и праздникам в парке играл гарнизонный духовой оркестр. По аллеям, усыпанным желтым речным песком, чинно прогуливались мирные граждане, военные с дамами, кавалеры с барышнями. На зеленых парковых лужайках резвилась молодежь, дети...

Отец маленького Якуба был очень уважаемый в городе человек. Он дважды совершил хадж, построил величественную мечеть, женскую и мужскую школы, в совершенстве владел арабским, татарским и неплохо говорил по-русски и по-казахски. За активную просветительскую деятельность Ахмед-Заки дважды получал награды Российской империи, одну из которых ему вручал сам Николай II. Ко всему прочему был предпринимателем, владел кирпичным заводом.

Новая жизнь

В 1921 году у семьи конфисковали все имущество. Мать Якуба, взяв семерых детей, уехала в Ташкент. Но это не спасло их, никогда не знавших нужды, от голода. А отец остался в своей мечети. Флигель дома Ахтямовых, одного из самых красивых в Зайсане, занял председатель местной ВЧК…

В Ташкенте у Якуба появилась мечта. Настоящая, всепоглощающая. Нет, о прошлом не могло быть и речи, даже 10-летний ребенок это понимал. Якуб вдруг страстно захотел стать инженером. Маленький Якуб даже уговорил своего приятеля ехать вместе с ним в Америку, чтобы выучиться на инженеров. Но родители вычислили планы фантазеров, и Якуб поехал в Троицк, где жила его старшая сестра.

Здесь мальчик поступил в школу, быстро наверстав упущенное, выбился в отличники и даже удостоился экскурсии со школой в Москву как раз в те дни, когда умер Ленин. Такие символические сближения с большой историей будут в его жизни еще не раз…

«С самого детства, на собственном опыте я убедился в том, что никакой труд не может унизить человека, а если у тебя есть цель, как в том раннем детстве, то цель эта поможет тебе преодолеть трудности жизни», - писал позднее Ахтямов.

Чтобы не обременять семью сестры, Якуб в шестом классе правдами и неправдами устроился учеником слесаря на консервный завод. Теперь в первой половине дня он учился, все так же прилежно, а с четырех дня до десяти вечера - работал.

Окончив семилетку и одновременно получив третий слесарный разряд, Якуб вернулся к матери в Ташкент. И снова приходит на завод, где осваивает уже токарное ремесло.

И здесь он не расстался со своей мечтой о поступлении в институт, а значит, обязан был проявить себя не только в труде, но и на общественной работе. И вот он уже член бюро завода и райкома комсомола, цехсекретарь. Первый свой отпуск в 1930-м он проводит за учебниками. Предел мечтаний - быть хотя бы студентом-заочником. По-настоящему студенческая жизнь тогда была привилегией только для так называемых «парттысячников» и «пятисотников» профсоюза, заслуженных членов партии.

Но судьба отблагодарила Якуба за целеустремленность. На пуск нового механического цеха приезжает председатель Совнаркома Узбекской ССР Ф. Ходжаев. Удивленный тому, что этот молодой паренек - уже «мастер», большой руководитель дает Якубу буквально путевку в жизнь - направление в Ленинградский политехнический институт.

Ленинград

Учеба в институте давалась Якубу легко, и он решил учиться на двух факультетах сразу - металлургическом и машиностроительном.

10 сентября 1934 года, вернувшись с занятий, Якуб обнаружил на подушке записку: «Приехал дядя, приезжай... Невская 54, кв. 16».

Это был отец, которого Якуб не видел, кажется, целую вечность.

Несколько дней, проведенных вместе, стали воспоминаниями о той, навсегда ушедшей жизни. Спустя три года отца в возрасте 86 лет расстреляли как «врага народа»…

Убийство Кирова в 1934 году взбудоражило страну. А еще больше - Ленинградский политех, ведь убийца учился здесь по партнабору, Ахтямов даже знал его. В Ленинград приехал Сталин. Якуб стоял в третьем кольце оцепления: «Сталин - небольшого роста, типичный грузин, лицо темное, рябое, голова как-то ушла в плечи, выглядел жутко - что-то абсолютно далекое от парадных портретов «отца народов». Все замерли в жуткой тишине. Сталин, в окружении своих сателлитов, за гробом убиенного соратника прошел в двадцати шагах от меня».

