Новости

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

По информации "Фонтанки", "горит склад с греющим кабелем".

После этого разбойник вырвал у пострадавшей сумку и скрылся.

Пьяные мать и отец морили малыша голодом, теперь им грозит лишение родительских прав.

Накануне 28-летний сожитель жестоко избил местную жительницу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Лучшие мастера парикмахеры, подробности здесь.
Установка пластиковой ванны в ванную в Екатеринбурге на http://ekb.youdo.com/.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Зачем морскому летчику крючок

06.02.2012
Здесь все под грифом «Совершенно секретно». Это неудивительно, ведь речь идет о защите морских границ нашего государства

Здесь все под грифом «Совершенно секретно». Это неудивительно, ведь речь идет о защите морских границ нашего государства. Крупнейшую авиационную базу Тихоокеанского флота, расположенную в Приморском поселке Николаевка, называют надежным щитом восточных рубежей России. Корреспонденту «Челябинского рабочего» довелось побывать там, где не ступала нога журналиста.

В лексиконе морских летчиков нет слова «последний». «Крайний раз», «крайний вылет»… - такова традиция. Меня просят тоже запретное слово не произносить. А еще просят каблуками не стучать… Иду на цыпочках, затаив дыхание. Мы поднимаемся в командно-диспетчерский пункт, где осуществляется управление связью. Святая святых авиабазы. На экране - все суда: и воздушные, и морские. За окнами - взлетно-посадочная полоса. То и дело взлетают и приземляются военные «Илы». Разговаривать тоже нельзя. В режиме нон-стоп идет аудиозапись. Фиксируются все переговоры и команды диспетчеров.

Визуально знакомлюсь с системой обвалования. Заградительные земляные валы - капониры - надежное укрытие для военных самолетов, способное защитить от ударной волны. Базу охраняют контрактники, матросы-срочники не задействованы. На взлетной полосе несут вахту наблюдатели. Их задача - следить за порядком, который очень любят нарушать птицы. Помогают отвадить пернатых и пугала, облаченные в форму.

Как выглядят «умные» торпеды, которые сами находят цель и могут ее уничтожить на глубине до 600 метров, я теперь тоже знаю…

Наконец, можно поговорить. В штабе меня встречает исполняющий обязанности командира авиабазы подполковник Владимир АРБУЗОВ. Человек легендарный. Им гордятся, с него берут пример. Владимир Александрович дает первое в своей жизни интервью, приоткрывая завесу полной секретности...

- Как стать образцовым морским летчиком, не поделитесь?

- Секрета нет. Просто надо любить морскую авиацию. Вырос я в семье военнослужащего, в гарнизоне. Отец тоже был летчиком морской авиации. Я с детства любил смотреть на самолеты. В три года папа впервые посадил меня за штурвал. Не своего, конечно, воздушного судна, гражданского. Тогда, видимо, и был предрешен мой профессиональный путь. По окончании летного училища приехал в Николаевку. Потом в Питере поучился в военно-морской академии. Вернулся в авиаполк на должность командира эскадрильи. Карьерный рост продолжился. Вообще у нас правило: каждый военнослужащий должен знать и уметь на одну ступень выше занимаемой должности.

- То есть, будучи и.о. командира, про авиабазу вы знаете все?

- Все знать невозможно, но к этому стремимся.

- Сколько на вашем счету боевых вылетов?

- Честно говоря, не считал. Да и невозможно, наверное, это сделать. Летаю давно, с 1996 года. Опыт богатый. Могу сказать, что частенько доводилось выполнять в океане задачи воздушной разведки боевых кораблей США, Кореи и Японии. Обеспечивали выход в море наших стратегических подводных крейсеров. В этих вылетах являюсь командиром экипажа.

Структура у нас сложная. Помимо разведки есть еще и транспортная авиация, и противолодочная. В общем, действуем в зависимости от задач, которые перед нами ставит руководство Тихоокеанского флота. И плановые задачи выполняем, и внеплановые.

- С экстримом в полетах сталкивались?

- Разные бывают ситуации: и отказы двигателей, и плохие метеоусловия. Что бы ни было, летчик должен быть хладнокровным и спокойным. Для этого мы молодые экипажи и готовим, ставим на крыло, что называется. Сначала - в простых погодных условиях, потом - в более сложных. И в самых сложных. «Минимум погоды» - это когда очень низкий нижний край облачности - порядка 100-150 метров. Ну и видимость - от одного до полутора-двух километров.

- А когда двигатель отказывает… что делать?