Ахтямов не смог бы скрыть, даже если и захотел, свое «неправильное» классовое происхождение. Однако старался нигде о нем не упоминать. Наступавшие мрачные времена делали этот факт биографии и вовсе смертельно опасным…

Магнитка

Уже на преддипломной практике на Магнитогорском металлургическом комбинате Якуб проявил себя так, что ему предложили тут же должность главного механика цеха. Но он решил сначала защитить диплом (что получилось блестяще), и только потом вернулся в Магнитку. А вскоре заставил удивиться самого директора комбината, сделав, как сам говорил, от скуки, толковое рацпредложение. Парню, что называется, дали ход.

Однажды на комбинат приехала икона советского кино - великая Любовь Орлова. Ахтямов вспоминал: «Ее привели в наш цех. Меня представили, предварительно, должно быть, рассказав о моих успехах. Она поглядела на меня и говорит: «Не может быть, чтобы такой юноша командовал таким сложным цехом и бородатыми инженерами... Вы, вероятно, шутите!»

Была еще одна историческая встреча на ММК - с «соратником Ленина и Сталина» Серго Орджоникидзе. «После торжественной части директор представил меня Орджоникидзе. Нарком положил мне руку на плечо и говорит: «Вот наша молодежь, наша опора в движении к великой цели - коммунизму», - и долго не отпускал от себя...»

«На выход, вражина!»

Встречу с Орджоникидзе Ахтямову очень скоро вспомнили…

Возвратившись из первого отпуска, он устроил застолье для друзей. И в самый разгар веселья в дверь постучали. На пороге - двое в черных плащах, в надвинутых на глаза кепках. Ордер на обыск и арест: «На выход, вражина!» 27 октября 1938 года прежняя жизнь Ахтямова закончилась.

В подвал НКВД Ахтямов попал уже в седой прядью в копне черных волос. Это в 26-то лет! Ахтямов сразу решил «выдержать все, что бы ни было, лучше умереть, чем нести всю жизнь позор, груз предательства на себе».

«Мне был подан список на двадцать человек «соучастников», в основном начальников станов, цехов и моих друзей. Я перечеркал только что написанное и положил ручку на стол».

Его били, обливали холодной водой, морили допросами. Вкупе с чудовищными условиями содержания и питанием, достаточным только для поддержания жизни, это была пытка.

«Невозможно не только описать, но даже вообразить это безысходное состояние физически и духовно опустошенных, доведенных пытками до крайнего отчаяния существ, пребывающих в абсолютной изоляции от мира», - вспоминал Ахтямов.

Он не сдался. И это его спасло от обвинений в терроризме и покушении на Орджоникидзе. 26 января 1940 года Ахтямов был осужден на три года исправительно-трудовых лагерей «за антисоветскую деятельность».

Каторга

Этапом Ахтямова отправили в Сибирь, традиционное место русской каторги. Но «Записки из Мертвого дома» Достоевского - курорт по сравнению с теми условиями, в которые попадали теперешние политзеки.

«Проснулся ночью от возни по соседству и стонов, - вспоминал Якуб Ахмедович. - Кто-то умирал, звал кого-то родного…»

Каждый день умирал кто-то из доходяг. Ахтямов и сам был почти доходягой. До ареста он весил 72 кг, а теперь - 34. Даже дойти до леспромхоза и не умереть - уже подвиг. А там - целый день тяжелой физически работы на морозе.

И вновь Ахтямов дает себе обещание: «Я все перенесу».

От выполнения плана зависел размер пайка для всей бригады. И тут сработала инженерная смекалка Якуба. Он придумал, как с наименьшими затратами физического труда ускорить процесс. Бригаду поставили на высший паек - один килограмм хлеба. Но месяца через два нормы пересмотрели, повысили...

А Ахтямова заметили. И в мае 1940 года перевели на строительство бараков и гидролизного завода. Следующее его рацпредложение буквально спасло стройку. Ахтямов придумал способ монтажа гигантских автоклавов без кранов! Сколько чиновных голов спасло это рацпредложение - можно только гадать. В благодарность лагерное начальство поставило Якуба Ахмедовича на трехразовое питание в столовой, ему выдали новое обмундирование, а позже даже назначили начальником механического цеха!

И, тем не менее, несвобода тяготила. Как только началась война, Ахтямов попросился на фронт. Получил отказ. В октябре срок заключения заканчивался, но, видимо, начальство не хотело терять грамотного специалиста, и ему дали новый срок - еще три года за якобы «антисоветские поступки»…

По другую сторону «колючки»

«Освобождение наступило как-то неожиданно, - вспоминал Якуб Ахмедович. - Меня вызвали к начальнику строительства. У него сидел главный инженер управления НКВД Красноярского края. Смысл нашего разговора был следующий: мне предложили остаться на прежней работе в системе Промстроя НКВД СССР. Я не без колебаний согласился с этим предложением». А спустя два месяца, в декабре 1948 года, Ахтямова направляют на очередную стратегическую стройку - в Нижний Тагил на монтаж блюминга.

Его поселяют в шикарный гостиничный номер, на завтраке в столовой есть даже пирожные - это в полуголодное-то время! За соседними столиками - полковники НКВД (а начальник треста «Тагилстрой», между прочим, имел звание генерала). «Я, бывший зек, еще недавно мотавший свой срок на лагерных нарах, теперь завтракал на равных с бывшими мучителями! - поражался Якуб Ахмедович. - Судьба как бы горько подшучивала надо мной»…

Появилась возможность переписываться с родными. Вскоре в Нижний Тагил приехала сестра Якуба и как бы между делом рассказала о хорошей девушке из хорошей семьи по имени Наиля, студентке пединститута и племяннице Шахзаде Бабича, знаменитого татарского поэта. Нашлась у сестры и фотография девушки, вместе с адресом.

Началась переписка. И через некоторое время Якуб и Наиля, которая на 12 лет младше, подружились. Им оставалось лишь встретиться, чтобы полюбить друг друга на всю жизнь. Это и случилось вскоре во время командировки Якуба в Челябинск. Свадьбу сыграли не откладывая - мало ли что…

Между Ташкентом и Челябинском

А вскоре молодые уехали в Ташкент, где жили родственники Якуба. Однако устроиться на работу бывшему «врагу народа» было непросто. Наконец на ситцепечатной фабрике Ташкентского текстильного комбината ему нашлось место начальника ремонта. К тому времени Якуб стал отцом - в семье родилась дочь Галия.

Ему хотелось работать по специальности, а в Узбекистане начались разговоры об «укреплении» руководящего состава национальными кадрами, пошли кляузы, анонимки.

И вот снова Челябинск - на «Станкомаше», ему дали должность начальника кузнечно-прессового цеха. Скорее всего, потому что никто не хотел идти в цех, где царила разруха. Но у Якуба Ахмедовича другой взгляд: «Это удручающее положение производства меня и воодушевило». Цех вскоре вышел в передовики, туда потянулись люди, а сам Ахтямов дал волю своей страсти - исследованиям и рацпредложениям. Производительность увеличилась, улучшилось качество продукции. В семье же снова случилось пополнение: родился сын Рашид…

И вот тут бы жить да трудиться, но пошли анонимки в компетентные органы и Минобороны: на режимном заводе цехом руководит бывший «враг народа». Ахтямову в двухдневный срок было предписано уволиться, сдать квартиру и, желательно, исчезнуть из города…

Реабилитация

Директором Челябинского металлургического завода работал друг Якуба по Магнитке К. Бурцев. Его фамилия тоже была в списке «врагов народа», который Ахтямов отказался подписать. Удача! Но этот самый «друг» даже не подал ему руки. «Не один он был таков. Жизнь его сделала таким. И Бог ему судья. Однако я ни на секунду не пожалел, что столько выдержал испытаний, в том числе из-за него в подвалах НКВД».