- Их четыре, хочу уточнить. Чтобы все сразу отказали… такого, на моей памяти, не было. У каждого летчика своя психология, определенное моральное состояние. Но ребят, с которыми летаю, всегда приучаю к главному: что бы ни случилось, главное - спокойствие. Оцениваем обстановку, принимаем грамотное решение, продолжаем полет - словом, действуем согласно инструкции. Если начнешь паниковать, из этого ничего хорошего не выйдет. Ко всему надо быть готовым. Для этого на земле тренируемся на тренажерной авиационной технике. У летчика все должно быть отработано до автоматизма, плюс хорошие знания в голове. Есть такое выражение «победа в воздухе куется на земле». Если на земле отработал на «пятерку», значит, в воздухе… отработаешь на «четверку».

- Что сложнее: взлет или посадка?

- Взлет опасен, полет приятен, посадка требует повышенного внимания. Если ты уже оторвался от земли - получаешь удовольствие. А садиться, бывает, приходится и вслепую. Только по приборам заход при минимальной видимости.

- У каждого летчика есть НЗ. Давно хотела узнать, что входит в его состав?

- Туда много чего входит: и галеты, и сахар, и крючки для ловли рыбы. Леска, грузила, спички, компас, опреснители. После применения последних морскую воду можно пить. Вкус, конечно, не такой, как у родниковой, но, во всяком случае, от обезвоживания спасает. Просто так из моря же не попьешь.

- Поговорим о грустном. Закрываются военные училища, нет смены… Каким вам видится будущее?

- На сегодняшний день на авиабазе средний возраст летного состава 25-29 лет. Это тот возраст, когда летчик, штурман, специалист летной деятельности еще мастерства определенного не достиг, а только набирается опыта. Те, кто прослужил долгие годы и мастерством обладает, к сожалению, уже уволились или готовятся к увольнению. Есть и промежуточное звено, к которому я, кстати, тоже по возрасту отношусь - мне 38. Все зависит о политики государства. Состав вооруженных сил рассчитываем не мы. Состав этот должен быть способен решать поставленные задачи. Все надо анализировать, смотреть, сколько в планах выпускников, сколько увольняемых, чтобы численность штата (а он у нас укомплектован сейчас на сто процентов) поддерживалась. Реформирование - это неплохо для государства. Оно призвано обеспечить оптимальный количественный и качественный состав вооруженных сил.

- То есть будущее вам видится оптимистичное?

- Я всегда оптимистично ко всему отношусь (смеется).

- К форме Юдашкина тоже?

- Лично я ее не одобряю. Один погон на груди, в частности. Тогда бы уж лучше просто бирочки писали - «майор Иванов»…

- Она хоть теплая?

- …(отрицательно мотает головой).

- Враг есть сейчас у России?

- Определенного потенциального врага у нас на сегодняшний день нет. Возможны локальные конфликты на отдельных направлениях. Масштабной войны, в принципе, не ожидается, хотя мы готовы ко всему. Сейчас в основном ведется другая война - информационная.

- А японцы - грозная сила?

- У них сейчас своих проблем хватает в связи с Фукусимой. Но по-прежнему претендуют на часть Курильских островов, которые якобы им принадлежат. Наше правительство отстаивает свои интересы. Естественно, никто никому просто так ничего не отдаст.

- Когда и на что в морской авиации будут менять «Илы»? Они же 1969 года выпуска...

- Пока информация противоречивая, но до 2020 года обещали, что поменяют. Произойдет модернизация самолетов нашего типа. Будет также выпускаться «Ил-38», только с новой поисковой системой, новым оборудованием. Конструкторское бюро Илюшина дало в свое время очень хороший самолет. Он считается самым надежным. Простой в управлении, много дублирующих систем. Самое главное, как я уже сказал, четыре двигателя. Аварий и катастроф по вине этой авиатехники не было.

- Какое мужество надо иметь женам морских летчиков!..

- Вы правы. Быть женой летчика, который от родного дома на несколько тысяч километров, непросто. Конечно же, переживают наши жены. Но мы стараемся их не подводить. И благодарим за то, что хватает терпения делить с нами все тяготы и лишения.

- Какой-нибудь ритуал перед вылетом совершаете?

- Перед вылетом командир экипажа строит экипаж, доводятся до сведения указания, меры безопасности, особенности выполнения полетного задания. Как такового ритуала нет. Хотя… Когда летчик первый раз поднимается в воздух на самолете, кое-какие действия мы производим. Правда, они не совсем приличные...

- Ну пожалуйста!

- Экипаж берет летчика за руки за ноги и… задним местом стучит о переднюю стойку колеса. В соответствии с номером воздушного судна. К примеру, бортовой номер 06 - шесть раз ударяют. Такова традиция. А еще есть традиция - никогда не думать о плохом. Не только на службе, но и вообще в жизни.

Комментарии
Комментариев пока нет