В поисках места работы по своему профилю Ахтямов в те годы доехал даже до Ашинского метзавода. Но и там получил отказ.

«Это были тяжелые, гнетущие годы, годы отверженного, чужого, гонимого людьми всюду» До самой реабилитации Якуб Ахмедович ни словом не обмолвился родным об этих мытарствах: «Иначе это была бы трагедия для них»…

В 1957 году случилось одно из самых важных событий в жизни Ахтямова - долгожданная реабилитация. Что, помимо прочего, для него означало и возможность полноценной научной работы. Он сразу устраивается в созданный в Челябинске Уральский филиал академии строительства и архитектуры СССР, позднее институт «УралНИИстромпроект».

Вермикулит

Его, «ахтямовская», тема возникла из наблюдательности и любопытства.

«В бытность главным инженером базы механизации я часто ездил в командировки в город Вишневогорск. При подъезде к городу высилась гора блестящих на солнце минералов. Это были отходы от разработок американцев, добывавших в 30-е годы жильный вермикулит. Здесь вручную отбирали крупные кристаллы, а затем вывозили морем через Ленинград в Штаты.

По рассказам местных жителей, этот минерал любопытно ведет себя под воздействием огня - вспучивается, шевелится, как живой червяк, отсюда и его название - вермикулит («вермикуларис» по латыни - червеобразный).

Воображение мое разыгралось. Зная, что есть невосполнимый спрос на теплоизоляционные материалы, я решил заняться этим минералом», - вспоминал Ахтямов.

Вскоре он сконструировал установку для вспучивания вермикулита. Ее сразу же купил завод ЖБИ № 1. Более миллиона квадратных метров жилья в Челябинске было построено благодаря этой установке!

В 1961 году в институте появилась лаборатория вермикулита, которую возглавил Якуб Ахмедович. Спустя 10 лет он защитил кандидатскую диссертацию.

Ахтямов и его коллеги изучали чудо-минерал, создавали технологии, раскрывающие его возможности. Установки Ахтямова работали более чем на 20 предприятиях страны. Экономический эффект от них составил сотни миллионов рублей по ценам 1985 года! Лицензии на технологии, разработанные Ахтямовым, были проданы в Испанию и Австралию. Там же работают промышленные линии, изготовленные на опытном заводе института. Вот она, инновационная экономика, о которой мы так часто сегодня говорим!

В 1978-м Я.А. Ахтямов был удостоен премии Совета Министров СССР «За исследование, разработку технологии и внедрение в народное хозяйство вермикулита и изделий на его основе». В его послужном списке - 43 изобретения, два патента США, около 150 трудов и научных публикаций, золотые и серебряные медали ВДНХ, звание заслуженного изобретателя СССР, результаты его исследований и разработок не раз становились темами докладов на международных конференциях.

С применением вспученного вермикулита созданы новые технологии и новое нестандартное оборудование для производства высокоэффективных жаростойких изделий и пожарозащитных смесей. Вермикулит применяют как адсорбент газообразных и жидких промышленных отходов. Он незаменим в атомной промышленности. В сельском хозяйстве вермикулитом улучшают структуру почв. И за большинством свойств и сфер применения стоит имя челябинца Якуба Ахмедовича Ахтямова. «Википедия» называет его создателем вермикулитовой промышленности в России.

Сегодня дело жизни отца продолжает сын. Рашид Ахтямов - как и отец, он изобретатель и ученый, кандидат технических наук.

Якуб Ахмедович прожил почти 91 год. В 85 лет он еще работал и писал мемуары, которые я использовал в написании этого материала. Закончить же хочу двумя ключевыми мыслями Ахтямова. Первая: «Все мои поступки и решения предопределялись моими клятвами и зароками самому себе». И вторая: «Я судьбе своей благодарен за то, что она не была бесцветной, серой, однообразной, легкой, без борьбы и побед».

Комментарии
Комментариев пока нет